Черепаха, ползущая к свободе

Фонд защиты гласности отпраздновал юбилей

06.06.2011 в 20:14, просмотров: 3265

6 июня в Центральном доме журналиста Фонд защиты гласности отметил свое 20-летие. Юбилейную конференцию президент фонда Алексей Симонов открыл символично — позвонив в колокольчик.

Черепаха, ползущая к свободе
фото: Кирилл Искольдский
Алексей Симонов звонит в "колокольчик гласности".

“Я предлагаю начать со смешной возможности: давайте посмотрим, какими мы были 15 лет назад”, — говорит г-н Симонов — и на экране начинают мелькать первые кадры. “Вот дом, который построил Чек”, — звучат слова диктора, когда появляется изображение здания КГБ на Лубянке. “Слово было, но у него не было свободы. Значительно позже появилась гласность…” 20 лет назад Фонд защиты гласности провел свою первую пресс-конференцию. В числе учредителей были Егор Яковлев, Владимир Молчанов, Марк Розовский и Алексей Герман. Фонд был призван встать на защиту прав журналистов и СМИ, чтобы оказать “содействие демократизации информационной среды”.

Конференцию открыл секретарь Союза журналистов России Павел Гутионтов. Резюме его было таким: “За 20 лет фонд продемонстрировал исключительную эффективность: налицо черепашье упорство и целеустремленность”. Черепаха стала символом организации, собственно, и девиз которой звучит как “гласность — это черепаха, медленно ползущая к свободе слова”.

— Когда было сложнее защищать журналистов: в “лихие 90-е”, нулевые или теперь? — спросил “МК” Алексея Симонова.

— Сложнее всего стало в последнее время. Чтобы кому-то помочь — нужно, чтобы нас слышали. А для этого требуется каждый раз быть неожиданным и изобретательным. За 20 лет изобретательность ослабла. Вообще кризис идей — это не только наша проблема. Он, по-моему, во всей стране присутствует. С другой стороны, клиентов у нашего фонда стало намного меньше. Потребность в защите испытывают в основном те, кто не занимается комплиментарной журналистикой. А таких остается немного. 80% СМИ питаются из бюджета, ну так что же вы хотите…

 

— На какое место в мире вы бы поставили Россию в рейтинге свободы слова?

— На то же, что и в рейтинге свобод Freedom House — в район 170 — го. Но это — если говорить о свободе слова. Если же говорить о гласности, то Россия — страна с вполне развитой гласностью. Гласность — это возможность назвать вещи своими именами. Выкрикнуть из толпы, что король голый. А свобода слова включает еще и возможность быть услышанным, получить отзыв. Честно говоря, свободы слова нет нигде, это некоторое идеальное состояние, к которому должно двигаться любое общество. И защита свободы слова — процесс непрерывный…

Мы фиксируем абсолютное большинство случаев нападения на журналистов, закрытия СМИ, судебных исков против них. Это десятки эпизодов ежедневно. И пытаемся поднимать шум. Вот двух журналистов арестовали в Чечне. Что бы с ними было? Исчезающих в этой солнечной республике — легион. Но один из них знал наш телефон. Мы привлекли к этому аресту общественное внимание. Журналистов в итоге отпустили. Или вот судьба Михаила Афанасьева из Абакана. Мы с ним познакомились, когда его из больницы забирали в тюрьму. За то, что занимался расследованием подпольных охот в заповедниках. Теперь у него все нормально.

— Где в России пресса чувствует себя свободнее?

— Абсолютно свободных регионов у нас нет. Но есть 16 относительно свободных, лучшие из них — Санкт-Петербург и Саратов. Там много СМИ, они принадлежат разным владельцам. Полностью несвободными мы считаем 22 региона. Самые бедовые из них — Белгородская область, Калмыкия, Мордовия, Марий Эл, Московская область, Чечня.