Планшет для грудничка

Давать ли гаджеты малышам?

24.05.2015 в 20:11, просмотров: 6044

Сегодня в мир мобильных приложений погружен в той или иной степени каждый из нас, кто владеет смартфоном или планшетом. Но вот факт существования приложений для детей в возрасте от… полугода до года, думаю, удивит и родителей, и тех, кто ими не является. Традиционно считается, что до определенного возраста детей нужно держать подальше от телевизора, компьютера, смартфона и планшета. Что же изменилось, если планшет уже предлагается давать в качестве игрушки даже грудничкам? «МК» выяснил мнение детских психологов и разработчиков малышовых приложений.

Планшет для грудничка
фото: Евгений Семенов

Сегодня смартфоны или планшеты буквально «выключают» нас из окружающего мира, человек с гаджетом подобен троице конфуцианских обезьянок — «ничего не слышит, ничего не видит, ничего не говорит». Только в самом нежном возрасте люди еще свободны от культа умных устройств, но, похоже, и этот рубеж уже сдается. В последнее время появились приложения, ориентированные на детей 1–2 лет! Давать смартфон или планшет столь юным предлагается с развивающими целями — для обучения разговору, счету. Существует даже приложение, делающее из смартфона… погремушку! От тряски, благодаря встроенному датчику движения, смартфон начинает издавать звуки, играть мелодии и воспроизводить голос родителей, заранее записанный в виде MP3-файла.

— Есть приложения, которые ориентированы на детей от одного годика, они позволяют им познавать окружающий мир и одновременно учиться говорить, — рассказывает программист. — Не говоривший ранее ребенок может начать разговаривать за 4–5 недель с начала обучения. Подобные приложения устроены просто: на экране вы видите два десятка разделов — цвета, формы, действия, природа, транспорт, животные, погода, дом, музыка, инструменты и другие темы-категории. Если открыть любую из них, малышу будут демонстрироваться картинки, сопровождаемые голосовой озвучкой, что позволяет не только видеть объект, но и запоминать, как правильно произносится его название. Помимо простейших предметов и явлений — солнце, собака, дом и т.п. — ребенок находит и куда более глубокие для него, развивающие вещи — к примеру, что такое морошка или какой цвет называется бирюзовым.

 — Я сама не использую мобильные приложения для обучения речи, но некоторый смысл в них, думаю, есть, — рассуждает Ольга, мама двухлетнего Сережи. — С ребенком нужно говорить постоянно и много. Но обычно этот «разговор» выглядит как непрерывный «сюсюкающий» монолог со стороны родителей, и некоторым родителям, в особенности папам, такое трудно дается. В этом случае, наверное, уж лучше голос из планшета или песенки с телефона, чем молчание!

Но психологи и педагоги настроены негативно к IT-технологиям в младенчестве. В мобильных приложениях познавательного рода для малышей есть даже угроза авторитету родителей, предостерегают они. Если интересные факты об окружающем мире ребенок получает от безликого гаджета, то он отчасти перестает воспринимать папу и маму как надежный источник знаний об окружающем мире. Если уж использовать познавательные и развлекательные мобильные приложения, то в идеале это должно происходить не в стиле «ребенок в планшете, мама на кухне, папа на работе», а совместно с родителями.

 — До двух лет детям вообще не нужны никакие мобильные приложения, — уверена детский психолог Виктория Железнякова. — После двух еще можно как-то давать играть в развивающие игры, но лично мое мнение: и до трех лет рано! В возрасте от 0 до 3 лет в центре внимания ребенка — мама, на первом месте общение с ней, отношения «я — ты». Чем больше и теснее этот контакт — тем лучше, у ребенка вырабатывается привязанность, формируется ощущение безопасности, защищенности. Говоря о познании мира: в этом возрасте малыши познают его через кинестетику, а форсировать развитие речи искусственно, через электронные игры, совершенно не нужно. Причем, несмотря на то что многие мамы это знают и понимают, опасность злоупотребления видеоконтентом возникает из-за того, что мамам не хватает времени, чтобы уделять детям максимум внимания. Для понимания уровня опасности видеоигр приведу пример из собственной практики. Родители приводили ко мне на прием ребенка 5 лет, и я его избавила от заикания. Недавно мальчику исполнилось 7 лет, и родители привели его с заиканием снова! Как оказалось, проблема вернулась из-за стресса — ребенок играл в популярное сегодня приложение-хоррор про мишку Фредди, где игрок в роли охранника пиццерии наблюдает за помещениями, в которых содержатся роботы-монстры. В этой игре в тишине нагнетается сильнейшая стрессовая атмосфера, и если вам не удается защититься от нападения, вас убивают с резкой сменой сцены и криком — это так называемый скример. Вздрагивают даже взрослые, что уж говорить о детях!

Конечно, в этом примере речь идет не о двухлетних детях, но ситуация показательна для родителей в принципе: нужно всегда контролировать контент, который впитывают ваши чада! Впрочем, хотя педагоги, педиатры и психологи чаще всего являются противниками использования смартфонов и планшетов малышами, есть и исключения.

Детский психолог и мама двоих детей Ольга Виссер сама разрабатывает мобильные приложения для самых маленьких и имеет собственный, не лишенный логики взгляд на этот вопрос. К примеру, в ее мобильном приложении для обучения двухлетних малышей счету цирковые артисты и зверушки знакомят детей с цифрами от одного до десяти. В программе продумано множество мелочей: например, по истечении установленного времени игра не просто выключается (или планшет забирает мама), что может нервировать ребенка, а персонажи с экрана говорят ему, что устали, прощаются и засыпают. Ребенок понимает это и принимает ситуацию без истерик.

 — Что-то изменилось в рекомендациях специалистов и в отношении родителей, если планшет уже предлагается давать даже грудничкам?

 — Дети проявляют интерес к тому, что их окружает. И если родители активно пользуются гаджетами, ребенок тоже начинает ими интересоваться, — говорит Ольга Виссер. — Можно, конечно, постоянно говорить «нельзя», вызывая стресс, а можно познакомить его с устройствами и разумно их применять.

 — Какие приложения представлены в категории «для самых маленьких»? Каков их обучающе-развивающий потенциал?

 — Для 1–2 лет мы делаем приложения с акцентом на развитие моторики, пространственного и абстрактного мышления, концентрации внимания и творческих способностей. В основном это различные пазлы и простые раскраски.

— Как приложения тестируются на безопасность? Вспоминается история в конце 90-х годов с неким японским аниме, яркие и быстро меняющиеся сцены в котором вызывали у детей приступы эпилепсии...

— Предложения для малышей 1–2 лет создаются изначально с учетом возрастных особенностей. Только добрые, улыбающиеся персонажи, минимальная умеренная анимация. Только позитивная музыка. В свои приложения мы интегрируем гимнастику для глаз и родительский контроль с возможностью ограничивать время игры. Вопросы безопасности приложения нужно учитывать не на этапе тестирования продукта, а на этапе написания технического задания! К сожалению, не все разработчики консультируются с педагогами, психологами и офтальмологами. Поэтому на выходе мы имеем большой ассортимент некачественных или опасных приложений, и вся ответственность за выбор ложится на родителей — приложения нужно тестировать самим и только потом давать малышам. Родителям важно понимать, что приложения должны соответствовать возрасту ребенка, а время игры не превышать 5 минут в день. Сейчас рынок наводнили устройства с низким разрешением экрана и плохой цветопередачей. Такие экраны и взрослые глаза не выдерживают!

СПРАВКА "МК"

К создателям компьютерных игр и приложений всегда предъявлялись претензии в аморальности или опасности для психического здоровья людей. К примеру, такие игры, как Manhunt или Postal, были запрещены в различных странах мира из-за идеи, которая заключается в бессмысленном убийстве людей на улицах города. Да и популярные онлайн-игры в жанре фэнтези, где вы управляете персонажами вроде эльфов, гномов и магов, тоже несут в себе жестокую основу, ведь суть игры — в истреблении соперников. В фэнтезийную игру World of Warcraft любил играть норвежский убийца-террорист Брейвик, в Manhunt рубился российский «офисный стрелок» Виноградов, расстрелявший коллег в офисе аптечной сети. После любого подобного резонансного ЧП звучат призывы запретить и ограничить хождение жестоких компьютерных игр, но из-за субъективности оценки такого контента чаще всего инициативы ничем не заканчиваются.