Первым делом — самолеты и подлодки

Как Путин завод спасал

11.05.2009 в 18:55, просмотров: 2523
По дороге в Японию, где Владимира Путина сегодня ждут с визитом, российский премьер залетел в Комсомольск-на-Амуре. Там он провел совещание по развитию судостроительной отрасли в Дальневосточном регионе и объявил о том, что контрольный пакет акций Амурского судостроительного завода, который строил печально известную подлодку “Нерпа”, перейдет из рук “неэффективных частных собственников” в руки государства.

ВВП побывал на двух предприятиях: Комсомольском-на-Амуре авиационном производственном объединении имени Гагарина — там собирают самолеты “Суперджет-100” — и Амурском судостроительном заводе (производит подводные лодки).  

Сейчас изготовлено четыре “Суперджета-100”, все они находятся на сертификационных испытаниях. Первой компанией, которая должна получить судно для авиаперевозок, должна стать армянская “Армавиа”. Компания заказала 2 самолета, “Аэрофлот” — 30. Всего портфель заказов предприятия — 98 судов. Но все эти заказы были сделаны до кризиса. И, несмотря на то что компании заплатили обязательный аванс, это вовсе не означает, что заказчики будут в состоянии выплатить оставшуюся сумму (кстати, стоимость закупки самолетов в каждом конкретном случае не разглашается). Официальная стоимость “Суперджета-100” — порядка $28 млн.  

Гендиректор компании “Сухой” Михаил Погосян поведал журналистам, что, например, в случае с “Армавиа” рассматривается возможность выдачи ей кредита Внешэкономбанком — как раз на выкуп самолетов. “Авиакомпании сегодня не обладают достаточной финансовой устойчивостью, чтобы финансировать создание гражданской авиатехники, — заявил Погосян. — Во всем мире существует система предоставления компаниям, производящим гражданскую авиацию, длинных дешевых денег. Мы рассчитываем на помощь правительства”.  

Между тем Путин осмотрел цех и поднялся в салон почти готового “Суперджета”. Стоит сказать, что его комплектующие в основном производства различных западных стран. Российские есть, но в меньшинстве. Например, система кондиционирования. Туалет — американский. Двигатель — французский.  

После краткой экскурсии по цеху глава кабмина между тем отправился на Амурский судостроительный завод. Участь его столь же печальна, сколь и слава. Во время прошлогодней трагедии на подлодке “Нерпа” погибло более десятка сотрудников предприятия. Долги завода — 36 млрд. руб., из них 14 — перед
 Сбербанком. Выполнять заказы завод не может — буквально до недавнего времени его счета были заблокированы, строить подлодки не на что. О некоторых субмаринах работники завода, можно сказать, вообще приготовились забыть — например, строительство подводной лодки “Барс” было заморожено аж 13 лет назад. 5 месяцев люди не получали зарплату. Некоторое время назад деньги выплатили — но лишь по март включительно. Когда будет следующая выплата — вопрос, на который, похоже, не сможет ответить никто. “Мы хотим в госсобственность, под ваше крыло (государству принадлежит лишь 18% акций завода. — Н.Г.)”, — взмолился один из рабочих, когда прибыл Путин. Относительно завода глава кабмина ничего конкретного обещать не стал (как выяснилось позже, новости он приберегал для совещания), а вот рабочего немедленно взял под крыло. “Приглашаю вас на совещание”, — произнес ВВП. Мужчина, который уже и сам был не рад своей просьбе, попятился, стараясь укрыться за широкими спинами коллег. Но было поздно. “Я не иронизирую”, — предупредил Путин, а вице-премьер Сечин немедленно дал знак кому надо, чтобы мужчину доставили на совещание…  

Главная задача, которую поставил на совещании премьер, — строить суда на российских верфях. “Считаю возможным, — начал было Путин, потом замолчал и поправился, — считаю недопустимым размещение заказов на зарубежных верфях, если есть аналоги в России. Некоторые компании, — тут ВВП сделал большую многозначительную паузу, — не буду показывать пальцем — размещают заказы на строительство судов в Южной Корее — даже при более низкой стоимости строительства на российских верфях”. Что касается трагедии на подлодке “Нерпа”, то, заявил Путин, “наш долг не допустить подобных ситуаций в будущем”. Самому же Амурскому судостроительному заводу, по мнению премьера, надо помочь: “Насколько мне известно, некоторые ваши контрагенты подали в суд о признании предприятия банкротом”, — продемонстрировал осведомленность ВВП.  

После совещания премьер озвучил конкретные меры помощи заводу. Правда, для начала попросил уже упомянутого рабочего сказать свое веское слово от имени коллектива предприятия. Александр Сергеевич — так звали оратора — в долгу не остался: “Как я говорил, большая часть нашего коллектива хотела бы, чтобы завод был возвращен в государственные руки. Если вы, Владимир Владимирович, деприватизируете завод, то он воспрянет, кадры мы обучим”.  

Путин заверил, что государство не собирается проводить масштабную деприватизацию, “но там, где собственник является неэффективным, конечно, мы должны думать, чтобы ситуацию изменить, особенно если речь идет о предприятиях, тесно связанных с исполнением гособоронзаказа”. Как оказалось, мольба взять предприятие под крыло государства прозвучала уже после того, как было принято принципиальное решение. Из слов главы кабмина следовало, что в субботу Сбербанк и частные акционеры завода заключили мировое соглашение, в соответствии с которым 59% акций предприятия покупает банк. А уже в воскресенье была достигнута договоренность, что эти акции у банка выкупит Объединенная судостроительная корпорация. Иначе говоря — государство. Таким образом, с учетом уже имеющихся в госраспоряжении 18% акций оно будет владеть 77-процентным пакетом. Кроме того, Сбербанку придется  выделить заводу кредит в размере $435 млн. на 10 лет. Еще в общей сложности 580 млн. руб. поступят предприятию от Минобороны. И 1,9 млрд. руб. “нужно изыскать на достройку и ходовые испытания”. Все эти средства, по словам премьера, позволят предприятию достроить ту самую подлодку “Барс”, которая ждет своего часа уже 13 лет.

Комсомольск-на-Амуре.

P.S.
После совещания к журналистам вышел вице-премьер Сергей Иванов и рассказал, как государство посодействует развитию проекта “Суперджет-100”. Так, непосредственно на финансирование производства самолетов будет выделено 3,6 млрд. руб. В свою очередь Внешэкономбанк предоставит авиакомпаниям кредиты в общей сложности на $250 млн. на закупку “Суперджетов”. Касаясь же приобретения контрольного пакета акций Амурского судостроительного завода Сбербанком, Иванов сообщил, что сумма за акции была уплачена “символическая” — “это в десять раз меньше, чем стоимость билета из Комсомольска-на-Амуре до Москвы”.