Закон о настоящем пиве

Или особенности социальной болезни

13.06.2011 в 15:35, просмотров: 3293

На днях в Государственной думе РФ состоится заседание рабочей группы по подготовке к второму чтению законопроекта “О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции” и признании утратившим силу Федерального закона “Об ограничениях розничной продажи и потребления (распития) пива и напитков, изготавливаемых на его основе”.

Закон о настоящем пиве

Этот законопроект стал уже притчей во языцех. Его обсуждают не только в профессиональном сообществе, в коридорах властных структур, но и простые граждане, которые не могут разобраться, кто же в итоге выиграет от ужесточения регулирования алкогольного рынка в нашей пьющей стране.

По данным Роспотребнадзора, Россия занимает первое место в мире по детскому алкоголизму. Ежедневно в нашей стране пьют алкоголь, включая пиво, 33% юношей и 20% девушек. Наиболее популярными напитками среди подростков признаны не “Кола” или “Пепси”, а пиво и алкогольные коктейли. Каждый третий мужчина и каждая шестая женщина в России умирает от причин, связанных с употреблением алкоголя. В целом же каждый год от употребления алкоголя в России — без войны и катастроф — погибает около 700 тыс. наших граждан. По данным МВД, каждое пятое преступление совершается пьяными подростками. И как любое преступление “по пьяни”, они в большинстве отличаются бессмысленностью и жестокостью.

Именно алкоголизмом в России обусловлена низкая продолжительность жизни и другие социальные проблемы, например, кризис института семьи (Россия занимает первое место в мире по количеству брошенных детей).

Эту неутешительную статистику можно продолжать сколь угодно долго. Тем не менее представители пивного сообщества неустанно кричат “караул”, когда к ним подбираются со стороны законодательства. Конечно, на любой законопроект можно навесить ярлыки — коррупция или лоббизм. А чьи же интересы преследует государство? Попробуем разобраться.

Когда рождаются новые законопроекты, призванные бороться с “левыми” схемами, обязательно находятся “эксперты”, объясняющие, что после принятия новых законопроектов непременно появятся другие схемы ухода от налогов или это станет почвой для появления контрафакта. И становится понятно: чем больше будет оказываться давление, тем медленнее эти законопроекты будут проходить, никого не будут обвинять в лоббизме, но “воз будет и ныне там”.

Самые большие обвинения в лоббизме звучат в адрес основного инициатора регулирования алкогольной отрасли — депутата Звагельского. В чем же подвох? Человек действительно работал в этой отрасли (судя по биографии), а что, разве есть такие, которые родились сразу депутатами? Может быть, неплохо, что правовым регулированием конкретной сферы занимается профессионал, который знает не только сегодняшние болевые точки отрасли, все лазейки и схемы, но самое главное — знает, как эти схемы и лазейки закрывать, потому что знает специфику изнутри и понимает, как технологически провести законодательные инициативы. И, судя по всему, он начал этим заниматься, понимая, что у него будут проблемы, будет сопротивление, хотя мог бы, наверное, увеличивать свой политический капитал на другой почве.

Так уж повелось, что россияне не особенно верят в бескорыстность, но, читая текст законопроекта о госрегулировании алкоголя, все же непонятно, почему те самые “эксперты” считают его лоббистским.

Очевидно, что готовящийся к принятию уже во втором чтении текст законопроекта не дает преференции какой-то отдельной отрасли или компании. Ведь законопроект, подготовленный депутатом “Единой России” Виктором Звагельским, предусматривает лицензирование и декларирование производства и оборота пива, требует маркировки всей алкогольной продукции, кроме пива, запрещает продажу пива крепостью более 5% нестационарными точками (ларьки, киоски, палатки, контейнеры, с рук, лотков, автомобилей и т. д. ). Пиво крепостью более 5%, как и другой алкоголь, предлагается запретить продавать в рознице с 23:00 до 08:00 местного времени.

Это — наведение порядка в самой криминализированной среде нашей экономики — алкогольной. В каждой отрасли есть и серьезные ужесточения, и серьезные преференции. Так, пивная отрасль, например, не работает в системе ЕГАИС, а винные предприятия не включаются в реестр производственных мощностей, что позволяет производителям вина соблюдать цикличность своего производства. При этом ужесточение лицензирования, увеличение уставного капитала исключительно для производителей водки с 50 до 80 млн руб., введение реестра мощностей для предприятий, введение досудебного аннулирования лицензий и другие жесткие нововведения ударят в первую очередь по крепкому алкоголю.

Поэтому хочется верить, что при правильной реализации нынешних законопроектов “левых” схем не останется, как и преференций для неких отдельных компаний.

Защитники пивной отрасли говорят о том, что инициированный депутатами законопроект направлен против них. Он действительно предлагает приравнять пиво к алкоголю, и эту инициативу поддержал президент страны. Кроме того, проект приравнивает рекламу пивного напитка к рекламе крепкого алкоголя. Так как же будет регулироваться процесс пивоварения в нашей стране? По словам Виктора Звагельского, Госдума готовит и новый техрегламент по пивоваренной продукции, согласно которому натуральным пивом будет считаться напиток из хмеля, солода и воды. “Однако это не означает, что то пиво, где вместо солода или частично вместо него добавляются другие ингредиенты, не может быть нормальным продуктом. Может, только называться это должно уже не пивом, а напитком на основе пива”, — разъяснил председатель подкомитета по рынку подакцизных товаров Звагельский. “Если напиток попадает под конкретную рецептуру, он будет называться пивом. Все остальное будет просто напитком на основе пива”, — подчеркнул он. Стоит отметить, что все чаще медики фиксируют у детей алкогольное отравление, явившееся следствием употребления пива. Согласно статистике, в России пьют 11,5 тысяч детей, 161 ребенку в возрасте от 10 до 14 лет поставлен диагноз “алкоголизм”. Под угрозой физической и моральной деградации оказалось молодое поколение страны, а значит, и в целом будущее России… Тем временем пивовары, предвидя дальнейшие ограничения по продвижению своей продукции, наращивают рекламные бюджеты. За первые три месяца 2011 года их затраты на телерекламу выросли почти в три раза!

Проблема пьянства и алкоголизма, например, в Норвегии и других северных странах Европы 100–150 лет назад была такой же насущной, как сегодня в нашей стране. Так, в Норвегии за время действия “сухого закона” (1919–1926) удалось на порядок сократить потребление спиртного, причем после отмены административного запрета норвежцы сохранили низкий уровень винопития. А ведь сама Россия еще 100 лет назад была, можно сказать, законодателем теории трезвости — в годы Первой мировой войны в стране потребляли всего 3,4 литра против нынешних 18 литров на душу населения. Есть наука о трезвом образе жизни “собреология” — над этой теорией работали такие ученые, как Бехтерев, Павлов, Введенский и др. Извлечение государством доходов от алкоголя постоянно сопровождалось и мерами по ограничению винопития. Еще при Иване Грозном вообще запрещалось употреблять крепкие напитки во всякое время, кроме как на Страстной неделе и в Рождество Христово.

Злоупотребление алкоголем, по данным Всемирной организации здравоохранения, является третьей по частоте (после сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний) причиной смертности в современном мире. Алкоголики и пьяницы живут в среднем на 15–20 лет меньше, чем люди непьющие. Только 25% алкоголиков преодолевают 50-летний рубеж. Риск самоубийства у людей, страдающих этим заболеванием, в десятки раз выше, чем у обычных людей. Россия уже переступила черту, за которой алкоголизм стал самым настоящим врагом нации. Президент страны Дмитрий Медведев отмечал не раз, что “наши сегодняшние демографические проблемы в значительной степени связаны с потреблением алкоголя”. Люди гибнут, сажая свое здоровье, народ погибает по вине пьяных водителей на дорогах, алкоголь пагубным образом влияет на семьи, которые нередко из-за этого распадаются, а дети остаются без родителей. Все это вынуждает уже сегодня, сейчас, задуматься не просто о разовых мерах, а о полноценной программе по борьбе с алкоголизмом среди населения. И акценты в первую очередь сейчас предлагается расставлять на работе с населением и ужесточении оборота алкоголя. Общепризнанно, что алкоголизм как социальную болезнь можно если не побороть, то, по крайней мере, стабилизировать. Было бы желание?