Милонов между Фраем и адом

Главный гомофоб России встретился с самым известным геем Британии

14.03.2013 в 18:21, просмотров: 9916

Это случилось неожиданно, но теперь кажется, что по-другому и быть не могло. Стивен Фрай, символ всего самого британского — свободы, стиля и чувства юмора, — не просто добровольно, а еще и по собственной инициативе оказался в логове, по идее, заклятого врага. Депутата петербургского Заксобрания Виталия Милонова, который после серии запретительных законодательных инициатив по праву примерил на себя роль знаменосца российской государственности.

Джентльмены сошлись на почве гомосексуализма.

Милонов между Фраем и адом
Петербург. Морозы. Стивен Фрай. Фото из твиттера Стивена Фрая

Стивен Фрай, как человек, никогда не скрывавший гомосексуальной ориентации, задавал вопросы для документального фильма, исследующего тему: каково это — быть геем. Виталий Милонов, как автор законопроекта, запрещающего пропаганду гомосексуализма и педофилии, держал ответ.

Но отношение к гомосексуализму не единственное, что разнит этих двух собеседников.

Законодательные инициативы депутата Милонова — то, что обеспечивает его карьеру политика (то есть постоянное упоминание СМИ, что по сути одно и то же). Перепробовав самые разные ходы, вплоть до попытки запрета на фото- и видеосъемку в метро, он нашел свою отдушину в пропаганде гомосексуализма и педофилии, после чего его имя узнала вся страна. Или хотя бы зрители вечерних новостей.

Для Фрая же гражданский активизм — всего лишь хобби. Добровольная общественная нагрузка, а не дело всей жизни. Фрай в первую очередь — успешный актер, драматург и режиссер. Лучший друг «доктора Хауса» Хью Лори (и крестный отец трех его детей), с которым сделал как минимум два культовых проекта на телевидении: сериал «Дживс и Вустер» и «Шоу Фрая и Лори». Автор целого ряда бестселлеров. Фрай — обладатель исключительного английского языка, признанного у себя на родине чуть ли не эталонным. Впрочем, при необходимости и с русским языком он вполне справляется. Так, 21 августа 2012 года, оскорбившись письмом в защиту Pussy Riot, опубликованным Фраем на сайте организации Amnesty International, некто Дмитрий Фадеев на английском языке обратился к нему через «Твиттер»: «Стивен, а вы понимаете, что говорите о вещах, о которых не имеете ни малейшего представления? Сколько русских слов вы знаете?» На что тот почти мгновенно ответил на чистом русском: «Свобода и справедливость, например?»

Бытие определяет сознание. Вот почему Фрай — тот человек, который всегда выступает «за». Благотворительные программы, науку, права геев и политзаключенных. А Милонов — из тех, кто раз за разом налегает на «против». Гомосексуализма, абортов, теории Дарвина, митингов вблизи религиозных учреждений, Мадонны и присвоения звания почетного гражданина Санкт-Петербурга режиссеру Александру Сокурову.

Фрай принимал участие в кампании против католической церкви. Милонов носил футболку с надписью «Православие или смерть».

Сразу после встречи с Милоновым Фрай публикует в «Твиттере» для своей аудитории в пять с половиной миллионов подписчиков сообщение: «Ну что ж, я все равно всегда буду любить Россию, и надеюсь, что молодежь не позволит ядовитой смеси национализма и религиозного фанатизма ее уничтожить».

Пресс-секретарь Милонова для полутора тысяч его фолловеров публикует ссылку на «несколько фото со встречи со Стивеном Фрайем».

Судя все по тому же «Твиттеру», общий язык джентльменам найти так и не удалось. Но это тот случай, когда само событие перевешивает любые выводы на его счет.

В рабочем кабинете депутата в здании Мариинского дворца с иконами и портретом патриарха Кирилла на стене встретились не просто два человека с разными взглядами. Это была встреча двух параллельных миров. Доказать превосходство одного над другим невозможно.

Зато, кажется, стало ясно, как их помирить.

Все, что для этого надо, — просчитать, что экономически выгоднее. Приобрести за государственный счет скромную недвижимость Виталию Милонову в Лондоне в районе Сохо. Или Стивену Фраю — пятикомнатную квартиру в Грозном.