Разрешенное Путиным слово испугались сказать по телевизору

Как бы чего не вышло

16.12.2019 в 19:06, просмотров: 36927

Я знаю три слова, три матерных слова. Одно из них, видимо, слово «п...ы».

Если вы не смотрите телевидение, то никогда не догадаетесь, что это за слово. Потому что логике не поддается. Ну, ок, не мучайтесь. Это слово — «протесты».

Крылатой фразе «из песни слова не выкинешь» обломали крылья в телетрансляции. Выкинули слово. Из песни «Би-2» с Манижей и Агутиным. Звучало изначально так: «Если чуть светлей проспекты, И нежней протесты, Юношей в пуловерах...» В записи зрители услышали: «И нежней пр (ш-ш-ш) ты, Юношей...»

Вариант, что звук сам собой пропал именно на слове «протесты», конечно, возможен. Как в анекдоте: «Какова вероятность, что ты встретишь динозавра, если выйдешь на улицу? Пятьдесят на пятьдесят: или встречу, или не встречу».

Телеканал объяснил: мол, версию выступления группы им в таком виде передали, после чего сотрудники канала не редактировали материал.

Остается самое поганое. У кого-то из производителей контента в голове щелкнуло: мы же для телевидения передачу делаем, понимать надо, вдруг чего, вдруг проблемы будут, ну его на фиг, от греха подальше — вырежем крамолу.

Самоцензура.

«Только один осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой... И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло...» Помните, да?

Хорошо, Горького пока не запретили. А вот спектакль по «Чиполлино» на молодежном фестивале в Москве решили не показывать. С формулировкой: ну, вы же понимаете, какая сейчас ситуация. Подобных примеров по стране — тьма.

Вот от этого «понимания ситуации» таким совковым нафталином тянет, что вроде и не моль, а хоть вешайся.

Какая такая ситуация сейчас, а?

Президент страны Владимир Владимирович Путин во всеуслышание произносит не только слово «протесты», но и заявляет, что они могут быть полезны, встряхивают власть.

Премьер-министр Дмитрий Анатольевич Медведев во всеуслышание произносит не только слово «протесты», но и заявляет, что они допустимы.

Но эксперт по делу студента Жукова считает, что если слово «протест» хоть раз произнести без указания, что он должен быть мирным, — всё, привет. Вот тебе, вольнодумец, три года (слава Богу, условно).

А «сверху» никто не одергивает, не выражает хотя бы мнения: правильно-неправильно.

Тут «один осторожный человек» сигналы и считывает: «такая ситуация!»

Этот страх «как бы чего не вышло» — он заразен. И распространяется как цепная реакция.

Сейчас мы видим начало реакции (во всех смыслах). Она уже дала первые абсурдные плоды. Вырезание слова «протесты» — абсурд.

Ну какую опасность несет это слово? Ах, давайте посмотрим дело Жукова? Ну, тогда за слово «революция» надо, видимо, расстреливать. А за вынесенное в заголовок название песни «Пой, революция!» вообще на атомы распылять и из всех архивов вычеркивать.

Это не смешно. Мы начали путь, и абсурд будет нарастать. Мое поколение еще помнит, как это было. В горле сопят комья воспоминаний. И выволочки на комсомольских собраниях, и невозможность поступить в вуз, и «эй, брат, любер, где твой кастет»... А потом — мокрые простыни и галоперидол.

Одна надежда, мое поколение помнит и другое: «Мы лед под ногами майора».

Читайте также: Помощник Путина раскрыл будущее Донбасса на закрытой встрече с ополченцами