Эксперт оценила вероятность войны между Грецией и Турцией

Зачем Эрдоган провоцирует греческую сторону

05.06.2020 в 18:32, просмотров: 3650

Глава Министерства обороны Греции Никос Панайотопулос, говоря о готовности его страны защитить свои суверенные права, не исключил возможности конфликта с Турцией. Из-за чего соперничают две соседние страны, входящие в Североатлантический альянс, и насколько высока вероятность военного столкновения между Афинами и Анкарой – своим мнением поделился эксперт.

Эксперт оценила вероятность войны между Грецией и Турцией

Взаимоотношения Греции и Турции сложно назвать «теплыми». Исторически у этих стран было множество противоречий, взаимных претензий и обид. Ситуация почти не изменилась и после того, как они вступили в НАТО.

Несмотря на то, что страны сейчас формально считаются союзниками, это не мешает им остро соперничать и даже порой находиться на грани самой настоящей войны. Связано это с тем, что Реджеп Тайип Эрдоган официально объявил о том, что Турция не собирается прекращать разведку и бурение нефти в водах, которые в Афинах считают греческими.

В этом году помимо прочих потрясений, достигли худшей точки за последние десятилетия взаимоотношения Греции и Турции. Все началось с того, что весной турецкая сторона выпустила в сторону Греции десятки тысяч беженцев. Тогда это закончилось многочисленными стычками на границе, где зачастую вооруженные мигранты пытались прорваться на территорию ЕС. Для решения этих проблем в район боевых действий греческой стороне пришлось даже отправить армию.

Однако стычками с мигрантами все не ограничилось. Несколько дней назад Турция пошла на резкое обострение отношений с Грецией. 29 мая, в годовщину взятия османами Константинополя в историческом соборе Айя-София прочитали суру Корана Аль-Фатх.

Официальные Афины тут же прореагировали на это, заявив, что такое мероприятие бросает вызов чувствам всех христиан по всему миру. Причина греческого гнева понятна – согласно официальной версии, во время взятия Константинополя османские воины устроили резню прямо в главном храме города, где укрывались те, кто не мог сражаться. По легенде, крови тогда было пролито так много, что она затопила храм.

Этнически те убитые были греками, и в истории Греции падение Константинополя – незаживающий шрам. Поэтому отмечание важной для Турции даты, сдобренное еще и мусульманским богослужением в храме, который со времен Мустафы Кемаля Ататюрка является музеем, не могло не вызвать гневную реакцию у греческого правительства. Греки напомнили Эрдогану, что Айя-София уже почти 100 лет как стала музеем. В ответ на это президент Турции буквально через неделю предложил рассмотреть вопрос о возвращении музею статуса мечети – и это несмотря на то, что в 2018 году Верховный суд Турции признал это «невозможным».

За прошедшую неделю произошла еще одна провокация, которая уже совсем накалила взаимоотношения между турецкой и греческой стороной. Анкара начала выдавать патенты на добычу нефти вблизи греческих островов. Согласно международному праву, эти нефтеносные шельфы находятся во владении Греции, однако турецкая сторона готова оспорить это как де-юре, так и де-факто, просто добывая нефть в чужих территориальных водах.

В ответ на такую провокацию греческий министр обороны Никос Панайотопулос заявил, что Греция готова предпринять любые действия, чтобы защитить свой суверенитет и свои права. Он подчеркнул, что Греция считает провокацией турецкие попытки добывать нефть на греческом континентальном шельфе. Также министр отдельно отметил, что Анкара в последнее время ведет себя агрессивно, и подчеркнул, что греческая сторона готова дать «достойный ответ на притязания Турции». На прямой вопрос, готова ли при необходимости Греция решить спорную ситуацию военным путем, Никос Панайотопулос ответил «Именно так!».

Насколько реальны угрозы большой войны «МК» рассказала президент Ассоциации Евро-Атлантического сотрудничества, замдиректора ИНИОН РАН Татьяна Пархалина.

«Турцию и Грецию исторически связывали сложные отношения. До сих пор не решена проблема Кипра. Эрдоган уже некоторое время показывает себя таким «enfant terrible» Североатлантического альянса. Но все же не стоит забывать, что обе эти страны – члены НАТО.

И руководство этого союза пытается как-то нивелировать противоречия между своими членами. Но опять-таки – ситуация обостряется и экономическим кризисом, и сложной санитарно-эпидемиологической обстановкой, связанной с пандемией коронавируса.

Как эксперт, я не считаю, что все дойдет до вооруженного конфликта. Но мы объективно наблюдаем серьезное обострение отношений между Грецией и Турцией. Правда стоит отметить, что такие обострения мы наблюдали на протяжении последних десятилетий не один раз. В первую очередь обе стороны беспокоит «заноза» в виде Кипра.

Эрдоган устроил скандал вокруг шельфа с несколькими целями. Во-первых, чтобы показать свое влияние и свою значимость. Причем это в духе его политики последних месяцев – он идет на обострение по разным вопросам. Ну и во-вторых, в условиях острейшего экономического кризиса он рассматривает шельф как экономическое преимущество, ради которого стоит идти на обострение.

Касательно вероятности конфликта – мне бы хотелось думать, что будут какие-то предупредительные меры, например, консультации в рамках Североатлантического альянса. Но при этом не стоит забывать, как ведет себя Эрдоган в последние месяцы. Президент Турции идет на обострение. Возможно, это его тактика, он поднимает ставки, чтобы потом их опустить. Но хочется надеяться, что до серьезной военной конфронтации не дойдет».


|