Откуда дровишки?

Жителям разрешили разбирать горельники официально

07.06.2011 в 19:42, просмотров: 2814

Готовность Московской области к пожароопасному сезону и ход работ по ликвидации последствий лесных пожаров прошлого года обсуждали вчера на совещании у первого вице-премьера Виктора Зубкова. Речь шла об обводнении торфяников и расчистке горельников, оставшихся с прошлого лета. Поскольку разгребать завалы погибших деревьев некому — а они представляют большую опасность — Рослесхоз разрешил делать это местному населению. Теперь без опаски попасть под статью “браконьерство” горелые деревья можно будет вывозить из леса на дрова. А древесину, пострадавшую меньше, даже использовать в качестве строительных материалов. Списки жителей, желающих поучаствовать в заготовке, будут утверждать муниципалитеты.

Откуда дровишки?

Как известно, спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Эту старую истину руководителю Рослесхоза Виктору Маслякову не так давно вынуждены были напомнить главы муниципальных образований на показательной акции по посадке молодого леса в Подмосковье. Регион старается обезопасить себя от повторения прошлогоднего бедствия и готовится к новой битве с огнем, но леса до сих пор не расчищены от горельников. “Нужно привлекать к этому местное население, иначе не справиться”, — попросили главы подмосковных районов.

Вчера на совещании у первого вице-премьера, куда вместе с губернатором области многие из них были приглашены, прозвучало: рубить дровишки в горелых лесах больше не запрещается. Больше того, дрова для народа, возможно, будут бесплатными, а на так называемую деловую древесину установят символическую цену. Делается это в рамках соглашений о двустороннем сотрудничестве между муниципальными образованиями области и Рослесхозом, которые разрабатываются. Чтобы получить официальное разрешение на самовывоз древесины, нужно подать заявление в местную администрацию.

— Мне все-таки хотелось бы посмотреть на эти соглашения, — заметил Борис Громов, — чтобы знать, какие обязательства взяли на себя главы районов. Так ведь не только о дровах речь идет. А то у нас получается: один отвечает за то, второй — за то, а тут еще лесники и еще МЧС — концов не найдешь. В условиях стихийного бедствия важно единоначалие. Прошу понять меня правильно: мы наращиваем силы противопожарной группировки, закупили новую технику, привлекаем волонтеров и добровольцев, проводим регулярные тренировки — нужно, чтобы система работала слаженно.

Затем Борис Громов рассказал, как идет работа по обводнению торфяников. Кстати, вчера отмечалась круглая дата. Ровно 70 лет назад, как раз накануне войны, в Подмосковья началось массовое осушение болот для превращения их в сельскохозяйственные угодья. Сегодня идет обратный процесс.

— Обводнение торфяников ведется в соответствии с сетевым графиком, — доложил губернатор, — в этом году до наступления земли мы должны обводнить 22 тысячи гектаров на территории 14 муниципальных образований. Проведены проектно-изыскательские работы, определена организация, отвечающая за реализацию программы.

— А сколько сейчас у нее работает техники на торфяниках? — заинтересовался Зубков. — Сто единиц? Маловато, — разочаровался первый вице-премьер.

— В ближайшее время выведем 800 единиц, — отрапортовал генеральный директор Мособлстроймеханизации Обид Ясинов. — Техника у нас есть — бульдозеры, экскаваторы, специально приспособленные “болотники”.

— Нужно, чтобы в поле дым и грохот стояли, — высказался первый вице-премьер. А мы с Борисом Всеволодовичем через недельку слетаем на вертолете, проверим сверху, что вы там наработали.

На том и порешили.