ЦИКничный расчет: власть решила не сдавать Приморье без боя

Пересчет голосов выявил бы массовые фальсификации, за которые, по идее, кому-то пришлось бы отвечать

19.09.2018 в 20:01, просмотров: 11134

Центризбирком объяснил свою рекомендацию признать прошедшие в Приморье выборы недействительными тем, что «в сложившейся ситуации невозможно достоверно определить результаты волеизъявления избирателей». Но в арсенале ЦИК были и другие методы реагирования на чрезвычайную ситуацию. Элла Памфилова и ее команда — а, пожалуй, и вся федеральная власть — явно выбрали компромиссный вариант.

ЦИКничный расчет: власть решила не сдавать Приморье без боя
фото: Наталья Мущинкина

Напрашивавшимся решением был пересчет голосов, на чем, собственно, и настаивает соперник и.о. губернатора Тарасенко Андрей Ищенко, считающий — и не без основания, — что у него украли победу. Закон вполне допускает такую возможность. Причем если бы региональный избирком заартачился, ЦИК мог бы сделать это своей властью.

В принципе решение о полной отмене итогов выборов тоже не выходит за рамки закона. Один из его пунктов содержит, правда, на сей счет некоторые ограничения. Согласно ему, результаты выборов аннулируются в случае признания их недействительными «на части избирательных участков», на которые приходится «не менее чем одна четвертая часть от общего числа избирателей», внесенных в списки в соответствующем избирательном округе.

В Приморье, по версии ЦИК, результат невозможно установить на 13 участках, к которым «приписано» 24 тысячи человек, а это никак не четверть: всего в Приморье зарегистрировано 1,46 миллиона избирателей. Но у той же статьи закона есть еще один пункт, предусматривающий отмены итогов просто «в случае, если допущенные... нарушения не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей». Что дает достаточно большой простор для интерпретации.

Однако пересчет существенно сэкономил бы и время, и немалые бюджетные деньги — по нынешним кризисным временам для региональной казны совсем не лишние. Правда, с огромной вероятностью выявил бы массовые фальсификации, за которые, по идее, кому-то пришлось бы отвечать.

На такой случай законодатель припас в Уголовном кодексе аж три статьи с говорящими за себя названиями: 141-я («Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий», 142-я («Фальсификация избирательных документов, документов референдума») и 142.1 («Фальсификация итогов голосования»). Первая сулит нарушителям закона до пяти лет лишения свободы, остальные — до четырех.

В принципе даже без пересчета у приморских избиркомовцев могут возникнуть серьезные проблемы. Не случайно ведь заместитель председателя ЦИК Николай Булаев призвал кандидатов на пост губернатора Приморья пожалеть председателей участковых комиссий, на которых были выявлены нарушения, и отозвать поданные на них заявления в правоохранительные органы: «Эти люди ни в чем не виноваты... Привлекайте членов участковых комиссий в качестве свидетелей, ищите истинных виновников этих нарушений».

Но если при таком точечном, индивидуальном подходе возможны различные варианты развития событий, то тотальная перепроверка не оставит правоохранителям иного выбора, кроме возбуждения массы уголовных дел.

Причем вряд ли учителя, воспитатели детсадов и прочие бюджетники, составляющие основную массу избиркомовцев низшего, участкового звена, взяли бы всю вину на себя. Зачем, если Уголовный кодекс позволяет переложить как минимум часть ответственности на тех, кого Николай Булаев назвал «истинными виновниками»?

141-я статья УК грозит карами любому лицу — совсем необязательно, чтобы он непременно был из избирательной системы, — которое вмешивается «с использованием должностного или служебного положения в осуществление избирательной комиссией... полномочий, установленных законодательством, с целью повлиять на ее решения».

При достаточно принципиальном подходе следственных органов операция «Чистые выборы» могла бы добраться до очень высоких этажей власти. И не факт, кстати, что дело ограничилось бы владивостокским уровнем. Как говорил в похожем случае герой популярной комедии, «сядем все». Но федеральный центр, судя по всему, предпочитает иной, менее печальный сценарий. Позволяющий при удачном раскладе не только избежать массовых посадок, но и сохранить политический контроль над Приморьем.

Читайте материал «На новых выборах в Приморье КПРФ выдвинет загадочного «сильного кандидата»