У депутатов Госдумы проверят регистрацию. ВИДЕО

Другого способа заманить их в парламент пока что нет

Другого способа заманить их в парламент пока что нет
Рисунок Алексея Меринова
Госдума уже в весеннюю сессию примет решения, призванные обеспечить более приличную в смысле явки картинку с пленарных заседаний, — об этом вчера заявили единороссы. Но скорее всего решения эти будут обличены в слова, допускающие множественные толкования. За свое право гулять парламентарии готовы сражаться до конца.

Обещания спикера Грызлова (“МК” писал о них накануне) вчера толковал и конкретизировал глава думского Комитета по регламенту и организации работы Думы Отари Аршба (“ЕР”). Проекты о внесении изменений в закон о статусе депутата и члена Совета Федерации и в думский регламент уже готовы “в предварительном виде”, но широкой публике документы пока предъявлять не будут, заявил г-н Аршба. Пообещав, впрочем, что все детали станут известны “в течение двух недель”. В законе “О статусе…”, как и говорил спикер Грызлов, пропишут обязанность лично участвовать в заседаниях палаты и комитетов. Слов про “личное участие”, которые и сейчас в законе есть, видимо, недостаточно… Но санкции за прогулы пока не придуманы, признал г-н Аршба. “Раньше были стенды “Наши передовики” и “Наши не передовики”, может, на входе списки вывешивать будем”, — пошутил глава комитета.  

Перечень уважительных причин, разрешающих не появляться в Госдуме, передав свой голос товарищу, станет исчерпывающим: “сейчас он несколько размыт”, сказал г-н Аршба. Это мягко говоря: такого перечня в регламенте просто нет.  

Среди новых правил (их внедрение в жизнь намечено на осень) — регистрация депутатов на входе и выходе в здание на Охотном Ряду. Но не на входе и выходе в зал заседаний… Конечно, депутат может просто гулять по коридорам, пить чай в буфете или сидеть в кабинете, но и такой контроль — шаг вперед. Ведь если присутствие народного избранника зафиксировано в Думе — значит, при необходимости его можно найти (хотя бы с собаками) и призвать к исполнению долга в зале заседаний!
Час голосований по законам 3-го чтения (это когда объявляется команда “свистать всех наверх!”) г-н Аршба полагает разумным сделать после обеда в среду.


 
Журналистам он привел в пример бундестаг в ФРГ: “Там вообще, пока ребята кушают сосиски, в парламенте идет рутинная работа, а потом звучит сирена, которую слышно километров за пять, и они все бегут в зал голосовать!”  

Принципиальная разница: “там все бегут голосовать”, а у нас — все бегут писать доверенности на передачу своего голоса. Спасибо Конституционному суду — именно на его решение ссылаются сейчас депутаты и сенаторы, не желающие отказываться от столь удобного для них порядка. В 1999 году, как известно, в одном из своих постановлений наш главный суд написал буквально следующее: “Соблюдение требования о необходимости личного голосования депутата как существенный элемент надлежащего порядка принятия федеральных законов является обязательным. При этом не исключается внесение в Регламент Государственной думы дополнений, касающихся порядка передачи депутатом своего голоса в связи с отсутствием на заседании по обстоятельствам, имеющим исключительный характер”.  

Даже если доверенности конституционны, с массовым злоупотреблением ими вполне можно покончить, предавая гласности список отсутствующих с указанием причин их отсутствия. Но о том, что в Думе к такой открытости готовы, г-н Аршба ничего не сказал.