Журналистика как отягчающее обстоятельство

В Общественной палате президенту предложили изменить Уголовный кодекс

09.11.2010 в 20:30, просмотров: 2988

Внеочередное совместное заседание трех профильных комиссий состоялось во вторник в Общественной палате РФ в связи с нападением на журналиста Олега Кашина. И оказалось, что на фоне единодушного осуждения преступления есть и те, кто готов использовать случившееся с Кашиным в своих целях.

Журналистика как отягчающее обстоятельство
фото: Геннадий Черкасов

Все выступавшие на заседании известные люди говорили примерно об одном и том же: это далеко не первое нападение на журналиста, каждый раз расследования этих нападений заканчивались ничем, это создает ощущение безнаказанности у преступников и ощущение беззащитности у журналистов. Все говорили, что внимание президента к проблеме — это очень важный знак.

Главный редактор “МК” Павел Гусев особенно отметил, что это избиение имело своей целью не только покарать Кашина за что-то, но и запугать все журналистское сообщество. Глава совета при президенте по развитию институтов гражданского общества Михаил Федотов заявил, что сегодня он представит президенту проект поправок к УК, касающихся деятельности журналистов. В частности, совершение насильственного преступления против правозащитника или журналиста, выполняющего общественный долг, будет считаться отягчающим обстоятельством.

— Статья 144 о воспрепятствии законной деятельности журналиста сегодня не работает. В месяц в стране совершается до пяти нападений на представителей профессии. Осужденных по статье должно быть как минимум 60 в год, а получается от силы один, — заявил Федотов. — Сегодня все просто в состоянии опьянения от своей безнаказанности.

Справка МК Между тем

Депутат Госдумы Борис Резник подготовил к внесению законопроект, ужесточающий уголовную ответственность за покушение на жизнь журналистов вплоть до пожизненного заключения. В случае принятия изменений в соответствующую статью УК РФ сотрудники СМИ будут приравнены к государственным и общественным деятелям, за посягательство на жизнь которых в настоящее время предусмотрено уголовное наказание на срок от 12 до 20 лет лишения свободы или пожизненное заключение.

Ближе к середине заседания единодушие в рядах выступающих стало стремительно сходить на нет. Журналистка Евгения Альбац утверждала, что причина избиения журналиста — атмосфера нетерпимости в обществе, созданная прокремлевскими молодежными организациями. В связи с этим она требовала отставки главы Росмолодежи. Представитель МГЕР Андрей Татаринов и бывшая комиссар “Наших” Ирина Плещёва отвечали Альбац, что негоже использовать ситуацию для достижения своих политических целей, а журналистами-предателями считаются те, кто работает на деньги иностранных фондов.

Особенно интересно было выступление председателя Комитета Госдумы по безопасности Владимира Васильева. Разговор о пострадавшем журналисте он очень быстро перевел на нехватку финансирования правоохранительных органов.

— У нас сейчас просто нет возможностей. А Кудрин заявляет, что 20% бюджета на безопасность — это много. Да одна экспертиза на экстремизм стоит два миллиона.

Васильев также подчеркнул, что в нераскрытых убийствах нет ничего сверхъестественного: “В Америке президента убили, а дело так и не раскрыто, хотя уже сорок лет прошло”. Васильеву оппонировала член ОП Елена Лукьянова:

— Малое количество дел по 144-й статье — ошибка следствия. Они неверно квалифицируют преступления и отказывают в возбуждении. Дело не только в журналистах. Наши органы не могут справится с криминальной обстановкой в целом. Институт Склифосовского похож на военный госпиталь.

В конце заседания было принято решение продолжать следить за расследованием дела Кашина.

 

 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Главный врач 36-й горбольницы Виталий Французов вчера предположил, что в ближайшие дни (от 3 до 5 дней) Кашина отключат от искусственной вентиляции и он сможет говорить. Во вторник журналисту сделали третью операцию, скорректировав фаланги пальцев.

Также вчера сыщики вели поиск таксиста, подвозившего Кашина домой перед нападением. А “МК” пообщался с тем, кто последним видел Олега Кашина в тот вечер, — его близкой подругой Анастасией Качаловой. Они встречались в кафе “Хлеб насущный” за час до нападения.

— Олег за вечер может выкурить пачку сигарет, а в этот вечер он катастрофически мало курил. И в эту нашу встречу он был очень задумчивый. Я все старалась его развеселить, взбодрить, а он предлагал мне послушать музыку.

— Вы заранее договорились встретиться?

— Да, еще в обед мы назначили встречу в “Хлебе насущном” в 21.45. Потом Олег мне написал эсэмэску, что он опаздывает: задерживается на творческом вечере у фотографа Максима Авдеева. Но очень просил его дождаться. В кафе он зашел в 22.25 и сказал: пойду в туалетную комнату, промою коленку. А то когда шел к Максиму, споткнулся о натянутую проволоку. Он многим из друзей говорил про эту проволоку, но не акцентировал на том, что ее натянули там специально.

— В кафе он не говорил об угрозах?

— Нет, ничего не говорил. Единственный странный момент я вспомнила только на допросе. Олег обещал купить мне сигарет. Перед тем как зайти в кафе, он еще раз мне перезвонил, чтобы уточнить марку. В этот момент в помещение зашли два молодых человека и сели за столик как раз напротив нашего. Один был в вязаной шапке. Олег тогда еще посмотрел на них и сказал: “Странные ребята, зашли, а ничего не заказывают...” А во время допроса соседка с пятого этажа пояснила, что избивавшие Олега были в черных куртках, а один из них — в вязаной шапке.