Где ты, бельканто?

Памяти Анатолия Шамардина

05.05.2014 в 11:47, просмотров: 1628

С точки зрения музыкальной энциклопедии bel canto (буквально - прекрасное пение) – это всего лишь «стиль вокального исполнения, сложившийся в Италии к середине 17 века и составляющий основу итальянской вокальной школы…” Но есть и еще одно «бельканто» - это эстрадная песня 50-х – 60-х гг., которая берет свое начало в «неаполитанской» песенной традиции середины 19-го века. Звезда этого сладостного пения промелькнула и погасла в 50-60 годах: Клаудио Вилла, Мариино Марини, Джордио Консолино, Ландо Фьорини. Фьорини – как будто завядший цветок из гербария! Сюда же можно отнести и Робертино Лоретти, к своему совершеннолетию потерявшего голос.

Где ты, бельканто?
Анатолий Шамардин с гитарой. Фото Нины Красновой. Терлецкий парк

В Москве до недавнего времени был единственный на всю Россию и заодно Италию певец Анатолий Шамардин. Предки Анатолия по отцовской линии – донские казаки, а по матери – понтийские греки. Анатолий родился на Ставрополье, в селе Ольгино. После средней школы - Горьковский институт иностранных языков и Ленинградская аспирантура. В 1970 году, когда приказало долго жить итальянское эстрадное бельканто, он получает диплом певца-вокалиста и работает в оркестре Леонида Утесова. Потом в Росконцерте, мотается с концертами по стране и пользуется у слушателей невероятным успехом.

В 1973 году в журнале «Кругозор» вышла его первая гибкая пластинка с напутствием Виктора Бокова. Потом увидела свет долгоиграющая пластинка «Гитары любви», выпущенная фирмой «Мелодия» тиражом 100 тысяч экземпляров, с предисловием Людмилы Зыкиной. Глядя на греческий профиль Шамардина, Утесов говаривал: “Толенька, с твоим носом петь русские народные песни безнравственно!” Это и предопределило его выбор в тот злополучный момент, когда оркестра Утесова не стало. В 1980–90-е годы он жил и работал в Европе, в том числе – в Греции и Германии. Говорят, Бог шельму метит. Наградив его необыкновенным талантом, Всевышний взамен отнял возможность устроить быт, зарабатывать на хлеб.

Квартиру в Москве он получил лишь пару лет тому назад. До этого благословенного момента был прописан в общежитии работников культуры "без права проживания", скитался по съемным квартирам, работал за символические гонорары в ресторанах, в основном итальянских и греческих. Но время его песен безвозвратно ушло, как и публика. Никто ни разу не видел его унывающим. Всех своих знакомых и друзей он встречал с неизменной лучезарной улыбкой: “А это мой самый дорогой друг ...!” Толя был пронизан теплом и радостью, как будто впитал эти чувства из песен своего репертуара, впитал с молоком матери его исторической родины.

29 апреля его старое, словно командирские часы, сердце на 76 году, остановилось. Но песни, а он кроме всего прочего писал песни на стихи Бокова, Нины Красновой, Валерия Дударева, Николая Старшинова, Владимира Кострова и других, до сих пор, несмотря ни на что, живые и свежие, словно цветы поклонников на его скромной могилке.

Вот одна из них. Песня на стихи Нины Красновой. Удивительно лиричная, сладостная, подлинно русская :

Мне приснился сон под пятницу:

Я надела «белу платьицу»

С вышивкой по рукавам

И пошла на вечер к Вам...