Ворюги нам милей, чем кровопийцы?

Иосиф Бродский как адвокат российской элиты

16.06.2010 в 20:24, просмотров: 14808
Ворюги нам милей, чем кровопийцы?

В связи с недавним 70-летием нобелевского лауреата Иосифа Бродского вновь много вспоминали его знаменитую фразу: “Ворюга мне милей, чем кровопийца”. Эта строчка — уже давно не просто стих. N лет назад она превратилась в оправдание современной российской правящей элиты. И даже в ее маленький манифест. Дескать, да, уже украли почти все и еще украдем все, что осталось. Но это гораздо лучше, чем большие убийства коммунистических времен. Пусть страной правит корпорация воров — только воры и страхуют Россию от повторения ГУЛАГа. Ведь если к власти придут идеологизированные люди любого направления, для которых деньги не имеют решающего значения, — что они первым делом устроят? Репрессии, ясный перец. В общем, если не хотите, как при Сталине, то желайте, чтобы как при сейчас.


Строка о ворах и кровопийцах стала и кратким обоснованием того, почему России не нужна демократия. Потому что она в наших домашних условиях неудержимым образом ведет к власти кровопийц. Ну представьте себе, — говорят нам, — что завтра в России — демократические выборы. В парламент, например. И кто на них победит? Скорее всего нерушимый блок коммунистов и националистов. И чем радикальнее будет этот блок, чем больше расстрелов и виселиц пообещает — тем больше у него шансов на победу.


Возьмем, например, полковника ГРУ Владимира Квачкова, который то ли покушался, то ли не покушался на Анатолия Чубайса. В 2005 году он, уже сидя в СИЗО, без денег и сколько-нибудь серьезного пропагандистского ресурса получил на выборах в относительно сытом и благополучном Преображенском округе Москвы почти 30% голосов. (Тогда еще не отменили выборы по одномандатным округам.) Соперник-единоросс, Герой России Сергей Шаврин, на которого работала вся машина власти, Квачкова еле-еле обошел. А что произошло бы, если б Квачков имел свободу предвыборной агитации и доступ к СМИ, о котором с мечтательным придыханием рассуждают незрелые демократы? В общем, если не хотите нависающего Квачкова — берите вечного Чубайса. Третьего, надо понимать, не дано. Клептократия, может, и не лучший режим, но она хранит нас от диктатуры и террора, и в этом ее непреходящая историческая миссия. Самое главное — право покупать колбасу и ездить за границу — правящие ворюги у нас не отнимут. И потому от всех остальных прав надо отказаться. Добровольно. Пока кровопийцы не отобрали их принудительно.


Во всем приведенном рассуждении есть доля истины. Вопрос только в том, насколько прочна и зрима граница между ворюгами и кровопийцами. И насколько легко одни становятся другими.
Был такой советский детективный фильм “Гонки по вертикали” по книжке братьев Вайнеров. Там, если кто забыл, инспектор угрозыска Стас Тихонов ловил вора-домушника Леху Дедушкина по кличке Батон. Кульминационная сцена: сыщик поймал вора, загнал его в угол. И тут Батон наводит на Тихонова пистолет, прихваченный в какой-то из обчищенных квартир. Сыщик говорит преступнику: дескать, Дедушкин, брось это дело — ты же вор, а не убийца. Но вор, который не убийца, в этот самый момент все же стреляет. Когда вору надо защитить что-то очень для него важное — собственность или свободу, — он будет стрелять. Даже если изначально не обучался на убийцу.


Давайте вспомним самые громкие заказные убийства последних двух десятилетий. Например, гендиректора ОРТ Владислава Листьева, вице-губернатора Петербурга Михаила Маневича, бизнесмена Ивана Кивелиди, магаданского губернатора Валентина Цветкова, первого зампреда Центробанка Андрея Козлова. Все эти преступления были из-за денег. Заказчики убийств — обычные воры или все-таки еще и кровопийцы?
А юрист Сергей Магнитский, замученный в СИЗО? Его что, убили по идеологическим соображениям? Нет. Его держали в тюрьме, чтобы один инвестиционный банк, чьи хозяева никак на первый взгляд не производят впечатления кровопийц, мог успешнее конкурировать с другим. Эта история — про ворюг или кровопийц?


А главный редактор русского “Форбса” Пол Хлебников, убитый в 2004-м, в разгар воровской стабильности? Да, знаю, по официальной версии следствия, его заказал чеченец Нухаев, про которого журналист написал якобы не слишком почтительную книгу “Разговор с варваром”. Я эту книгу читал и скажу: она на самом деле весьма уважительная по отношению к ее герою. Особенно по варварским критериям. Так что я лично больше верю, что Хлебников (о чем следователи могут говорить в неофициальных беседах) слишком близко подошел к расследованию бизнес-тайн одного металлургического магната. А что такое одна человеческая жизнь, она же и смерть, по сравнению с тайнами ценой во многие миллиарды?


И вообще: сколько людей полегло и было арестовано в процессе приватизации по Чубайсу? В борьбе за раздел и передел всевозможной собственности? Может быть, хоть один рейдер в нашей стране — по терминологии сыщика Тихонова, вор, а не убийца, — остановился перед уничтожением людей, если ему это требовалось для захвата собственности или удержания собственности, полученной от государства бесплатно?


Если вам кажется, что все это — совокупность частных случаев, не идущая ни в какое сравнение с системными репрессиями, я, может быть, отчасти и соглашусь. Но все-таки рискну напомнить, что для защиты результатов “большой” приватизации в России использовались и массовые технологии. Например, вторая чеченская война, начатая в сентябре 1999-го, — она была затеяна для чего? Разве не для того, чтобы обеспечить неизменность результатов “большого хапка” 1990-х? То есть для защиты интересов тех самых ворюг, которые так любят гордиться, что они не кровопийцы. А может быть, еще кто-то помнит, что войне предшествовали пиротехнические эффекты, в результате которых погибли сотни людей? Эти мероприятия по какой статье записывать и списывать будем? А нынешняя бойня в Киргизии? Не кажется ли нам, что почти тысяча трупов — следствие всего лишь желания одной коррупционной группы, недавно потерявшей власть, защитить свои капиталы?


И еще. В истории так часто бывает, что системные ворюги ведут к власти системных кровопийц. Вторые приходят на плечах первых. Потому что только ворюги умеют наилучшим образом психологически подготовить свои страны и народы к пришествию людей, умеющих убивать за идею.


Сколько мы уже слышали за постсоветские годы, что не надо было ругать Распутина, потому что Ульянов-Ленин — гораздо хуже. Но разве распутинщина (т.е. дискредитация монархии) не помогла большевикам прийти к власти?


А вот — ближний пример из дальнего зарубежья. Палестинская автономия. Много лет подряд партия ворюг, символом которой был покойный Ясир Арафат, уговаривала всех, что ей надо давать много денег, которые она украдет. А если она их не украдет, придут экстремисты. Деньги им давали. Они их разворовывали. Пока в один прекрасный день на свободных выборах не победило свирепое движение “Хамас”. Закономерно? Вполне.


Если вам не вполне нравится исламистский режим Ирана, то вспомните, что он логично пришел на смену насквозь коррумпированному шахскому режиму. Если вас смущают кровь и жертвы революций, вспомните, с чего революции часто начинаются, — с того, что некая небольшая группа людей запихивает в свои карманы все национальное достояние. Под лозунгом “ворюги — меньшее зло”.
Современным ворюгам не стоит больше призывать Иосифа Бродского в свидетели собственной правоты. Его знаменитая фраза была сказана не про них.