Россия и Украина

Журнал «Накануне», 1919 год

25.09.2014 в 17:17, просмотров: 1850
Россия и Украина

Идея украинской самостоятельности, как известно, обязана своим происхождением германскому генеральному штабу. В ней германские военно-политические деятели видели одно из верных средств ослабить русский народ и сделать для него безнадежным сопротивление германскому напору. Австрийское правительство в свою очередь оказывало ему широкое покровительство и щедро ссужало его денежными средствами.

Органических причин для развития этого движения не существует. Малороссия связана с остальными ветвями русского племени общностью происхождения и языка, единством религии, исторических судеб, равным участием в политической жизни общерусского государства. Налицо, таким образом, все побудительные причины для теснейшего сближения их и ни одного разумного повода для расхождения с общим русским отечеством.

Равнодушное к истинным реальным и идеальным нуждам малорусского народа самостийное движение тем не менее развивалось. Зачатое недругами русского народа, поддерживаемое и питаемое извне, оно нашло себе почву среди тех мелких политических честолюбцев, которые ради личной карьеры готовы идти на какое угодно предприятие.

Новая Россия возвестила народам, ее населяющим, такую широту местных свобод, которая удовлетворяет самой придирчивой требовательности. Взамен общерусская политическая мысль требовала только одного: верности общей родине. Самые крайние мечты искренних сторонников местной самобытности, таким образом, осуществились в полной мере. Но именно тут-то и обнаружились во всей наготе подлинные стремления всяких самостийных движений.

Жизненные интересы национальной самозащиты требуют объединения мелких родственных народностей в одно общее целое. В этом процессе объединения заключается вся сущность национальных движений прошлого и текущего столетия. И если бы самостийное движение в Малороссии было подлинно национальным, то в единой свободной России оно нашло бы всю полноту удовлетворения.

На самом деле оно воспользовалось днями ослабления общей родины для целей как раз противоположных. Оно поторопилось разорвать Россию по живому месту, т.е. ослабить одним ударом обе главные ветви русского народа. Измена России и предательство Малороссии — вот все, что заключается в украинской самостийности.

Добровольческая армия ставит себе задачей восстановление единой и неделимой России (кроме этнографической Польши) путем освобождения ее от большевиков и свободного объединения всех разрозненных областей в одно целое.

Отсюда само собой вытекает, что всякая попытка отторгнуть от России какую-либо область рассматривается армией как изменническое действие. Именно такой изменой являются попытки разных лиц и партий разорвать связи малорусского народа с остальными областями Русского государства. Эта точка зрения и дает полное объяснение отношению Добровольческой армии к смене событий в Малороссии.

Вслед за падением в Киеве Центральной украинской рады власть над Малороссией перешла при содействии немцев в руки генерала Скоропадского, объявившего себя гетманом, а Малороссию независимой Украинской державой...

Вскоре после этого опора, на которой зиждилась «независимая Украинская держава», заколебалась. Союзники нанесли Германии ряд сокрушительных ударов. В германских войсках, занимавших независимую державу, начался развал. Власти гетмана приходил конец, и он для сохранения ее стал искать сближения с союзниками, а затем и с Россией... 2 ноября гетман издает манифест — о «федерации с Россией». У гетмана было достаточно причин для такого поворота лицом к России. В некоторых киевских газетах 31 октября были напечатаны два приказа генерала Деникина о всеобщей мобилизации офицеров бывшей Российской армии и о принятии ими на себя главного командования над всеми вооруженными силами на всей территории бывшей Российской империи. Приказы эти были подложными, но они произвели действие как подлинные. Среди интеллигенции и особенно офицеров они разбудили патриотическое воодушевление. Добровольческие офицерские дружины в Киеве и других городах Малороссии, находившиеся в подчинении местным властям, обратились по телеграфу к генералу Деникину с просьбой зачислить их в состав Добровольческой армии. Вместе с тем командиры дружин, а также командир украинских полков Киевского гарнизона обратились к гетману с сообщением о своем переходе в подчинение к генералу Деникину.

Последние подпорки под призрачным престолом украинского гетмана рушились. К великому несчастью, перед своей политической смертью этот троекратный изменник сумел нанести русскому делу новый тяжелый удар.

Он обратился к представителю Добровольческой армии в Киеве генералу Ломновскому с просьбой прояснить ему значение упомянутых выше двух подложных приказов. Получив ответ, что таких приказов командование Добровольческой армии не отдавало, гетман по совету крайних правых кругов обратил патриотическое воодушевление офицеров на их и свою погибель. Приказом от 5 ноября он назначил генерала графа Келлера главнокомандующим всеми вооруженными силами, действующими на Украине, с подчинением ему же всех гражданских властей.

Деятельность графа Келлера положила конец всем счастливым возможностям, создавшимся на Украине благодаря вспышке патриотического воодушевления...

Украинские самостийники распадаются на два лагеря. Один, с гетманом Скоропадским во главе, занимает правое крыло этого изменнического движения. Другой, под предводительством г-на Петлюры, стремится создать из индивидуалистической Малороссии социалистическую республику. Борьба между этими соперниками за власть после распада германских войск, поддерживавших гетмана, складывалась не в его пользу.

Гетман, опираясь на немецкую армию, рассчитывал сохранить весь прежний экономический уклад Малороссии во всей неприкосновенности. Он не имел поэтому опоры ни в ком. Офицеры и вообще русские люди относились к нему с отвращением за его измену России. Радикальная интеллигенция ненавидела его за реакционность. Широкие народные круги — за его отстаивание крупного землевладения.

Петлюра, следуя примеру большевиков, обещал каждому своему стороннику землю и все прочие блага. Борьба при таких условиях была не равна, и конец призрачного властвования гетмана близился. Граф Келлер бросил в эту нам чуждую борьбу офицерские отряды и тем надолго подорвал доверие населения к истинным задачам Добровольческой армии.

2 ноября граф Келлер послал добровольческие отряды для разгона манифестантов на Владимирской ул. в г. Киеве, причем была пролита кровь…

Эта отвратительная комедия длилась, впрочем, недолго. 1 декабря петлюровцы взяли Киев, и Скоропадский бежал... При этом он заблаговременно принял меры, чтобы помешать добровольческим отрядам выйти из города и пробиться к Добровольческой армии.

После захвата Киева петлюровцами началось избиение офицеров. Части отрядов пришлось сдать оружие немцам и поступить под их охрану. Других — около 2000 человек — удалось спасти благодаря вмешательству французского консула... Но множество офицеров и вообще лиц, причастных к Добровольческой армии, погибло.

За короткое время в Малороссии сменилось три самостийных правительства. Они поедали друг друга, как пауки в банке. Но враждуя одно с другим, они все обнаруживали одно общее чувство: ненависть к России и Добровольческой армии. Руки их по плечо в крови защитников единой России. И больше других купался в этой крови Петлюра...