На качелях между жизнью и смертью

Расследование “МК” показало: чаще всего у нас гибнут не на аттракционах, а на детских площадках

07.07.2011 в 16:47, просмотров: 19720

Россияне больше, чем кто бы то ни было, склонны к экстриму. Свыше 40 миллионов человек — только вдумайтесь в эту цифру! — ежегодно катаются в России на аттракционах. И у наших людей дух захватывает не только от самих каруселей, но еще и от мысли: выдержит ли груда металла в очередной раз? Ведь, по слухам, аттракционы у нас либо советские, уже выработавшие свой ресурс, либо китайские. Насколько сильно в действительности рискуют сегодня любители острых ощущений? Как часто происходят ЧП, в том числе со смертельным исходом? Кто и как зарабатывает на извечном желании людей пощекотать себе нервы? Чтобы выяснить это, репортер “МК” провел собственное расследование и даже поработал оператором на самых опасных аттракционах.

На качелях между жизнью и смертью

“Дышите ровно и берегите скальп”

ВВЦ. После закрытия аттракционов в парке Горького бывшая ВДНХ стала бесспорным лидером по числу “железяк” — генераторов выработки адреналина. Все аттракционы начинают работать в обед, но операторы должны явиться к 11.00. Нас (временно причисляю себя к “водителям” аттракционов) здесь целая команда — в среднем по три человека на “карусель”. Практически все мои новые коллеги — молодые парнишки, студенты. Некоторые работают только сезон, с апреля по октябрь. Как раз в этот период больше всего посетителей в парках и, соответственно, желающих пощекотать себя нервы. Каждый аттракцион на ВВЦ в будние дни катает порядка 700 человек, в выходные — около 1500.

— Зарплата 120–130 рублей в час, — объясняет администратор Дмитрий Киринов. — Плюс еще 20% сверху, если вы будете завлекать посетителей.

Это я запросто. И спеть, и станцевать могу ради дела. Впрочем, этого не требуется — достаточно бодрым голосом рассказать в микрофон о невероятных, захватывающих ощущениях.

— После того как аттракцион утром проверят механик и электрик, делается пробный забег, — объясняет Дима. — Просим всех сотрудников прокатиться. Иногда соглашаются с радостью, иногда отказываются — от настроения зависит. Если отказываются, в кресло сажаем мешки с песком. А у меня выбора нет: администратор по инструкции обязан на себе все проверить.

Смотрите фоторепортаж по теме: На качелях между жизнью и смертью
17 фото

Мы с Димой усаживаемся на аттракцион, на котором мне предстоит работать. Поехали! Зависаем вниз головой над землей, а потом с бешеной скоростью крутимся по кругу… Вцепившись в кресло, думаю об одном: зря все это затеяла. Как ни банально, но и впрямь вся жизнь пролетела перед глазами. Выхожу с аттракциона в состоянии прострации.

— Слушай, я тебе не завидую — это ж с ума сойти можно, если ежедневно так кататься! — говорю Диме. Он в отличие от меня после “сеанса” спокоен, почти умиротворен:

— Привыкаешь быстро. И потом уже будто катаешься на обычных качелях. С утра на работу приходишь еще сонный, вялый, а прокатишься — бодрит!

Бодрит — это еще мягко сказано.

За работу! Мне доверили рвать билетики, проверять, чтобы посетители подходили по росту и весу и выглядели адекватно.

— Он же пьяный, — шепчу оператору Саше, глядя на гражданина с туманным взглядом. — Может, не пустим его?

— Ты это брось. Ну выпил человек немного — тут большинство таких. Главное — он не шатается и ведет себя прилично. Посмотрела б ты, на День ВДВ какие катались…

Загрузили первых клиентов. Проверяем, как они пристегнуты. Тут мне как раз и объясняют, что есть три уровня защиты: ремень безопасности, дуги и флажки фиксации, которые оператор защелкивает сам снизу. Так что, если что-то одно не сработает, останется еще два других. Отправляю своих клиентов в минутное, но в буквальном смысле головокружительное путешествие. И посыпались сверху монетки…

— Одна мелочевка, — смеется Саша. — Сланцы у некоторых слетают, бывает. Или очки. Недавно у женщины крестик провалился между сиденьями. Оказалось, подарок умершего мужа. Мы кресла разобрали, чтобы ей крестик достать.

— А несчастные случаи были? — пристаю к оператору.

— На моей памяти ни одного. У соседей наших, правда, неприятность недавно случилась. У девушки волосы зацепились за механизм. Она на аттракционе поехала, а волосы остались…

Наслушавшись криков и насмотревшись выражающих ужасный восторг (лучше сказать — восторженный ужас) лиц, отправляюсь на другой аттракцион — “кобру”. Операторы считают его самым экстремальным: на нем летишь со скоростью 100 км в час, делая мертвую петлю. Народ орет как бешеный! На них смотреть страшно, не то что самому прокатиться — так что уж простите, я не рискнула, даже услышав, что “кобра” эта родная (сделана в России, приехала в Москву из Геленджика) и сравнительно молодая (ей 9 лет). А люди тем временем идут на аттракцион дружной толпою. Представительниц женского пола в два раза больше.

— Женщины меньше раздумывают и быстрее решаются, поддавшись порыву, — говорит Батур Ямузов. — Они понимают всю серьезность, когда в кресло садятся и пристегиваются. Зато потом, бывает, просят выпустить их.

— Выпускаешь?

— По-разному. Если вижу, что человек в панике, тогда да. Ну пошли проверять, как они пристегнулись.

Работаем все по той же схеме — защелкиваем дуги, флажки, проверяем стальные тросы… Тут одна девушка просит, чтоб рядом с ней медвежонка плюшевого посадили, пусть и он прокатится. Не вопрос! А вот женщина бальзаковского возраста сидит… Ей-то зачем такой экстрим? Выходя на трясущихся ногах, потом говорит: “Больше ни разу. Это дочка меня затащила, и я согласилась сдуру! “

— Смотрите-смотрите, — шепчут мне операторы. — Вон тот товарищ ходит строго два раза в неделю уже второй год подряд. Как родной уже стал.

Через пару часов я уже работаю как заправский оператор. Даю советы: к примеру, не забывайте дышать во время полета (некоторые делают вдох на старте, а выдыхают только на финише). Тем, кто хочет самых сильных ощущений, рекомендую садиться на последние ряды, поскольку они выше всех поднимаются по змейке и потом проходят самый длинный путь в мертвой петле.

Откуда родом железяки-убийцы

— Аттракционы, изготовленные и испытанные в соответствии с действующими стандартами, примерно в десять тысяч раз безопаснее автомашин, — уверяет вице-президент РАПА (Российской ассоциации производителей аттракционов) профессор Борис Рабинович. — В московских парках около 700 аттракционов, и их качество у нас вопросов не вызывает. В регионах ситуация намного хуже.

— Аттракционов, которые достигли физического износа и будут сыпаться, около 30–40%, — говорит председатель Международного комитета ИСО по безопасности аттракционов, зав. кафедрой прочности МАИ, заслуженный конструктор РФ Владимир Гнездилов. — И они в основном в мелких городах, где и посетителей немного, и цены на билеты не позволяют владельцам обновлять парк. Советские аттракционы в принципе и сейчас могут работать (в среднем срок их жизни, установленный производителем, 50 лет). Но нужно сделать расчеты, выявить самые нагруженные узлы и заменить их, провести экспертизу усталости металла. Практически никто из владельцев этим не занимается. А ведь из 1000 парков, что сейчас в России функционирует, частных всего около 60. Остальные принадлежат муниципальным властям, которые вкладываться в них не желают. И, кстати, эксперты недавно заявили, что советские аттракционы якобы самые надежные и намного лучше зарубежных. Я категорически с этим не согласен. Аттракционы советского производства изначально неправильно проектировались и не соответствовали многим требованиям безопасности, принятым во всем мире. Помните случай с “Сюрпризом” в Лианозовском парке несколько лет назад? Тогда обрушилась крутящаяся платформа и пострадали почти два десятка человек. Это был типичный советский аттракцион. В годы СССР ЧП на таких было много, просто тогда обо всех этих трагедиях умалчивалось.

Я просматриваю хронику трагедий за последние 5 лет:

“17 июня 2006 года в городе Благовещенске на аттракционе “Космонавт” в момент вращения выпала 68-летняя женщина. Получив травму черепа, она скончалась на месте.

14 июня 2007 года в Югорске произошла авария детского аттракциона “Вертолеты”. Во время катания группы из 11 детей с воспитателем произошло разрушение несущей конструкции сооружения, вследствие чего упали кабинки с пассажирами.

В мае 2008 года в парке Великого Новгорода упала карусель (в поднимающем людей устройстве сорвалась шайба). Пострадали 11 человек.

Июнь 2011 г. В Перми мужчина выпал с аттракциона “Вихрь”…

Вообще 90% несчастных случаев сейчас происходит либо именно с бывшими советскими аттракционами, либо с новыми, прибывшими из Китая. Многие “карусельки” из Поднебесной не сертифицированы на соответствие российскому ГОСТу. Особенно это касается “горок”, “башен свободного падения”.

фото: Геннадий Черкасов

— Когда китайские автомобили проходят краш-тесты на российском рынке, то не выдерживают никаких требований, — продолжает Гнездилов. — Но их ввозят и покупают… Также и аттракционы. Для их запуска нужна лишь добровольная сертификация или техническое заключение изготовителя. Представляете — добровольная! Хотя во всем мире аттракционы отнесены к средствам повышенной опасности и их сертификация обязательная.

Хуже всего ситуация с аттракционами на детских площадках. Они по размеру меньше и на вид не опасные, но несчастных случаев там в десятки (!) раз больше. По одной причине — там нет оператора, и никто за ними не следит. ЖЭКам это не надо, управляющим компаниям тоже. Оборудование ломается, его никто не ремонтирует. Статистики по аттракционам на детских площадках тоже нет, но, по неофициальным данным, там гибнут столько же малышей, сколько в ДТП.

В РАПА говорят, что чаще других детей убивают обычные качели и горки. А еще в последние годы малыши гибнут на батутах. Но это исключительно из-за несоблюдения правил безопасности. Вот, скажем, в Читинской области у надувного аттракциона батут весом 500 килограммов, установленного во дворе школы, при порыве ветра оборвались растяжки. Пролетев по воздуху 30 метров, батут с семью детьми ударился о стену кирпичного гаража. Четырехлетняя девочка погибла, остальные получили травмы. Эксплуатация батута запрещена при силе ветра свыше трех баллов, а в этот день она достигала шести-семи баллов, и даже было объявлено штормовое предупреждение… А вообще статистика смертей детей, по прогнозам экспертов, на детских площадках будет расти в геометрической прогрессии. Потому что качели, которые давно установлены, совсем износились, а те, что новые, в основном кустарного или опять же китайского производства. И они еще соберут свою страшную жатву…

Война с “тарзанкой”

За все время, что работала оператором на аттракционах, никто из посетителей ни разу не поинтересовался: откуда они родом, имеют ли какие-то документы? А еще я не заметила ни одного проверяющего. Они вообще здесь редкие гости. Да и по закону владелец аттракциона может их и близко не подпустить к своей собственности.

— Законодательно надзор за аттракционами не предусмотрен вообще, — говорит Гнездилов. — В некоторых регионах (Москве, Костроме, Ханты-Мансийске и др. ) власти пошли на самодеятельность и создали такие инспекции сами. Но это не выход. Та же Москва поручила это управлению по благоустройству при ОАТИ. Получается, что специалисты, которые косят газоны, надзирают за американскими горками. Нонсенс! В Самаре нашелся инспектор строительного надзора, который заявил, что аттракционы — это строительный объект, поскольку под ними есть фундамент. И он не дал разрешение на эксплуатацию колеса обозрения.

Федеральный надзор за “карусельками”, по словам Гнездилова, можно ввести только техническим регламентом “Безопасность аттракционов”. Его разработали еще в 2005 году, но положили на полку: так и находится в Госдуме в стадии подготовки к первому чтению. А ведь как раз в нем четко прописано, кто и за что отвечает, а значит, понятно, с кого спросить. К примеру, за аттракционы на детских площадках — с ЖЭКов. И, кстати, единственным ведомством, выступившим против такого подхода, было Минэкономразвития. Его специалисты посчитали, что государство понесет серьезные издержки, если возьмет на себя контроль за обслуживанием детских площадок.

А еще техрегламент прописывает принятие мер по результатам несчастных случаев — остановка работы аттракциона, расследование, повторный ввод механизма и т. д. Есть там и жесткое требование к производителям, чтобы любой аттракцион (будь он отечественный или импортный) в обязательном порядке соответствовал ГОСТу. И “тарзанка” в нем запрещена категорически.

— В российском стандарте есть диаграмма допустимых ускорений, не опасных для человека, — объясняет Гнездилов. — “Тарзанка” сюда не вписывается.

Помимо техрегламента нужен еще и закон об эксплуатации. Ведь вред на этой стадии может быть в разы больше, чем от ошибок при проектировании и изготовлении. По новому закону (его проект тоже уже разработан) владельцы обязаны будут выполнять определенные правила эксплуатации. И никаких новых инспекций для контроля создавать не надо. У нас есть Ростехнадзор, который следит за эксплуатацией лифтов, строительных кранов и т. д. Вот он на себя и возьмет еще и аттракционы, это как раз его компетенция. И его сотрудники будут требовать от владельца “железяк” предоставить ежегодный допуск к работе на каждый аттракцион, выданный аккредитованным органом. Там эксперты детально все проверят, проведут испытания и выдадут заключение, что механизм исправен и безопасно может работать минимум 1 год. Они это будут гарантировать! И если случится ЧП, эксперты окажутся на скамье подсудимых рядом с владельцами аттракциона.

Темные аллеи парка Горького

— Аттракционы всегда были под контролем криминала, — уверяет бывший смотрящий за одним из провинциальных городов Виктор Антонович. — Это лакомый кусок, который стабильно приносит хороший доход, и его никто не отдаст. В Москве и крупных городах сейчас ситуация изменилась (там все чиновники “крышуют”), но в остальных так все и осталось.

Считается, что средства, вложенные в детские аттракционы, возвращаются в течение года, во взрослые — двух. Кстати, в США оборот от аттракционов в три раза превышает военный бюджет. Нам до этого, конечно, далеко, но…

— А знаете, ведь аттракционы в парк Горького изначально наркомафия привезла, — выдает Виктор Антонович. — Из-за рубежа. Задача была одна — отмыть деньги. Для этого и придумали схему с аттракционами — якобы доход от них (а его ведь точно учесть нереально) перечисляли владельцам, у которых он был взят в аренду, за рубеж. Так бешеные деньги уходили из страны много лет.

— То, что в парке Горького криминал крышевал аттракционы, — бесспорный факт, — подтверждает один из членов РАПА, владелец многих московских аттракционов. — Меня лично даже возили на бандитские разборки с ними. Да и потом было не все понятно с фирмами, которым принадлежали аттракционы. Они вроде сдавали в аренду механизмы парку, а тот в свою очередь передавал их субарендаторам, которые были аффилированы все с теми же фирмами. Аттракционы (их там было 105) могли приносить доход около полутора миллиардов рублей в месяц, но парк (его в прошлом году посетили почти 4 миллиона человек) имел с этого только 20 миллионов целковых.

Не исключено, что аттракционы убрали из парка в том числе по этой причине. Их состояние, кстати, как уверяют эксперты, было ничем не хуже, чем в большинстве парков России. Это подтверждает и то, что 10 аттракционов из парка уехали за рубеж, 3 будут установлены на ВВЦ, остальные — в регионах.

Теперь в парке Горького скукотища. Между тем конструкторы предлагают установить здесь гигантское “колесо обозрения” 200-метровой величины (для сравнения: то, что крутится на ВВЦ, 70-метровое). Оно будет новой, запатентованной российскими учеными конструкции, в 6–8 раз легче, чем обычные, эстетичнее, без оси и т. д. Это колесо аттракционщики готовы полностью установить за свой счет. А пока вопрос решается, новые “русские колеса” собираются прикупить в Европе. Так что скоро их узнают во всем мире так же, как в свое время “русские горки”. Российские предприятия — производители аттракционов (их сегодня в стране около 70) получают сегодня заказы даже от Саудовской Аравии и Швейцарии, но а на родине пользуются куда меньшим спросом, чем китайские…

Расстрою любителей экстремальных поездок — необычные аттракционы в России в ближайшее время вряд ли появятся. Хотя была задумка сделать у нас аттракцион с компьютерными эффектами. Будто не просто едешь на “катальной горе”, но путешествуешь внутри какого-нибудь фантастического фильма (в США есть аттракцион по мотивам “Человека-паука”). Однако стоит такая радость несколько десятков миллионов долларов, и пока никто не соглашается вложиться в такой проект. Впрочем, в любом случае популярность аттракционов, по прогнозам, будет расти (даже в кризис спрос на них не упал). Что ж, как меня заверили ученые, дело очень полезное. Мозг реагирует выплеском мощного биохимического коктейля, и все это для того, чтобы справиться со стрессом, который испытывает наш организм. В этот коктейль входят адреналин, норэпинефрин и масса других гормонов, которые приводят к всплеску эйфории. Но главное — они как бы тренируют организм, повышают его устойчивость. В Америке одно время модно было катать на горках астронавтов.

— Знаете, как первый отряд советских космонавтов тренировали? — спрашивает Гнездилов и сам же отвечает: — Они на 6-м этаже проходили медкомиссию. Человек шел по коридору и, когда оставалось несколько шагов до кабинета, проваливался в дырку в полу. Летел 5 этажей, падал на сетку. Там его поднимали и тут же проверяли на стрессоустойчивость.

Космонавты никаких подобных проверок не боялись, потому как были уверены в своей безопасности. Но будет ли так же уверена в ней и развлекающаяся на каруселях публика?