Старью здесь не место

Москва по-прежнему не может грамотно распорядиться вторичным сырьем

15.06.2011 в 18:02, просмотров: 2705

Недавно в Мадриде открылся отель, полностью выполненный из бытовых отходов. На его постройку ушло 12 тонн хлама: рыбацких сетей, целлофановых пакетов, сломанных стульев и даже ног манекенов. Так городские власти и бизнесмены продемонстрировали, что можно сотворить из обычного мусора. В Москве до подобного пока не додумались. И хотя все в курсе, насколько полезными могут оказаться бытовые отходы, в городе наберется от силы три сотни пунктов приема вторсырья. В ситуации попытался разобраться обозреватель “МК”.

Старью здесь не место

Справка МК Справка "МК"

В 2001 году объемы сбора вторичного сырья (макулатуры, стеклобоя, отходов полимеров, ветоши, лома черных и цветных металлов и прочее) по отношению к 1996 году увеличились в 2,5 раза, но были в 4—5 раз ниже аналогичного показателя середины 80-х годов прошлого века.

Мусорный коллапс в городе эксперты предрекают уже многие годы. Говорят, буквально со дня на день подмосковные полигоны, где пока хоронят львиную долю (до 80%) столичных отходов, исчерпают свой лимит. И в один ужасный день у нас может воплотиться в жизнь фантастическая история, описанная в фильме про робота Валли, где люди настолько загадили Землю, что вынуждены были улететь на ПМЖ в космос.

Ежегодно в Москве образуется 5,5 миллиона тонн бытового мусора. И лишь 6% пускается на переработку. А ведь современные технологии позволяют довести эту долю до 80% — и тогда мусор стал приносить бы нам пользу, а не вред.

“Приносите бутылки! “

В мире есть несколько путей избавления от мусора. Первый — закопать и забыть. В России, в отличие от западных стран, он самый популярный. При этом свалку экологи называют миной замедленного действия. Она может взорваться уже в период торфяных пожаров — нет ничего ужаснее горящего мусора. Его дым содержит тысячи вредных веществ, хотя бы те же канцерогенные диоксины. “Зеленые” могут назвать лишь пару полигонов, где постоянно дежурит пожарный отряд, на остальных же уповают на счастливый случай.

Второй путь — мусоросжигание, против которого возражают и экологи, и общественность. От строительства 10 мусоросжигающих заводов в Москве, к счастью, отказались.

— Мы понимаем, что захоронение мусора — плохо, — говорит председатель комиссии по экологической политике Мосгордумы Вера Степаненко. — В 2009 году мы пытались решить проблему путем строительства мусоросжигающих заводов, но население воспротивилось. Это сфера деликатная, какие-то фракции, например медицинские отходы, можно только сжигать. Но для строительства таких заводов нужно тщательно подбирать места, чтобы их появление не ухудшило экологическую ситуацию. Так что город пока решил ограничиться теми тремя заводами, что уже есть.

И, наконец, самый прогрессивный, третий путь, на который Москва все собирается ступить, но никак не ступит — переработка вторсырья. Чего только не делается из мусора. Удобрения, резиновые шины, биогаз. “90% салфеток и бумажных полотенец сделаны из мусора, — говорит руководитель токсической программы Гринпис России Алексей Киселев. — Из такого же сырья в 80% случаев сделаны флисовые куртки, а в 50–60% — черепица”. По экспертным оценкам, 70–80% содержимого мусорного бака можно переработать.

фото: Геннадий Черкасов

Почему же этот золотой бизнес не поставлен в столице на поток?

С одной стороны, у нас почти загнулась отрасль переработки вторсырья: в 90-е годы все подобные предприятия из Москвы были выведены. Во-вторых, для переработки подходит не всякий мусор — и проблема упирается в раздельный сбор, эксперимент с которым в Москве когда-то провалился. Предполагалось оборудовать контейнерами “Бумага”, “Пластик”, “Стекло” чуть ли не каждый московский двор. В некоторых они даже появились. К 2010 году намеревались снизить показатели мусора на полигонах до 15–16%. Но планы не осуществились. Москвичи не проявили к контейнерам особого интереса. Как рассказывает Степаненко, местами мусор действительно сортировали, а потом везли в какую-то точку, где его все равно смешивали.

Между тем в Петербурге усилиями экологов контейнерами для раздельного сбора мусора оборудована треть дворов. При этом еще в 2005 году в Москве приняли закон, сделавший раздельный сбор мусора обязательным. “По моим оценкам, около 20% москвичей готовы собирать мусор раздельно, но у них нет для этого условий”, — сетует Киселев. “Не нужно даже собирать бумагу и пластик отдельно, — рассуждает руководитель проекта по раздельному сбору мусора Гринпис Игорь Бабанин. — Главное, сортировать мокрый и сухой мусор, остальное — дело техники”.

Несмотря на готовность людей, перерабатывающим предприятиям катастрофически не хватает сырья. “У нас были инвесторы, желающие вложить деньги в предприятия по переработке ТБО. Однако они требовали гарантию, что мусора будет достаточно, иначе идея окажется экономически нецелесообразной”, — рассказывает Степаненко. Такой гарантии в Москве сегодня никто дать не может. Поэтому даже существующие предприятия, те же стекольные и картонные заводы, периодически находятся на грани закрытия. Например, производить стеклянные бутылки из первичного сырья слишком дорого, каждая состоит из “вторички” минимум на 30%. “Год назад встал один стекольный завод, — рассказывает Киселев. — Они готовы были даже оплачивать железнодорожную перевозку сырья. Но стекла в Москве собирают все меньше”. По оценкам Киселева, в городе не более 30 пунктов приема стеклотары. В одном из них, расположенном неподалеку от метро “ВДНХ”, побывал обозреватель “МК”.

Пункт оказался уникальным — хотя бы потому, что стоит на одном месте уже 30 лет. Эксперты говорят, что подобные заведения мигрируют минимум раз в полгода. Зеленый павильончик, как выяснилось, хорошо знаком местным пенсионеркам, алкоголикам и бомжам.

Внутри пункта — жуткая грязь и стойкий запах подкисшего пива. Почти все здесь навевает воспоминания о старых советских временах. Только вот бутылки раскладывают не в ящики (дорого), а в картонные коробки. В каждой — по 42 штуки. Рядом в огромных белых мешках валяется стеклобой, а в прозрачных пакетах — алюминиевые банки. “О чем вы пишете? Нет уже в Москве таких пунктов. К нам даже с другого конца Москвы едут. Некоторые привозят баночки из-под детского питания — чтобы город не засорять. Но таких идейных — единицы”, — жалуется дородный мужик-приемщик.

Клиент сюда приходит исключительно редко. Поэтому сырье приходится копить неделями, а зимой — и вовсе месяцами (лет двадцать назад на это уходило по полдня). Потом за ним приезжают машины. Некоторые пивзаводы забирают свои бутылки (они ведь у каждой фирмы разные), другие берут стеклобой. Правда, к вторсырьевщикам наведываются не представители заводов, а перекупщики. “Мы не можем сдавать бутылки напрямую производителям — нас туда просто не допускают, — жалуются рабочие. — Посредники платят за бутылку где-то по рубль тридцать, а за стеклобой дают по 30 копеек”. У населения, в свою очередь, цельные бутылки принимают по рублю, а битые — по 10 копеек за кило. Но в последнее время бомжи все чаще несут пивные банки — килограмм стоит целых 24 рубля.

“Говорят, битое стекло увозят за кордон — там чуть ли не по два евро за бутылку дают”, — делятся слухами мужики. А потом один вздыхает: “Пункты вторсырья должны дотироваться государством, мы еле концы с концами сводим. Властям, конечно, проще профинансировать строительство торгового центра — земля-то в городе дорогая. Был бы помоложе — давно уж бросил бы это дело”.

Под конец рабочие обратились ко мне с мольбой: “Приносите бутылки! “

Что касается такого опасного вида отходов, как перегоревшие люминесцентные лампы, то многие москвичи, не мудрствуя лукаво, спускают их в мусоропроводы, чего делать категорически нельзя. Содержащиеся пары ртути способны отравить воздух во всем доме на годы вперед. В Гринпис отмечают, что сегодня, согласно постановлению столичного правительства № 949-РП, такие лампы обязаны принимать у населения ДЕЗы. “И в половине случаев они их возьмут без звука”, — отмечает Киселев. “Конечно, сдать их нам можно, только вот у нас их очень много, все переполнено — что-то их никак не вывезут. Ну несите”, — без особого энтузиазма сказали нам в ДЕЗе на улице Константинова. Кроме того, в Москве работает несколько организаций, где принимают ртутьсодержащие лампы (по 7,5 рубля за штуку). Но в одной из них под названием “Экон” наш пыл осадили: “Вы организация, надеюсь? С частными лицами не работаем — не имеем мы возможности поштучно лампочки принимать”.

фото: Михаил Ковалев

Мусор — в экотехнопарки

— Столичные власти пришли к выводу, что вопрос переработки мусора нужно решать только совместно с близлежащими регионами, — рассказывает Степаненко.

Депутат отмечает, что идет разработка различных совместных программ — в них может быть задействована не только область, но и Тула, и Смоленск. Возможно, сама Москва будет специализироваться на переработке пластика, а металлом, бумагой или стеклом будут заниматься другие регионы. “Предполагается, что в столице будут размещаться мусоросортировочные станции (они уже есть в каждом округе), откуда мусор поедет по регионам на перерабатывающие предприятия. Кроме того, мы ждем принятия федерального закона, который возложит на производителя обязанность отчислять средства на дальнейшую переработку изделий, которые будут аккумулироваться в специальном фонде. Это даст производителю стимул вырабатывать более экологичные виды упаковки. Сегодня отрасль отходов на третьем месте по прибыльности, но работает она нецивилизованным способом”, — говорит Степаненко.

Как рассказали нам в Департаменте природопользования, проект госпрограммы “Охрана окружающей среды” на 2012–2016 гг. содержит специальный раздел “Сокращение объемов захоронения отходов производства и потребления, увеличение объемов переработки отходов, в т. ч. вторично используемых ресурсов”. Для начала предлагается на конкурсной основе разработать концепцию мусороперерабатывающей отрасли. “Мы предлагаем создать около шести так называемых экотехнопарков в различных областях ЦФО. Там будет полный комплекс: сортировка мусора, переработка, сжигание и утилизация остатков. Но основной упор — на сортировку и переработку. И вот только когда будет создана эта система, и появится потребность в раздельном сборе мусора. То есть тогда нужно будет ставить в московских дворах бачки для раздельного сбора. Но в плане эксперимента, чтобы постепенно воспитывать сознание людей, мы предлагаем начать ставить контейнеры для раздельного сбора на вокзалах и в аэропортах, в школах, больницах, театрах, а также в крупных учреждениях”, — говорят в департаменте.

В общем, контейнеры для раздельного сбора мусора появятся в Москве еще не скоро. К тому же власти так и не придумали, как заинтересовать москвичей отдавать мусор в переработку. Несколько лет назад в городе установили 3 тысячи фандоматов для приема алюминиевых банок и пластиковых бутылок. Сейчас фандоматов осталось не более тысячи, москвичи до сих пор глядят на них с непониманием. “Люди привыкли, что, если они что-то принесли, им надо заплатить, — считает Степаненко. — В Германии люди собирают мусор раздельно бесплатно — там коммунальные тарифы для тех, кто так делает, меньше. К тому же в Москве мало кто знает о существующих пунктах вторсырья — система информирования не налажена”.

…Последнюю проблему попытались решить экологи, открывшие в Интернете интерактивную карту, на которой отмечены московские пункты, где принимают цветные металлы, стекло, макулатуру, ртутные отходы, использованные аккумуляторы и даже поношенную одежду. Можно ввести свой адрес — и узнать, какие пункты вторсырья находятся недалеко от дома. Кстати, первую попытку создания такой карты “зеленые” предприняли лет пять назад — оказалось, информация слишком быстро устаревает. Поэтому все отмеченные на карте пункты предварительно объехали волонтеры — чтобы убедиться, что они действительно работают. А обо всех изменениях люди смогут сообщать друг другу в режиме онлайн. Сегодня на карте около 80 пунктов, в ближайшее время должно появиться еще не менее 200 точек.

— Большая проблема в том, что москвичи не знают, куда девать старую одежду, — мы постарались отметить все точки, например храмы, благотворительные организации, где ее могут принять, — рассказывает Киселев.

Экологи отмечают, что, судя по обращениям, желающих посещать пункты вторсырья все больше. И надеются, что карта поможет пополнить армию сторонников раздельного сбора мусора.