Захарова высказалась о реакции на письмо невролога Козака про Навального

Захарова высказалась о реакции на письмо невролога Козака про Навального

Мария Захарова на брифинге в пятницу прокомментировала отсутствие реакции Франции и Германии на послания министра иностранных дел РФ Лаврова его коллегам о ситуации вокруг так называемого «отравления Навального химическим оружием».

По словам Захаровой, в Москве с недоумением восприняли «ясно выраженный отказ» французской стороны давать ответ на устное послание Сергея Лаврова его коллеге в Париже относительно письма врача-невролога Виталия Козака о нестыковках в утверждениях об отравлении Навального. Франция до сих пор не отреагировала ни на российский официальный запрос о предоставлении результатов анализов блогера, ни на обращение Генпрокуратуры России о взаимной правовой помощи, напомнила Захарова: «Мы рассматриваем это не только как применение пресловутых «двойных стандартов», но и как пренебрежение элементарной дипломатической вежливостью».

Представитель МИД России заявила, что «Париж стал участником информационной кампании давления на нашу страну. За свои слова нужно отвечать! Будьте добры, так и сделайте! Следуйте вашим славным традициям, а не бесславным традициям «коллективного Запада» последних лет»

Аналогичная ситуация сложилась с обращением России к Берлину с просьбой прокомментировать содержание открытого письма врача-невролога Виталия Козака, отметила Мария Захарова: «Мы получили лишь формальную отговорку... В этом конкретном случае было сказано, что «комментировать нечего», так как сотрудники МИД ФРГ «не являются специалистами» в данных вопросах.

Очень интересно, как же так получается, что полгода назад все были специалистами. И главы государств, и главы внешнеполитических ведомств, и руководители министерств и различных структур десятков западных государств комментировали данную ситуацию на разный лад, что-то требовали, в чем-то обвиняли, использовали слова, значение которых не все понимали, но все-таки все наперебой что-то рассказывали, доказывали... Как только мы перевели разговор в предметную плоскость и предложили поговорить на языке не ультиматумов, а фактов, все оказались резко «неспециалистами».