Хроника событий Ели траву, чтобы не умереть: тулячка пережила ужасы концлагеря Инновационный поезд-музей побывал в Невинномысске Готовились к войне и в глубоком тылу В Кокшамарах восстанавливают оборонительные сооружения Великой Отечественной Солдат вернулся!

Советские войска сражались против фашистов на персидской земле

Под кодовым названием «Согласие»

07.05.2015 в 18:46, просмотров: 5814

Конец лета и осень военного 1941-го. Какие события того времени вспоминаются? Да в основном самые трагические для нашей армии: стремительное наступление немецких войск, кровопролитные бои под Смоленском, угроза блокады Ленинграда, дивизии вермахта на дальних подступах к Москве... Но в то же самое время части РККА победно продвигались вперед на сотни километров, захватывая десятки городов и селений. Только было это далеко от всем известных сражений: на юге, в Иране.

Иранская операция, или, как ее закодировали военные, операция «Согласие», — пожалуй, наименее известная у нас из всех страниц Второй мировой войны.

Узнать некоторые подробности о ней корреспонденту «МК» помог сотрудник Главного архивного управления Московской области Владимир Осин, который не первый год занимается изучением материалов об этой «потаенной» армейской эпопее.

Советские войска сражались против фашистов на персидской земле
фото: ru.wikipedia.org
Август 1941 г. Наши танки на улицах Тебриза.

Лишь не так давно в российских архивах были рассекречены некоторые документы, относящиеся к проведению иранской операции. В наши дни для такой военной акции использовали бы «округлое» выражение: «понуждение к миру». Буквально через считаные недели после нападения гитлеровской Германии на Россию руководители двух стран-союзниц — Англии и СССР, договорились о совместных военных действиях в Иране. В соответствии с одобренным Сталиным и Черчиллем планом операции «Согласие» советские и британские войска должны были одновременно вступить на территорию Ирана. Советскому Союзу предстояло взять под свой контроль северную треть Ирана, а англичанам — южную его часть.

Но почему вдруг две могучие державы решили покуситься на независимость этого государства? Официально озвученная руководством СССР версия нашего участия в «Согласии»: нужно обезопасить южные границы Союза и важнейший нефтедобывающий район Баку.

Статья №6

В Персии (которая лишь с 1935 года стала называться Ираном) на протяжении многих лет было велико влияние «северного соседа». Однако перед Второй мировой войной ситуация изменилась, правитель страны Реза-шах ориентировался в своей политике на Германию.

Еще в середине 1930-х германские нацисты попытались укрепить свое влияние в Иране. Они утверждали, что иранцы — потомки ариев, то есть относятся к высшей расе, и в этом близки с немцами. В Иране даже были созданы фашистские организации, которые курировались из Берлина. Германские спецслужбы имели в этой стране очень сильные позиции. Сюда прислали много инструкторов из Генштаба, а кроме того, под видом технических специалистов и туристов на персидскую землю прибыли сотни немецких офицеров. Немцы, сумевшие занять важные официальные посты более чем в 50 иранских госучреждениях высшего уровня, активно проводили среди населения антисоветскую агитацию.

Германия стала использовать Иран в своих промышленных интересах. Немцы поставляли туда товары, технику для производства, а вывозили за бесценок нефть.

После нападения на СССР руководители Третьего рейха всерьез рассчитывали воспользоваться персидской территорией в качестве удобного плацдарма для вторжения в республики советского Закавказья, в первую очередь для захвата главных нефтедобывающих районов Азербайджана.

«Германизация» Ирана создавала немалую угрозу и британским интересам. Во-первых, «островитяне» тогда были заинтересованы в поддержке военных успехов СССР против Германии. А во-вторых, они увидели явную опасность того, что созданная на английские деньги нефтяная промышленность и транспортная инфраструктура Ирана будет захвачена Третьим рейхом и использована им для ведения войны в том числе и против самой Великобритании.

12 июля 1941 года было подписано советско-английское соглашение о совместных действиях против гитлеровской Германии. Союзники договорились также о поставках по ленд-лизу. Кроме того, встал вопрос по Ирану. Было принято решение о вводе туда союзных войск. Согласно договоренности СССР «брал под опеку» северный Иран, а английская армейская группа вторгалась в южный Иран, забирая под свой контроль крупнейшие иранские нефтяные промыслы.

Однако для оккупации территории независимого государства должны существовать какие-то очевидные поводы. И тут на помощь нашим кремлевским властям пришел международный документ 20-летней давности. Еще в 1921 году между Советской Россией и Персией был подписан договор о дружбе, в котором имелась хитрая статья №6. Там указывалось, что советское правительство имеет право — «в целях самозащиты» — ввести войска в персидские северные провинции, если поведение правительства этой страны создаст угрозу для границ СССР.

В течение июля и августа 1941 года послу Ирана в СССР М.Саеду трижды вручались дипломатические ноты. В них советское руководство обращало внимание иранских властей на деятельность немецких агентов в этой стране, представляющую опасность не только для СССР, но и для самого Ирана. Указывалось, в частности, что в Мешхеде и Тегеране активизировались прогермански настроенные силы. Наше Министерство иностранных дел настойчиво просило выдворить ведущих пропаганду немцев из страны. Иранский МИД в ответ присылал формальные отписки, заверяя, что соответствующие меры приняты. Однако в Кремле знали от нашей резидентуры в Персии, что это была неправда. 25 августа в 10 утра посол Ирана был вызван в наш МИД, и нарком Молотов объявил ему, что в связи с тем, что советские правительственные ноты остались без надлежащей реакции со стороны иранского правительства, а также в соответствии с пунктом действующего советско-иранского договора, СССР вводит свои войска на территорию Ирана.

На самом деле к этому моменту части Красной армии уже вовсю продвигались по территории соседнего государства: приказ переходить иранскую границу был получен еще до рассвета.

«Возьмите нас в Красную армию!»

Из директивы Военного совета Закавказского фронта от 23 августа 1941 г.:

«1. В целях обеспечения Закавказья от диверсий со стороны немцев, работающих под покровительством иранского правительства, а также для того, чтобы предупредить вылазки иранских войск против наших границ, советское правительство постановило ввести войска на территорию Ирана.

2. Закавказский фронт с утра 25 августа войсками 44-й и 47-й армий переходит границу Ирана. В случае оказания вооруженного сопротивления со стороны иранских войск уничтожает войска и материальную часть противника...»

Иранское руководство не ожидало, что Советы решатся на столь радикальный шаг. Это оказалось сюрпризом и для руководства Третьего рейха.

В действиях на «иранском фронте» принимали участие корабли Каспийской флотилии и войсковые соединения нескольких армий, в их числе пехотные, горнострелковые, кавалерийские, механизированные части. Советская авиация активно действовала лишь в первые дни продвижения в глубь Ирана: наши самолеты бомбили опорные пункты иранской обороны. В дальнейшем работа «сталинских соколов» сводилась главным образом к обеспечению связи, разведке и разбрасыванию листовок.

Разработкой иранской операции занимался начальник штаба Закавказского военного округа (преобразованного позднее в Закавказский фронт) генерал-майор Федор Толбухин — в будущем известный военачальник, закончивший войну маршалом, командующим 3-м Украинским фронтом. Согласно подготовленному под его руководством плану советские войска наступали сразу с двух сторон. Сначала в Иран вошли из республик Закавказья части 44-й и 47-й армий, а несколько дней спустя, 27 августа, подключилась 53-я армия. Она начала движение со среднеазиатского направления — из Туркмении.

Части РККА почти не встречали сопротивления и продвигались вперед очень быстро. Англичане, высадившие армейскую группировку на юге Ирана, даже высказали по этому поводу протест.

Впрочем, ожидать иных результатов было трудно. Хотя руководство Ирана и отдало своим войскам приказ об активном противодействии вторжению, однако реальные силы иранской армии были несопоставимы с силами союзников. Иранцы могли задействовать на фронтах лишь 9 дивизий — притом весьма слабо вооруженных и обученных. Авиация шаха — всего 4 авиаполка — была практически полностью уничтожена в первые же дни операции «Согласие»: большую часть иранских боевых самолетов союзники сожгли прямо на аэродромах. Так что иранские вооруженные силы сколь-нибудь серьезного сопротивления противнику не оказывали. А местное население в значительной части своей и вовсе относилось к приходу войск Красной армии с энтузиазмом.

Из политдонесения от 25 августа 1941 года: «В течение 25 августа наши войска продвинулись в глубь иранской территории на 40–50 километров. Сопротивлявшиеся части погранохраны уничтожены... Всего взято в плен 14 офицеров, 12 унтер-офицеров и 189 солдат. Убитых и раненых 69 человек... Население приветствует части Красной армии, многие из них просят наших командиров взять их с собой в качестве бойцов Красной армии...»

Из политдонесения от 30 августа 1941 года: «Части 44-й и 47-й армий продолжают выполнение задачи по овладению северной частью Ирана. Противник, оказывая сопротивление на отдельных участках фронта, продолжает отходить на юг. К исходу 29 августа у Хингана захвачено в плен 1000 человек 8-го пехотного полка, у Аджебтир — 600 человек, в районе Мехабад уничтожен 10-й пехотный полк 4-й пехотной дивизии Настроение основной массы населения хорошее Многие из бедноты спрашивают у бойцов и командиров: «Будет ли теперь у нас советская власть?» На улицах города Ардебиль появилось много граждан с красной повязкой на руке. На вопрос: «Что это значит?» — отвечают: «Подпольный партизан». Этими вопросами занимаются органы НКВД...»

Из политдонесения от 1 сентября 1941 года: «Население приветливо встречает Красную армию и не желает ее ухода. Особенно ярко выражают свои чувства любви к Красной армии азербайджанцы и армяне — выходцы из СССР. Многие из них заявляют, что по указке немцев на пятницу, 28 августа, в Тавризе предполагалась поголовная резня армян — выходцев из СССР, и только приход Красной армии предотвратил кровопролитие В первые дни прихода наших частей торговцы отказывались брать местные деньги, требуя только советские. Узнав о том, что введение частей Красной армии в пределы Ирана не означает установление советской власти, стали принимать и те, и другие деньги Один из захваченных нами иранских офицеров полковник Магомед Давер заявил: «Мы не считаем себя пленными, так как мы с Красной армией не воевали».

Иран — Сталинград

29 августа части Красной армии встретились с наступавшими им навстречу британскими войсками в районе города Сенендедж, а двумя днями позже — в нескольких километрах южнее Казвина. После этого иранцы капитулировали. Сперва на южном фронте перед англичанами, а затем их примеру последовали полки, противостоявшие на северном фронте частям Красной армии.

Однако в соответствии с первоначально разработанным советско-английским планом центральная часть страны вместе со столицей оставалась не занятой войсками союзников, и в Тегеране по-прежнему находилось шахское правительство. В городе работало много немецких агентов, а потому нет ничего удивительного, что там преобладали прогерманские настроения, действовала нацистская агентура.

Такая ситуация сохранялась вплоть до середины сентября, когда Англия и Советский Союз все-таки ввели свои армейские силы в Тегеран, который отныне находился под их совместным контролем и подвергся самой серьезной «зачистке» от нацистских агентов.

Но еще до того правитель страны, шах-«германофил» отрекся от престола в пользу своего сына, 23-летнего принца Мохаммеда Реза Пехлеви, который пошел на контакт с союзниками. 9 сентября 1941 года иранское правительство разорвало отношения со странами фашистского блока.

Новое руководство Ирана обязалось не препятствовать организации через свою территорию военного транзита стран антигитлеровской коалиции. Ленд-лизовские поставки в СССР, осуществляемые по «иранскому коридору», оказались наиболее дешевыми и безопасными из всех, которые удалось освоить союзникам за годы войны. Техника, сырье, продукты транспортными судами доставлялись в иранские морские порты, оттуда их везли через всю страну на север, до побережья Каспийского моря и далее — снова водой — сплавляли по Каспию, по Волге. Был и еще один вариант «коридора» — из Северного Ирана через республики советского Закавказья. Однако недостатком иранского маршрута была его малая пропускная способность: железнодорожный транспорт в этой стране развит слабо, поэтому основную часть грузов приходилось переправлять по трансиранской магистрали на автомобилях.

Пришедший к власти Махамед Реза Пехлеви позаботился о том, чтобы все германские агенты были выдворены из Ирана. Немецкие колонии там быстро обезлюдели, остались лишь единицы граждан Третьего рейха — те, кто не представлял никакой опасности.

После активной фазы операции «Согласие» наступило затишье. Этим воспользовалось высшее военное командование СССР. Осенью 1941-го возникла опасность прорыва войск вермахта на Кавказ через взятый ими Ростов, и эту брешь на фронте «заткнули», отправив туда из Ирана несколько дивизий вместе с техникой. А к зиме 1941 года, когда крайне обострилась обстановка на многих участках советско-германского фронта, еще ряд полков, находившихся на персидской земле, был переброшен на защиту рубежей на советско-германском фронте. Следующая передислокация случилась в 1942-м: отдельные части красноармейцев-«иранцев» отправили под Сталинград.

Впрочем, их товарищам по оружию, оставшимся в персидских краях, тоже приходилось нелегко. Хотя простые малоимущие иранцы искренне приветствовали приход Красной армии, однако более зажиточные — купцы, духовенство, промышленники, работники государственных учреждений и местной администрации — были недовольны «пришельцами с севера» и всячески пытались настраивать народ против них.

Случались отдельные проявления партизанской войны. Кое-где в тылу у советских войск (чаще всего в горной местности) существовали вооруженные формирования. Впрочем, цель этих «повстанческих отрядов» была сугубо меркантильная: пограбить. Басмачи нападали на небольшие группы красноармейцев, и число погибших и раненых в этой иранской войне росло. Наше военное командование собирало местных духовных вождей, авторитетных старейшин и просило их уговорить «повстанцев» сдать оружие: «Если сделают так, мы никого наказывать не будем».

Бывали иногда случаи мародерства со стороны наших солдат, однако с виновниками таких ЧП быстро разбирались на заседаниях полевых трибуналов.

В советской историографии преобладала «гуманитарная» точка зрения на события времен Второй мировой в Иране. «Мы гордимся, что в эти самые тяжелые для нашей страны годы СССР оказывал иранскому народу помощь». Действительно, из России сюда доставляли, в частности, эшелоны пшеницы. (В союзном договоре с Ираном, подписанном в 1942 году, СССР взял на себя обязательства «подкармливать» южных соседей: это было залогом сохранения дружбы с персидским государством на будущее.) Кроме того, наши организовывали медпомощь «на местах» (чаще всего это были амбулатории, развернутые для обслуживания советских гарнизонов, но там врачи принимали и местных жителей; это была в первую очередь предупредительная мера против распространения различных эпидемий).

Год спустя после Победы

В конце 1942-го в Иран были введены войска еще одного из союзников — США. Это сильно повлияло на расклад сил и влияний в этой восточной стране. Хотя к тому времени уже был подписан договор о сотрудничестве между Ираном и СССР, однако с появлением американцев шах Реза Пехлеви переориентировался на самое активное сотрудничество с заокеанской державой (возникновению такой симпатии немало поспособствовала работа американских спецслужб).

Не всегда просто складывались у нас отношения с англичанами. Их свободно допускали в советскую зону, разрешали даже без лишних официальных процедур посещать наши гарнизоны, располагавшиеся в основном в крупных городах. А вот господа британцы советских «братьев по оружию» в своей зоне оккупации категорически не хотели видеть. Кроме того, в иранской столице англичане развернули среди местных жителей активную антироссийскую пропаганду. Они даже создали в своей оккупационной зоне специальную разведшколу, куда ими набирались армяне, туркмены — выходцы из республик СССР для последующей заброски их в нашу страну.

Англо-американским союзникам очень не нравилось, что Сталин активно пытается возродить российское влияние в этой мусульманской стране. Они опасались даже, что ослабленный военными действиями Иран в конце концов отдаст Советам свои северные территории, среди жителей которых было много армян и азербайджанцев.

Впрочем, столь нежелательного для господ капиталистов развития событий так и не случилось. Зато есть сведения, согласно которым наш «вождь народов» очень хотел получить долгосрочные нефтяные концессии в Иране, однако осуществить этот план ему помешало именно активное противодействие американцев и англичан.

Советские документы о численности и потерях наших войск, участвовавших в операции «Согласие», до сих пор хранятся под грифом «секретно». Однако, согласно данным разведки США, в общей сложности количество солдат Красной армии, введенных в Иран, достигало 30 тысяч человек. Это больше, чем англичан и американцев, которые оккупировали южную половину страны, вместе взятых (по данным нашего Генштаба, на 8 декабря 1945 года в Иране находилось 20–25 тысяч английских солдат и около 4 тысяч американских).

По имеющимся сведениям, войска РККА за первые дни проведения операции «Согласие» потеряли всего лишь около 50 человек убитыми. В дальнейшем эта цифра возрастала, однако наибольшие потери во время иранской военной акции наши войска понесли вовсе не в боях. Самыми опасными врагами для советских солдат на персидской земле оказались малярия и тиф. Свыше 4000 заболевших красноармейцев были эвакуированы в госпитали на территории СССР.

Потери, понесенные в ходе иранской операции, были совершенно оправданными. Ведь рядом находилось одно из государств, очень опасных тогда для Советской России. Дружественная Германии Турция могла в любой момент объявить нам войну. Однако военное присутствие союзников в соседнем Иране оказывало эффективное сдерживающее влияние на наследников великой Османской империи.

Согласно тройственному договору, подписанному 29 января 1942 года СССР, Великобританией и Ираном, войска союзников должны быть выведены с территории Ирана через полгода после окончания Второй мировой войны. Однако в реальных условиях эти сроки соблюли не все.

Американцы, позже других вошедшие в Иран, ушли оттуда первыми. Они эвакуировали своих солдат к 1 января 1946 года. Англичане сделали это к началу марта. А вот части Красной армии на «персидщине» задержались. Последние наши батальоны покинули Иран лишь 9 мая 1946-го. Такая задержка стала одной из веских причин, которой на Западе оправдывали начало «холодной войны»: мол, есть подозрения, что Сталин хочет втянуть Иран во вновь создаваемый социалистический лагерь.

70 лет Победы. Хроника событий