Анхар Кочнева рассазала о том, что происходит в Cирии

В Дамаске похищены около 7 тысяч человек

21.03.2013 в 12:35, просмотров: 4707

Российская журналистка, уроженка Одессы Анхар Кочнева вернулась в Украину после 153-дневных мытарств в плену сирийских боевиков. Побыв пару дней в Киеве, где Анхар обещают вручить новый паспорт гражданки Украины, взамен утерянного не по её вине, дама выедет к дочери в Москву. Фотокамеру и мобильный телефон она уже приобрела. Отобранные в Сирии «на благо революции» непременные аксессуары журналиста ей, скорее всего, не вернут. Сирийские друзья Анхар уже сообщили: после исчезновения из стана боевиков так называемой «свободной армии» её якобы внесли в список людей, подлежащих немедленному уничтожению, чуть ли не под вторым номером. После Башара Асада.

Анхар Кочнева рассазала о том, что происходит в Cирии
фото: РИА Новости
Анхар Кочнева

На встречу с киевскими журналистами Анхар Кочнева пришла в сопровождении официальных лиц из посольства Сирии и нескольких дюжих молодцев. Так, на всякий случай.

- Моя история - капля в море, - говорит Анхар. - В одном только Дамаске сейчас похищены где-то около семи тысяч человек. Среди них есть и иностранцы, и сирийцы. Мне говорили, что какие-то два мадьяра сидят в плену с мая прошлого года. Ими никто не занимается, венгерское правительство признало этих бандитов («Свободную армию Сирии» - авт.), поэтому сирийская сторона не имеет возможности оказывать им поддержку. Те мадьяры, брошенные всеми, забыты. Когда подобные вещи случаются с иностранцами, об этом хоть кто-то говорит, поднимает шум. Но никто не задумывается: а что же происходит с самими сирийцами? Идет геноцид шиитской части населения. За альтернативное мнение могут зверски убить, замучить...

- В Сирию приезжает немало журналистов, - продолжает А. Кочнева. - Проблема заключается в том, что они пишут не материалы и репортажи, а изложение. Что-то вроде «свободного копирайта». То есть, посмотрели чей-то сюжет, почитали, переиначили - и выдают за свой собственный.

Простой пример: 10 мая прошлого года были два страшных взрыва, двойной теракт (в том числе подорвали машину с тысячей килограммов тротила), пострадало в общей сложности более четырехсот человек. Телекомпания «Аль-Джазира» же утверждала: «Нет, это сам Башар устроил, а жертвы - это убитые сторонники оппозиции, их специально взорвали ...».

Кочнева сама забралась в ковш экскаватора, увидела разрушенный школьный автобус. Никого, кроме детей, в том автобусе не было, а на самой машине лежала игрушка ...

- Год назад по сирийскому ТВ выступала женщина из провинции Хама, которая собрала 30 тысяч подписей против войны. За это бандиты убили ее 12-летнего сына, сняли на видео похороны ребенка, выдав его за «жертву режима», после чего... не дали похоронить тело. Женщина потом оттуда сбежала, рассказала, как происходило на самом деле, но... нас никто не слышал, потому что мы отрезаны от мира.

Когда Анхар Кочневу передавали послам России и Украины, замминистра иностранных дел Сирии рассказал: «За то, что я работаю в правительстве, в дом, где живет мой 86-летний отец, ворвались бандиты и начали выносить старика. Пришел какой-то родственник, поднял шум, начал драться с непрошеными гостями. Дедушка воспользовался моментом, выбежал на улицу, начал звать на помощь других родственников. Бандиты спешно покинули дом, прихватив 13-летнего племянника. Уже две недели как о парне ничего не слышно... ».

Точно такая же история была у одной сирийской артистки в Алеппо. Тоже украли ребенка, пытались на женщину давить, дабы она поменяла свою политическую позицию. 

Сирию Анхар Кочнева регулярно посещает начиная с 1999 года. Поначалу ездила как турагент.

- Это дружественная страна, оказавшаяся в беде, повернуться спиной к ней нельзя, - говорит Анхар. - В качестве переводчика я работала с четырнадцатью СМИ, в том числе с украинским каналом «1+1». НТВ там 21 день находилось, РТР приезжало раз 8. Якобы «правозащитные организации» кричат, мол, армия убивает народ. На самом же деле народ убивает вовсе не армия. Можно стать жертвой теракта, могут бандиты прийти домой. Совершается преступление против 23 миллионов человек.

Официально считается, что жертв «зверств Асада» 100 тысяч человек; но о 120 тысячах жертв с противоположной стороны молчат!..

Немало журналистов погибли за то, что писали и передавали правду.

- Не были бы мы объективны, может, и не трогали бы нас, - невесело констатирует Кочнева.

Интернет-журналистка предложила своим киевским коллегам обратить внимание на нумерацию бойцов и офицеров «свободной армии». Мундиры для этого формирования продолжают шить в Турции.

- Если воспринимать всерьёз эти восьмизначные номера на форме каждого, - получается, будто против Башара Асада воюют чуть ли не одиннадцать с лишним миллионов человек, - иронизирует Анхар. - Но, простите, в стране-то всего 23 миллиона граждан, среди них есть семьи с семью-восемью детьми, женщины есть, старики. Откуда почти 12 миллионов мужчин, которые якобы поддерживают... вот это?

На самом деле личный состав «свободной армии» невелик. «Обман зрения», тиражируемый катарской «Аль-Джазирой» на весь мир, достигается путём простой манипуляции. Захватит маленькое поселение десяток вооруженных людей, расставит снайперов, дабы держали «на мушке» улицы – и вот уже весь населенный пункт вроде как под их властью.

Это самое меньшинство тщится выдавать себя за «большинство» сирийского народа, надеясь, будто определенная легитимность их деятельности уже «в кармане».

- Оппозиционеры, которые находятся в Москве, Стамбуле или Париже, не знают, что о них думают те, кто с оружием собственно воюют. А те говорят: «Мы их и близко к власти не подпустим!». То есть будет грызня, если «свободная армии»я все-таки придет к власти на американских штыках (иначе не получается!). Да и сейчас между собой грызутся радикальная группа, которая признана США террористической, и более умеренная. В первой, действительно, много наемников. А те, у кого я была, - сирийцы, они не такие кровожадные. Той же зимой были похищены двое россиян и итальянец, они находились у тех же людей. Они говорят, что отношение к ним было достаточно неплохое. Мне тоже каждый день не говорили: «А знаешь, мы тебя завтра убьем!". Такого не было вообще. Сначала охранники повторяли: «Ты скоро будешь дома, увидишь дочь...».

Отношение со временем изменилось.

- За 5 месяцев меня полностью исключили из информационного пространства, - сетует Кочнева. - За это время в стране стало хуже: у оппозиционеров появились «стингеры», винтовки с оптическим прицелом за $10 тысяч (при месячной зарплате боевиков в $100). Когда меня везли обратно по трассе от Хомса в Дамаск, не могла не обратить внимание: если раньше там было одно сожженное кафе и несколько разбитых автосалонов, - теперь нет ни одного целого дома. Видимо, боевики занимают здания и армия вынуждена их оттуда «выкуривать». Дамаск был абсолютно спокойным городом, а теперь там слышны какие-то обстрелы, падение тяжелых снарядов. То есть бандиты откуда-то получают тяжелое вооружение за немалые деньги.

- Рынок в 23 миллиона человек - это много. Можно было бы неплохо зарабатывать, в особенности сейчас, когда во всем мире кризис. Сирия тем была неудобна, что в ней производилось все, причем достаточно дешево. Там свои лекарства, свои собственные машины собирались. За последние 10 лет страна сделала гигантский шаг вперед.

Сейчас, по официальной информации, в Алеппо и Алеппской области воруют оборудование с заводов и вывозят в Турцию. Вывезены полностью полторы тысячи заводов! Или звонят владельцу: «Давай такую ​​вот сумму денег - и мы тебе назад вернем...». То есть - натуральный разбой.

Действительно, иногда случается, что вертолет правительственных войск сбрасывает взрывпакет. Хотя армия избегает наземных операций, стремится действовать осторожно. А как пройти танкам или пехоте, если поле заминировано?

- Дня за два до моего освобождения боевики обстреляли нефтезавод в Хомсе, - вспоминает Анхар Кочнева. – А взорвись емкости с газом – была бы на этом месте пустыня!..

Есть некая организация национального примирения. Как-то раз с каждой стороны собрались по 20 человек, обнимались, братались. Потом тех людей, кто пришли со стороны оппозиции, расстреляли всех до единого. Мириться сирийцам не дают.

Из досье «МК» Анхар Кочнева родилась в Одессе в 1972 году. Её мать работала преподавательницей музыки, двоих дочерей воспитывала сама, с их отцом-врачом развелась вскоре после рождения второго ребенка. Арабский язык Анхар стала изучать на единственных в то время в Одессе курсах. Окончив школу, устроилась работать на одесском областном радио. После развала СССР в украинских СМИ платили гроши, поэтому девушка подалась на заработки в Белокаменную. Совершенствовала свой арабский на курсах при институте Дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Параллельно делала переводы «под заказ», трудилась гидом для приезжавших в Россию небедных мусульман, сама путешествовала по странам Арабского мира. Уже тогда, по некоторым данным, Анхар Кочнева общалась с людьми, вхожими к президенту Сирии Башару Асаду. В Москве же Анхар вышла замуж за специалиста в IT-сфере Дмитрия Петрова, родила дочь Линду. Сейчас девочке 10 лет, живет с отцом (Анхар и Дмитрий несколько лет назад развелись). Занятие турбизнесом стало менее доходным (из-за усилившейся конкуренции) и Анхар решила перебраться в Сирию. Выступала там с лекциями в поддержку Башара Асада, вела блоги и писала заметки в Интернет-издания Сирии и России, организовывала встречи прибывавшим в Сирию российским и украинским группам журналистов, занималась обеспечением перевода в ходе бизнес-переговоров.