Дадут ли бомжам сирот?

Власти имитируют бурную заботу о детях

28.02.2013 в 14:52, просмотров: 2215

Премьер-министр Дмитрий Медведев подписал распоряжение о внесении в Госдуму законопроекта, который должен упростить процедуру усыновления. Однако специалисты говорят, что толку усыновителям от этого постановления будет немного. И последнее слово, как обычно, останется за конкретными исполнителями на местах, у которых закон — что дышло.

Дадут ли бомжам сирот?
фото: PhotoXPress

Так, постановление устанавливает обязанность органа опеки и попечительства через свой официальный сайт и через СМИ информировать граждан о порядке усыновления и детях, которые нуждаются в усыновлении.

- Но ведь так было и раньше, - говорит консультант благотворительного фонда «Семья» Галина Красницкая, которая более 20 лет занимается вопросами семейного устройства детей-сирот. - Нормальные органы опеки всегда поступали подобным образом. То же самое касается и прописанного в новом документе права граждан на получение подробной информации о ребенке, сведений о наличии у него родственников, независимого медицинского освидетельствования ребенка. Уже давно люди, желающие взять детей в свою семью, должны лично познакомиться с ними и установить контакт. А в данном постановлении об этом пишут, как о чем-то новом, небывалом.

Также теперь усыновители обязаны ознакомиться с документами ребенка и в письменной форме подтвердить факт ознакомления с медицинским заключением о состоянии его здоровья.

— Как будто раньше им кто-нибудь без этого отдавал малыша! - продолжает Галина Сергеевна. - Разве что карту ребенка приемным родителям не показывали. Врач или медсестра просто рассказывали о здоровье ребенка. Конечно, потенциальные родители переспрашивали, записывали, но не всегда и не все понимали, вот и было потом немало возвратов из-за того, что потом они не справлялись с тяжелыми заболеваниями ребенка... Теперь приемные родители должны подтверждать в письменной форме факт ознакомления с медицинским заключением о состоянии его здоровья. Но расплывчатая формулировка законопроекта никого не обязывает давать карту ребенка на руки для тщательного исследования. Так что же изменилось?

По словам Красницкой, реальное нововведение — это то, что теперь не нужно предоставлять справки о соответствии жилого помещения санитарным и техническим правилам и нормам. С одной стороны это, конечно, хорошо, потому что собирать эти справки сложно и долго. Но будет ли определен какой-то минимум норм для принятия ребенка в семью? И не получится ли, что любой бомж или человек, у которого и дополнительную кровать поставить негде, захочет взять ребенка, чтобы получать на него деньги?

Хорошо в новом законопроекте и то, что увеличен срок действия медицинского заключения о состоянии здоровья потенциальных усыновителей с трех до шести месяцев, и что теперь усыновителям не нужно будет предоставлять в органы опеки чеки и справки, подтверждающие все расходы, произведенные за счет средств, выделяемых государством на подопечного.

- Раньше с этим усыновители очень мучились — нужно было отчитываться по всем даже самым мелким покупкам, сохранять все чеки о каждом кефирчике или наборе карандашей, чтобы получить выделенные на эти цели государством деньги, - продолжает Галина Сергеевна. - Ну и, конечно, хорошо, что теперь подняли размер единовременного пособия. Правда, «до 100 тысяч рублей» - понятие растяжимое, это может быть и 20 тысяч, - как раньше, когда регионы говорили, что больше выделить не могут.

Еще важное нововведение — это то, что теперь исключается требование о наличии разницы в возрасте между усыновителем, не состоящим в браке, и усыновляемым ребенком. Это хорошо в тех случаях, когда заботиться о малыше собираются его старшие братья, сестры или другие родственники. Раньше им в этом праве отказывали, суд обычно придерживался жестких рамок минимальной 16-летней разницы. Однако теперь это ограничение снимается не только для родственников, но и вообще для всех. Что хорошего, если, скажем, мало смыслящая в жизни девчонка лет 25-ти захочет удочерить себе 15-летнюю «подружку»?

- Есть в данном законопроекте некоторые положительные подвижки, - резюмирует Галина Красницкая. - К примеру, через столько лет наших выступлений, в нем наконец-то прозвучало слово «сопровождение». Но в основном в этом постановлении говорится о том, что уже и так есть. То есть опять скорее имитация бурной деятельности, чем реальная работа. И еще мне интересно, насколько сохранятся даже те положительные моменты, которые в нем предложены, когда законопроект пройдет Госдуму, а главное — дойдет до конкретных органов опеки. У нас обычно даже хорошие идеи, пройдя через бюрократические фильтры, превращаются в свою противоположность.