Семья Сургановой жила в блокадном Ленинграде, а бабушка Воробей дошла до Рейхстага

Российские звезды поделились семейными историями о подвигах и тяжелых военных буднях родственников-участниках ВОВ

08.05.2015 в 17:25, просмотров: 10153

У Руслана Алехно дедушка прошел всю войну и попал в печально известный белорусский лагерь в селе Азаричи, но там же он и встретил свою будущую жену. У Маргариты Суханкиной дедушки в первые же дни войны ушли из Москвы на фронт и не вернулись. Отец Михаила Турецкого провел 900 дней в окопах и участвовал в героическом прорыве Ленинградской блокады, а мама была медсестрой военного госпиталя. Всю оставшуюся семью мамы фашисты закопали живьем. Папа Андрея Ковалева застал войну в самом ее конце - принимал участие в боях на дальнем востоке. Бабушка – работала санитаркой-медсестрой. У Елены Воробей бабушка дошла до Рейхстага и служила в артиллерии. Вся остальная семья была расстреляна в Кобрино. У украинской звезды Ани Лорак оба деда воевали. Один дошел до Берлина, а другой до Польши, где и встретил окончании войны, а также свою любовь.

Семья Сургановой жила в блокадном Ленинграде, а бабушка Воробей дошла до Рейхстага
Фото из личного архива Светланы Сургановой.

Светлана Сурганова (певица, музыкант, солистка группы «Сурганова и Оркестр»):

Ленинград - это моя семья, это наша квартира, рассказы о блокаде. Война - это Ленинград. Все это - весомая страница моей жизни. И самые яркие впечатления детских лет — это рассказы о войне. Все, что я слышала о блокаде, знаю не понаслышке, а от людей, которые находились именно в Ленинграде в те страшные годы. Это моя мамуля Лия Давыдовна, ее старший брат Ленечка,  и их мама – моя бабушка Зоя Михайловна Сурганова. И я с гордостью ношу эту фамилию. В самые первые дни войны супруга моей бабушки - Давида Васильевича, отправили в ближайший пригород руководить совхозом, поднимать сельское хозяйство и,  способствовать хоть какому-нибудь урожаю и пропитанию области и самого города. Бабушка вместе с двумя детьми всю блокаду прожили на Загородном проспекте в Ленинграде. Помимо воспитания двоих детей, она работала в туберкулезном диспанцере. По словам Зои Михайловны, в эти нетипично холодные зимы 41-42 годов, на которые выпал ужас, страх, голодание и голод, в городе не было никакой эпидемии, и люди, которые страдали туберкулезом, приходили через какое-то время с закрытыми кавернами. Это говорит о том, что тубуркулез любит комфорт, сытую жизнь, тепло и благополучие, а в противном случае у людей были случаи самоизлечения. Бабушку любили пациенты и всегда вспоминали добрым словом. Однажды солдат, которого она подняла на ноги, спас семью от голода. Это был самый сложный период – последние месяцы блокады, когда силы покидали, и самые последние резервы были истощены. Тогда он смог с линии фронта передать кусок конины. Шкура была неоднократно сварена, из нее был сделан студень и бульон, а мясо разделили в семье, а также передали дедушке. Таким образом, семья спаслась.

На начало войны моей маме было 5 лет, но она очень отчетливо помнила все дни, именно дни, которые шли на часы. Они с 12-летним братом Леней также продолжали учиться, а по вечерам гасили фугаски, которые попадали в дома. Так они хоть как-то оберегали от лишнего возгорания квартиры. Мама многое рассказывала, но самую страшную, печальную и ужасающую картину, которую она не смогла забыть, она видела рядом с домом. Это был изможденный молодой мужчина, который сидел над трупом и срезал с голени кусок мяса, чтобы как-то пропитаться. В то время ели собак и кошек. А также варили кожаные сыромятные ремни. Чтобы в квартире поддержать хотя бы плюсовую температуру, топили печку книгами. Сам город был пуст, очень многие уехали. Конечно, были случаи мародерства - не без этого, но тем неменее - это скорее исключение из правил. Благодаря порядочным сильным людям, которые несмотря на весь ужас ситуации находили в себе силы, оставаться порядочными людьми, трудится на благо Родины, воспитывать детей и лечить больных.

Руслан Алехно (певец):

Мой дед Василий Петрович прошел всю войну. Был в немецком плену в беллоруском печально известном лагере в селе Азаричи. В плен он попал вместе со своим братом. Как вспоминал дед, это были страшные и трагические годы - каторжный труд по 12 часов в сутки. Очень часто в бараках не хватало места для пленных и им приходилось спать под открытым небом на морозе, чтобы не замерзнуть, они крепко прижимались друг к другу, и их единственным одеялом был снег, который, по воспоминаниям деда, грел их. Спать старались по очереди, следя за тем, чтобы другой не замерз во сне. Ведь каждое утро вокруг них обнаруживались десятки замерзших насмерть тел. Пленных практически не кормили. Несколько раз в сутки немцы кидали через колючую проволоку куски хлеба. И нужно было опередить сторожевых собак, которые тут же бросались на этот хлеб. Вот такие страшные испытания выпали на долю моего деда. Но, не смотря на все ужасы войны, он выжил. Встретил свою любовь – мою бабушку в лагере. У них родилось 5 детей, один из которых – мой отец. Благодаря стойкости и жажде жизни моего деда, живу сейчас и я.

Фото из личного архива Руслана Алехно.

Елена Воробей (актриса эстрадного жанра):

Бабушка дошла до Берлина, до Рейхстага, служила в артиллерии. Имеет награды за освобождение Варшавы, взятие Берлина. Звали её Либенбаум Римма Семеновна.

Она родом из города Кобрин Брестской области, в 40 километрах до границы с Польшей. Бабушка подрабатывала няней в военном городке, и когда началась бомбежка, она спасала детей и семью где работала. В тот же вечер она приняла решение, и отправилась в тыл, сопровождая эшелон с детьми. По возрасту она тогда не могла пойти на фронт, ей было всего 15 лет. Дождавшись 16 лет, она идет на курсы артиллеристов, и отправляется на фронт. С 1943 года она была в рядах советской армии: прошла через всю страну, дошла до Берлина.

Фото из личного архива Елены Воробей.

Работала она в семье Полковника советской армии Купервацкого Исаака Федоровича, и там, в тылу, она узнала, что в Кобрине, где осталась вся ее семья, случилась страшная трагедия: немцы со всей Брестской области, со всего Запада страны, на Бронную гору сгоняли евреев и расстреливали. Там погибла вся ее семья, включая дальних родственников, которые ещё в 1939 году спасались бегом из Польши.

Уже потом, когда я наводила справки, то узнала, что там погибли около 60.000 евреев. Земля, по словам очевидцев, ходила ходуном, и круглосуточно раздавались стоны. Раненых не отличали от погибших, и ещё живых людей сбрасывали в общую яму. И моя бабушка в 15 лет осталась сиротой, возвращаться ей было некуда….

Но и на этом история не заканчивается. Закончилась война, бабушка не получила образования и всю жизнь была простой рабочей, она работала в магазине, стояла на контроле. И происходит странное стечение обстоятельств. На дворе стоял 1978 год…. в Брест приезжает консул Израиля в Польше. Он специально сделал остановку в Бресте в поисках информации о погибших родных своей супруги. Наведя справки у ветеранов города, может ли кто-нибудь знать о захоронениях евреев в Кобрине, ему сказали: да, есть женщина, она работает в таком-то магазине, наверно она может что-то вам рассказать. И он встретился с моей бабушкой. Спросил: «А вы знаете кто-то о расстрелах в Кобрине? Где они находятся? Может, вы что-то слышали про семью Пермут?» И бабушка говорит: «моя девичья фамилия Пермут». Так она узнала, что две ее сводные сестры – по линии отца – выжили. Когда родственники бежали из Польши в 39 году, 15 человек приехали в Беларусь, а две девчонки уехали неизвестно куда. Детей тогда в семьях было много, и она в свои 11 лет не придала значения тому, что кого-то не хватает. Да и жили все разными семьями. И вот так бабушка нашла свою сестру! Они долгое время переписывались, а потом, все же, смогли встретиться….

Маргарита Суханкина (певица, солистка группы «Мираж, главный редактор портала WomanHit.ru)

Отцы мамы (Иван Петрович Шустов) и отец папы (Василий Иванович Суханкин), то есть мои деды, в первые же дни войны ушли из Москвы на фронт и не вернулись. Они служили на ближайших рубежах, куда отправляли первые эшелоны. Их не стало очень быстро, и никаких наград они получить не успели. Даже похоронены в братских могилах. Бабушка по маминой линии вышла замуж, а по отцовской – нет.

Мамина мама, Зинаида Ивановна Гурова, работала на почте: молодая девушка, в чьи обязанности входило разносить похоронки по домам. Это было страшное время: ей приходилось извещать о гибели родных, и она каждый день сталкивалась с человеческим горем, трагедиями и слезами. Её не стало 10 лет назад, а я очень хорошо помню, как она об этом рассказывала. Это было страшно! Уже в советское время она стала заслуженным работником, но к военным наградам это не имело никакого отношения.

Фото из личного архива Маргариты Суханкиной.

Папина мама после гибели мужа была вынуждена выйти на работу. Её сосед работал в Кремле, куда и устроил. Звучит это, конечно, красиво, но занималась она там уборкой помещений. Ей в том числе было строго настрого запрещено хоть что-то говорить о работе, якобы она могла выдать государственную тайну, мало ли какую информацию услышит в кулуарах. Хотя, что она могла знать, непонятно. Но всё же…. Работа наложила на нее серьезный отпечаток: бабушка стала очень скрытной, молчаливой. Я даже не помню, чтобы она хоть что-то рассказывала, даже когда мы оставались с ней наедине.

Михаил Турецкий (народный артист России, основатель и продюсер арт-групп «Хор Турецкого», «SOPRANO Турецкого»)

В моей жизни День Победы занимает особое место… Не только из-за того, что это праздник свободы, гордости за великий подвиг советского народа, но и потому что мои родители – участники ВОВ. И папа, и мама полностью прошли войну. Никогда не забуду рассказы отца о том, как он провел 900 дней в окопах и участвовал в героическом прорыве Ленинградской блокады! Мама была медсестрой военного госпиталя. Кстати, тогда ей чудом удалось уцелеть - всю ее семью фашисты закопали живьем. К счастью, незадолго до этого папа, как будто чувствуя опасность, увез ее с собой в Москву. Мои родители были невероятными людьми. Я всегда восхищался и буду восхищаться ими. Ведь, несмотря на все пережитое в войну, они безумно любили жизнь. Они прожили вместе 66 лет! А их энергии и активности можно было только позавидовать. Отец очень любил присутствовать на моих концертах, особенно в БКЗ «Октябрьский». Даже в 91 год он самостоятельно садился на поезд и приезжал в Санкт-Петербург. Таким образом показывал, что все еще остается самостоятельным и независимым (улыбается). Мало того, папа еще выходил на сцену и зачитывал строки-воспоминания о минувшей войне. Зал в эти моменты рыдал! Это был уникальный по своей энергетике человек. К сожалению, ему не удалось дожить до ста всего несколько лет…

Фото из личного архива Михаила Турецкого.

У меня была очень сильная связь с родителями, они для меня пример во многом. И, как я уже вспоминал, не устаю поражаться их закалке, полученной в военные годы, и стремлению к Победе. Поэтому для меня 9 мая – всегда особый день. Поэтому реализация специального культурного мероприятия в честь 70-летия Победы - мой прямой долг. Специально к столь знаковой исторической дате я создал проект «Песни Победы», в который вложил особенный смысл и посыл. Это история и философия Победы сквозь музыкальную призму. 9 мая на Поклонной горе в Москве и 11 мая на Дворцовой площади в Питере пройдут специальные концерты «Хора Турецкого» и «SOPRANO Турецкого». Данная программа включает в себя особую режиссуру и видеоряды, а разнообразность репертуара даст возможность ощутить все грани военных лет. Вместе с многотысячной аудиторией мы споем искренние и любимые несколькими поколениями песни о жизни, войне, мире, подвиге и, конечно, о любви.

Андрей Ковалев (певец, композитор):

Мой отец Аркадий Наумович Ковалев отроду 1921 года в должности офицер-лейтенанта пошел на войну после того, как отучился в военном училище и застал войну в самом ее конце - принимал участие в боях на дальнем востоке. У него был орден красной звезды и медаль за отвагу. На парадном кителе отца было 17 орденов и медалей, но его украли негодяи. У мамы случился инсульт и когда ее отправляли в больницу, квартира была открыта, было не до этого. Кто-то пробрался в квартиру и все вынес, в том числе, отцовские военные награды. Ничего не жалко, только это, встретился бы грабителя - не то что руку не подал бы, а дал бы в морду. Он не любил рассказывать про войну, и делился лишь скудными воспоминаниями с друзьями-однополчанами, когда те приезжали в гости. Папа 35 лет искал могилу старшего брата Ивана Ковалева, который погиб в курской битве, нашел в брата в братской могиле. Много ездил, искал и перед своей смертью в году 80-81 году нашел. Два мужа сестер отца воевали - прошли войну, закончили ее в чине полковников, тоже не любили говорить о войне. А моя бабушка по маминой линии работала в Москве санитаркой-медсестрой. Мама Любовь Никифоровна- тушила фугаски и зажигалки на крыше, дежурила на крыше ночами. Рассказывала, что на крышах стояли бочки с водой и песком, детям выдавали большие клещи, которыми они подбирали зажигалки и бросали в бочки, спасая дома. А мой дед Наум Степанович воевал рядовым в первую мировую войну.

Фото из личного архива Андрея Ковалева.

Ани Лорак (украинская певица, народная артистка Украины):

Мой дедушка по линии мамы воевал на фронте в воздушных войсках. Был удостоен всевозможными наградами и медалями. Одну из которых, я очень хорошо помню - орден Красной Звезды. Когда дедушка надевал парадный китель на День Победы, то все лацканы пиджака были усыпаны орденами. Он не пропускал ни одного боя и всегда был отмечен друзьями, как лучший товарищ, который прикрывал в бою своих сослуживцев. Вернулся героем. Он дошел до Польши, и там до него дошла весть об окончании войны. И именно в Польше он встретился с моей бабушкой, которую привез на Украину.

Фото из личного архива Ани Лорак.

Дедушка, по линии папы был танкистом и разведчиком. Попал в плен к немцам. Он и до этого знал хорошо немецкий язык, но в плену выучил его наизусть. Он переводил различные документы, письма и сохранял все в памяти на благо Великой Победы. У него осталось очень много орденов. Дедушка дошел до Берлина.

 Ая (певица, солистка группы «Город 312»):

Фото из личного архива солистки группы "Город 312".

Мой дед Кузьма Алексеевич Кацюба, ветеран ВОВ, ушел из жизни совсем недавно, не дожив 2 месяца до 100 лет. Про войну говорил либо мало, либо не говорил совсем. Но есть один случай, который мне рассказала моя мама, а ей ее мама. Почти под конец войны случилось так, что моего деда чуть не расстреляли. Причем наши же. В то время письма, которые отправляли наши солдаты с фронта домой просматривались "цензурой". И вот, в одном из дедовских писем была прочитана фраза. Передаю смысл, тем более, что и дедушка и бабушка общались на украинском языке: -..Удивляет то, насколько выхолощены немецкие солдаты по форме. Даже в полевых условиях они умудряются выглядеть аккуратно... Деда посадили в карцер, а на утро должны были расстрелять. В эту «последнюю», как ему казалось, ночь, он все-таки смог уснуть и приснился ему сон... Сидит он в глубокой яме, вдруг слышит голос своей жены (моей бабушки). Поднимает голову, смотрит в небо и видит свою Марусю, которая, оперлась на край ямы, протягивает ему руку, чтобы вытащить наверх. И в этот момент его будят... Выводят под конвоем на улицу и говорят: «Повезло тебе, солдат. Тебя спасла твоя жена, от которой сегодня утром пришло письмо».Оказывается в нем, баба Маруся изложила следующее: «Ты мне написал, что будешь бить фашистов до последней капли крови. Все правильно. Так и надо. Но все-таки постарайся вернуться живым, пожалуйста!» И дела моего отправили назад в отряд, в составе которого он и прошел всю войну до конца. С Днем победы, дедуся! Спасибо, родной, за мое мирное детство, юность и зрелость! Спасибо за все, дорогие наши ветераны!