Нобелевскую премию по медицине дали за открытия клеточных чувств

Награду в этом году поделят на троих

07.10.2019 в 12:38, просмотров: 7725

В понедельник, 7 октября, началась очередная Нобелевская неделя. По традиции ее открывает присуждение премии в области медицины и физиологии. Лауреатами-2019 стали Уильям Дж. Келин-младший, сэр Питер Дж. Рэтклиф и Грегг Семенца «за их открытия того, как клетки чувствуют и приспосабливаются к наличию кислорода». Сделанные этими тремя учеными открытия проложили путь к многообещающим новым стратегиям борьбы с анемией, раком и многими другими заболеваниями.

Нобелевскую премию по медицине дали за открытия клеточных чувств

Профессор медицины Гарвардского университета Уильям Келин-младший в 2016 году стал лауреатом Премии Ласкера за фундаментальные медицинские исследования. Билл Келин-младший занимается исследованиями роли мутаций в генах-супрессорах опухоли (т. е. генов, чья нормальная функция связана с подавлением опухолевого роста) при развитии рака. Профессор был женат на хирурге, специализировавшейся на борьбес раком молочной железы, докторе Кэролин Келин (она сама стала жертвой онкологического заболевания и умерла в 2015 году).

Британский доктор сэр Питер Джон Рэтклиф специализируется на клеточной и молекулярной биологии. Он известен более всего как специалист по восприятию кислорода и в особенности по гипоксии (пониженное содержание кислорода в организме или отдельных органах и тканях). Имея ряд званий, должностей и титулов, сэр Питер – практикующий врач, занимающийся клиническими исследованиями, в оксфордском госпитале Джона Рэдклиффа.

Третий лауреат-2019, Грегг Семенца – профессор по педиатрии, радиационной онкологии, биологической химиии, медицине и онкологии в Школе медицины Джонса Хопкинса (Балтимор, США). Как и Билл Келин-младший, он стал в 2016 году лауреатом Ласкеровской премии за фундаментальные медицинские исследования.

Каждому из этой научной троицы достанется по трети Нобелевской премии.

Вот как Каролинский институт описал важность открытия, сделанного лауреатами: «Животным нужен кислород для превращения пищи в полезную энергию. Фундаментальное значение кислорода понималось веками, но как клетки приспосабливаются к изменениям уровня кислорода, давно неизвестно. Уильям Г. Келин-младший, сэр Питер Дж. Рэтклифф и Грегг Л. Семенца обнаружили, как клетки могут чувствовать и адаптироваться к изменяющейся доступности кислорода. Они определили молекулярный механизм, который регулирует активность генов в ответ на различные уровни кислорода. Оригинальные открытия, сделанные нобелевскими лауреатами этого года, раскрыли механизм одного из самых важных адаптационных процессов в жизни. Они заложили основу для нашего понимания того, как уровни кислорода влияют на клеточный метаболизм и физиологическую функцию. Их открытия также проложили путь к многообещающим новым стратегиям борьбы с анемией, раком и многими другими заболеваниями... Благодаря новаторской работе этих нобелевских лауреатов, мы знаем гораздо больше о том, как различные уровни кислорода регулируют фундаментальные физиологические процессы. Кислородное зондирование позволяет клеткам адаптировать свой метаболизм к низким уровням кислорода: например, в наших мышцах во время интенсивных упражнений. Другие примеры адаптивных процессов, контролируемых кислородным зондированием, включают образование новых кровеносных сосудов и выработку эритроцитов».

Традиционно различные СМИ и интернет-ресурсы, особенно те, которые специализируются на науке, пытаются предугадать, кто же станет лауреатом самой престижной премии. Так, издание Inside Science в числе возможных претендентов на медицинского «Нобеля» называют ученых, которые внесли вклад в изучение генов рака молочной железы. В частности, названо имя Мэри-Клер Кинг из Вашингтонского университета, которая в 1990 году определила область генома, которая составляла большую долю риска в семьях, склонных к раку молочной железы и яичников. Ее открытие было развито командой Марка Сколника в Университете Юты. Открытие генов BRCA позволило тысячам людей принять профилактические меры, основанные на их генетическом риске. Оно также создало новую область исследований в области связи между генами и здоровьем, открывая дверь для точной медицины, которая адаптирована для отдельных пациентов.

Нобелевской премии достойны и ученые, внесшие вклад в борьбу с гепатитом С, уверены авторы Inside Science. Такие исследователи как Чарльз Райс из Университета Рокфеллера и Ральф Бартеншлагер из Университета Гейдельберга, выяснили, как выращивать вирус в клеточных культурах, прокладывая путь к разработке новой группы высокоэффективных противовирусных препаратов.

Не менее важны для науки и исследования в сфере оптогенетики (это метод, который использует свет для запуска или подавления активности в нейронах, и ученые пользуются, чтобы показать, как мозг работает с беспрецедентной точностью). Например, Чжуо-Хуа Пан из Уэйнского государственного университета использует оптогенетику в нейронах сетчатки для лечения слепоты. «Если Нобелевский комитет решит присудить премию за оптогенетику, – пишет Inside Science, – у него могут возникнуть проблемы с выбором между такими именами, как Эдвард Бойден, Эрнст Бамберг, Геро Мизенбёк и Питер Хегеманн, все из которых получили престижные награды за свою роль в развитии техники. Но они наверняка должны включить Карла Дайссерота, чья лаборатория в Стэнфорде выпустила основную статью 2005 года, в которой оптогенетика была представлена ​​миру».

В прошлом году лауреатами премии по медицине и физиологии стали Джеймс Эллисон и Тасуку Хондзё «за их открытие раковой терапии путем ингибирования негативной иммунной регуляции». Разработанная этими учеными терапия иммунных контрольных точек стала революционным прорывом в лечении онкологических заболеваний и фундаментально изменила способы противостояния раку.

Помимо собственно премии, имеющей денежное выражение, эквивалентное 9 млн шведских крон, лауреаты получают диплом и медаль. Дизайн Нобелевской медали в области физиологии и медицины разработал шведский скульптор и гравер Эрик Линдберг. На ней изображен гений медицины, держащий на коленях открытую книги и собирающий воду, текущую из камня, чтобы смочить горлом больной девушки.

За период с 1901-го до 2018 года нобелевская премия за достижения в области физиологии и медицины присуждалась 109 раз. Примерно в трети случаев премию давали только одному лауреату. Примерно по трети пришлось на случаи, когда награждали двух и трех ученых. Всего медицинского «Нобеля» присудили за это время 216 ученым. При этом по состоянию на прошлый год лишь 12 женщин были удостоены премии в этой номинации (из них лишь одна ученая, Барбара Макклинток стала в 1983 году «за ее открытие мобильных генетических элементов» обладательницей целой премии, не деля ее с другими лауреатами). Самым молодым лауреатом в области медицины остается Фредерик Бантинг, которому ко времени присуждения ему премии в 1932 году за открытие инсулина было всего 32 года. А самым пожилым среди нобелевцев в этой сфере остается американский ученый Пейтон Роус, ставший лауреатом в 87-летнем возрасте в 1966 г. «за открытие онкогенных вирусов». Средний же возраст награжденных по-прежнему составляет 58 лет.

Лауреатов премии по медицине определяет состоящая из 50 профессоров Нобелевская ассамблея Каролинского университета (Стокгольм). Список номинантов на лауреатство держится в секрете в течении 50 лет, зато по прошествии этого срока можно узнать весьма интересные детали. «Отца» учения о психоанализе Зигмунда Фрейда номинировали на премию целых 32 раза, но нобелевцем «папаша Фрейд» так и не стал. Почему? Хотя бы потому, что в 1929 г. один из экспертов Нобелевского комитета счел, что труды Фрейда не имеют доказанной научной ценности.