У следствия не вышла сделка с «Оборонсервисом»

Один из фигурантов отказался подписывать «ересь обвинения»

27.11.2013 в 15:53, просмотров: 4981

В деле «Оборонсервиса» произошел очередной скандал. Один из обвиняемых, который раньше согласился на сделку со следствием — Константин Лапшин, ознакомившись с предъявленным ему текстом окончательного обвинения, отказался его подписывать. По словам адвоката Роберта Зиновьева, обвинение, предъявленное Лапшину изобиловало «фантазмами и предположениями следствия».

У следствия не вышла сделка с «Оборонсервисом»
фото: РИА Новости
Константин Лапшин

Лапшин, напомним, руководил Департаментом текущего ремонта в известной фирме «Славянка». Кроме этого, он был и в руководстве ЗАО «Безопасность и связь», которое принадлежит другу бывшего министра обороны Сердюкова, Александру Елькину. Лапшин, когда началось следствие, как раз и дал показания на Елькина. Сделка со следствием была заключена в СИЗО, куда поместили Лапшина вскоре после того, как он перенес операцию по шунтированию.

- Лапшин опасался за свою жизнь и согласился на сделку, - рассказал Роберт Зиновьев. - За время следствия он сделал операцию и его признали инвалидом. Но когда ему предъявили окончательное обвинение, он пришел в негодование, поскольку оно содержало сплошь фантазмы и предположения следствия. В обвинении, связанном с вымогательством им коммерческого подкупа, фигурировали 11 представителей фирм, шестерых из которых он никогда в глаза не видел. Лапшин — офицер и, будучи человеком прямым, заявил следователю: я не буду подписывать эту ересь. На это следователь Мухамеджанов заявил ему: «Ну как же так? Что же вы нас подводите»? А приглашенный им на помощь руководитель пригрозил наказать Лапшина.

По словам адвоката, Лапшину, как ранее и Евгении Васильевой, не предъявили всех томов дела и даже их точное количество ему никто не смог назвать.

- С моей точки зрения, у них там продолжает работать «швейный цех», от следователей явно требуют сверху скорейшего завершения дела, чтобы успокоить общественность. Поэтому дело и получилось таким сырым, с явными нарушениями. Самое ужасное, что надзирающие прокуроры не реагируют. В моей практике такое уже было в деле о чекистско-китайской контрабанде, которое в конце концов закончилось пшиком.