Кто ответит за «пургу»

24.06.2019 в 14:58, просмотров: 9350

Всем известна старая притча о пастушке - резвом шутнике, который не раз тревожил дровосеков криками о приближающихся волках. Дровосеки, побросав пилы, топоры и дорогие сердцу фляги, спешили ему на помощь, но убедившись, что это розыгрыш, расходились, оглашая округу непечатной лексикой про елки-палки. И когда на поляну вышли настоящие голодные волки, а пастушок стал звать на помощь, дровосеки, решив, что он опять врет, послали его на хутор бабочек ловить. Волки растерзали стадо, а пастушок еле ноги унес.

Кто ответит за «пургу»

Эта притча вспоминается мне всякий раз, когда слышу истошные крики о нарушениях на выборах, при этом информация не подтверждается или на поверку оказывается откровенно лживой.

Вот, например, в Санкт-Петербурге некоторые не дают спокойно спать другим в связи с обнаруженным гнездом по подготовке липовых подписей. Хотя в широко тиражируемом видеоролике не понятно, где именно и когда велась видеосъемка, кто является грозным ревизором, начинающим стращать Уголовным кодексом. При этом люди не разбегаются, не прячут бумаги, как это бывает в подобных скандальных случаях, а вполне миролюбиво улыбаются. Фальсификации средь бела дня, в большом актовом зале, без охраны? Почему проверка нагрянула без полиции, а ведь могли, не отходя от кассы, схватить нарушителей за руку. Невольно возникает мысль о постановочном характере видеоролика и дурно разыгранном спектакле.

К чести полиции, нужно отметить, проверка началась. Подождем и сделаем выводы.

Кстати, на следующий день некоторые СМИ подняли волну, сообщив, что одного из авторов ролика задержали. Вот она, расправа, смаковали любители жареного. Но те же СМИ забыли сообщить, что задержанного тут же из полиции отпустили, даже не составив протокола. Но крик «волки!» прозвучал, осадочек остался.

Подобные технологии «дезы», «пурги», «туфты» - не редкость в период выборов за последние годы. Надо же к себе внимание привлечь, иной раз проигрыш чем-то объяснить. Примеров много. 18 марта прошлого года журналисты, анализируя портал «Карта нарушений», заметили, что там размещены жалобы избирателей, идентичные тем, что публиковались во время выборов в 2012 году. Удалось обнаружить порядка 30 совпадений.

Широкую огласку в СМИ получило разоблачение тюменской студентки Екатерины Козеевой. 18 марта она отправила на «Карту» несколько придуманных сообщений о том, что «руководство сети магазинов «Пчелка» в областном центре отправляло своих работников на выборы», тогда как «Пчелка» на тот момент не существовала уже четыре года. Кроме того, творчески настроенная Екатерина написала о нарушениях в несуществующей тюменской школе № 87. Без предварительной проверки «туфта» была напечатана.

Даже руководитель столичного Общественного штаба по наблюдению за выборами Алексей Венедиктов, традиционно обличающий всевозможные перекосы, опроверг информацию о нарушении на столичном участке №173. Фотография, которая активно тиражировалась, оказалась фейком, изображение было сделано совершенно в другом месте. Тот же Венедиктов опроверг распространяемый в мессенджере Telegram постановочный вброс бюллетеней на участке № 2342. По его словам, при сравнении реального видео с участка и видео, выложенного в Сети, обнаружились пририсованные авторами ролика ящики для голосования.

Руководитель мониторинга выборов при Общественной палате Тюменской области Светлана Ярославова опровергла жалобу об ущемлении прав наблюдателей от партии «Яблоко» в Тюмени. Общественница напомнила, что там и не были зарегистрированы наблюдатели-яблочники, а сама партия не участвовала на выборах 9 сентября в данном регионе.

Прошлогоднее видео о вбросе на УИК № 627 в Хабаровске, распространенное в социальных сетях, дублировало материал прежних выборов.

Видео о вбросе бюллетеней на УИК № 807 в Москве повторяло материал с выборов 2016 г. в Нижнем Новгороде.

23 сентября прошлого года в интернете появилось сообщение, что на участке УИК №742 в городе Коврове Владимирской области было выдано 100 бюллетеней для надомного голосования, а по списку таких голосующих всего 61 человек. Если воспользоваться поиском, то становится понятно: данная информация была опубликована еще 19 марта. Обнаружены также попытки скопировать «нарушения» с более старых жалоб 8 сентября 2013 года. 

«Уткой» оказалось и видео с подвозом избирателей на участок 465 во Владимире. Пользователи в комментариях отметили, что в областном центре в районе участка №465 подобных зданий нет. Общественники выяснили: видео было снято в далеком Иркутске и выложено еще 9 сентября.

Почти детективная история: якобы в Приморье в ходе голосования в минувшем декабре председатель УИК № 520 производил вброс. Как выяснилось, на видео представлен фрагмент видео с выборов в Нижнем Новгороде в 2016 г.

В прошлом году в статье «ОТ ФЕЙКОВ К ФАКТАМ: проблемы и перспективы общественного контроля на выборах» я писал:

«Выборные кампании 2017-2018 гг. показали, что целый ряд структур общественного наблюдения испытывает глубокий идейный и организационный кризис. Ключевой точкой стал подход к принципам наблюдения. Базовые установки «выборы сфальсифицированы», и «найти нарушение любой ценой» задали работе некоторых структур ложный вектор, который получил отражение в подготовке и методах работы наблюдателей, а также отражение хода выборов и оценки их результатов в СМИ.

Поток сообщений от слабо подготовленных наблюдателей, граждан, не сведущих в особенностях избирательного законодательства, фактически превратил информационные агрегаторы в мусорную корзину. С этим неприятным фактом столкнулись в марте 2018 года представители Общественной Палаты РФ. Ее председатель Валерий Фадеев был вынужден констатировать, что до 80% сообщений носят фейковый характер.

Можно выделить ряд устоявшихся приемов такого манипулирования.

Глобализация оценок. В материале «Удаления наблюдателей: теория и практика» широкие выводы сделаны на обобщении сырых и отвратительно структурированных материалов.

Масштабирование процентов. Избыточное использование относительных величин (процентов и различных коэффициентов) предназначается для придания параметру веса. 50 процентов звучит внушительнее, чем 15 из 30. Интересно, что применяют эти методы, как правило, люди, склонные к абсолютизации «математических методов» - вероятно, рассчитывая так подкрепить умозрительные построения.

Подмена исключительных случаев типовыми. В подобных докладах часто используется слово «например» в отношении единственного факта. Пример – это типовой случай, а не единственный. Единственный называется «исключение». Такие логические подмены, к сожалению, распространены в аналитических докладах, призванных закрепить в общественном сознании определенные идеологические установки.

Смешение уровней степени опасности деяния. Так, на «Карте нарушений» есть маркер «Нарушение правил подведения итогов выборов, искажение результатов». Уже того достаточно, для того чтобы понять, что формальные нарушения (не в той последовательности посчитали) приравнены к откровенным нарушениям избирательных прав граждан и самой сути выборов – искажению результата.

Авторская методика. При построении выводов используются данные, полученные методами, известными только автору.

Смешивание инструментария. Данные получаются несколькими способами, не совместимыми между собой, но полученные данные сопоставляются.

Математические методы. Некорректность использования и необработанность различных математических конструкций для «доказательств» нарушений и фальсификаций обсуждалась много и подробно.

Остается лишь вопрос к исследователям и к публикаторам – насколько с позиций профессиональной научной и журналистской этики допустимо в столь чувствительной сфере, как электоральные процессы, обнародование сырых моделей с категоричными выводами?

Сам подход - когда за исходную точку отсчета берется гипотеза или расчетная формула как доказанное событие, а применение формулы к сложным социальным процессам считается возможным без дополнительных обоснований говорить о не научности подхода и эфемерности выводов.

Подобные подмены, как показывает практика, сознательно используются в манипулятивных целях: для подрыва доверия к институту выборов и их результатам, огульной дискредитации организаторов выборов, для обесценивания электоральной активности избирателей и девальвации поддержки участников избирательного процесса, для формирования удобных трактовок низких электоральных показателей».

Нас очень любят учить демократии. Что ж, посмотрим зарубежный опыт.

ФРГ - одна из первых стран, которая ввела санкции за распространение непроверенной информации на законодательном уровне. В 2017 г. был принят закон, который направлен в первую очередь на борьбу с фейками, диффамацией и языком вражды в интернете. Он обязывает основные крупные платформы вроде Facebook, Twitter, YouTube удалять или блокировать «очевидно ложный» контент в течение 24 часов с момента поступления жалобы, иначе накладывается штраф в размере до 50 млн евро на компанию. В случае если публикация спорна и требует разбирательства, компании дается 7 дней, а также право отдельному пользователю на ответ. В Малайзии предусматривается наказание вплоть до лишения свободы сроком до 6 лет не только за инициацию ложной информации, но и за репосты. Филиппины: штраф в размере до 100 тыс. долларов или заключение под арест до 5 лет.

Однако мы как сторонники гуманного подхода твердо убеждены в том, что лучший заслон для «пурги», провокаций - это общественный контроль, проверка информации на достоверность.

Призываем правозащитников, экспертов, пишущую братию Санкт-Петербурга на старте ответственной и конкурентной кампании сомкнуть ряды и работать тщательнЕе, как учит наш великий сатирик. Не поддаваться на провокации. Чтобы в случае реальной, не фейковой, опасности фальсификаций дровосеки, то есть, пардон, общественные контролеры, были начеку.