Порядок возвращается в Донецк: появились деликатесы, осталось найти деньги

Затишье перед бурей или преддверие большого мира?

24.05.2015 в 16:29, просмотров: 5352

«Как там наша Гагарина? Какое место? А то я в полвторого ночи сморилась…» - баба Валя степенно выясняет ночные расклады с соседками. В Донецке больше суток не стреляли – можно обсудить и Евровидение.

Порядок возвращается в Донецк: появились деликатесы, осталось найти деньги
фото: Дмитрий Дурнев

Баба Валя моя соседка и сидит она напротив закрытой «Бруснички» не просто так, а по поводу. По утрам к дому приезжает машина с молоком. «Я сегодня в полшестого очередь заняла и была 26-й, – делится она. – Тут молоко хорошее, по 10 гривен за литр. А в магазине - 12-13 за пакет в 900 грамм. Разница есть! Я раньше к "Грузии" (магазин в километре, давший название микрорайону – прим. Д.Д.) ездила, но там молоко из Марьинки. Блокпосты то пропускают машину, то нет. А тут молоко со Старобешево, это территория ДНР, тут всегда приезжает!»

Очереди в нынешнем Донецке вещь нечастая. Стоят за разливным молоком, за бензином и еще, говорят, за домашней свининой на рынке. Но тут как попадешь. Я в выходной день в полдесятого утра зашел на Крытый рынок. Там очередями не пахло, под центральным куполом было пусто, а мясной, молочный и овощные павильоны были заполнены продавцами наполовину. Но покупателей тоже немного: Крытый рынок - центральный в Донецке и считается дорогим. Свинина здесь по 120 гривен, азовские осетрина и судак - по 600 и 120 соответственно, зато домашняя колбаса, маринованная телячья вырезка, нежнейшее сало и фирменный макеевский махан – на любой вкус и карман! Сало по 150 гривен за килограмм, колбаса по 250, а цену на махан я даже не спрашивал. Макеевская конская колбаса эксклюзивна, здешние татары делают ее издавна и сравнить ее не с чем. А вот сало, мясо, колбаса в Донецке ровно в два раза дороже, чем в Мариуполе. При этом херсонская клубника в Донецке стоит 150 гривен за килограмм, а в Мариуполе клубника из Мангуша уже по 45. Овощи и фрукты в Донецке очень дороги.

фото: Дмитрий Дурнев

Цены везде пишут в рублях и гривнах. Считать просто – за пять гривен приказано брать 10 рублей. На обменниках так и пишут – под цифрами доллара и евро, значится одинаковая «пятерка» в графах, как покупки, так и продажи рубля. На обмене рубля в ДНР зарабатывать запретили. При этом мою попытку поменять рубли на гривну в обменных пунктах встречали откровенными улыбками. Гривну на рубль поменять можно, обратно – нет. В соседнем Мариуполе за 10 рублей дают 4 гривны, и на разнице курсов при свободном обмене можно было бы хорошо зарабатывать.

Командные маневры руководства экономикой в ДНР иногда очень заметны. Так, с 9 по 11 мая цены на бензин в самопровозглашенной республике по приказу были «социальными» - по 18 гривен за литр. Но после праздника бензина на заправках не стало. Дефицит был столь тотальным, что пару дней дизеля и бензина не было даже для заправки хлебных машин. После этого 18 мая в правительстве собрали продавцов и договорились о новых предельных ценах на топливо. Самый высокий потолок у А-95 – 23 гривны. Продают его в итоге от 19 до 22-50 гривен за литр, дизель - от 18,5 до 22. Перед «дешёвыми» заправками выстраиваются длинные очереди.

фото: Дмитрий Дурнев

Главным дефицитом в Донецке по-прежнему являются работа и деньги. Были бы деньги, купить можно все, вот буквально все!

фото: Дмитрий Дурнев

«Возьмите прошутто stagionato extra, его у нас четыре вида, но именно это у нас очень нежное! А вот ассортимента «бри» еще не подвезли, ждем на днях», - милая продавщица Марина профессионально уговаривала солидного мужчину рядом со мной. Магазин «Рокфор» на пересечении улиц Университетской и Ватутина - своеобразная донецкая легенда. Он работал до войны, не закрывался во время самых громких обстрелов и продолжает работать сейчас. «Мы только в самые тяжелые дни августа работали в сокращенном режиме до 15-00, но все равно не прервались ни на день! Снимите крайний шкаф, у нас там уникальный ассортимент оливкового масла, а тут аксессуары лучших мировых производителей для сыра. Исключительно красное дерево!» - поясняет мне Марина. Фотографировать мне позволили только после звонка хозяйке. Та просила сильно не «светить» цены и деликатно ушла от вопроса об источниках поставки деликатесов. Цены в магазине указаны за 100 грамм в гривне и рублях. Могу сообщить, что в этот день то самое нежное прошутто продавалось по 116 рублей, голландский сыр Мумерон по 79,4 рубля, французский Фоль-Эпи стоил 119, а швейцарский Ле-Пойя можно было купить по 93,4. Небогатые ребята вроде меня могли себе позволить литовский Джугас Пармезан по 59,80 рублей за 100 грамм. Кроме литовского были представлены два итальянских пармезана и один швейцарский. «Дор Блю» был зеленый, синий и черный, а овечьи и козьи сорта я просто устал записывать. Сфотографировал витрину (вдруг, не поверят!) и пошел дальше.

Донецк очень разный и каждый наблюдатель со стороны сможет себе найти здесь картинку по вкусу. Город очень чистый, а в начале мая тут показательно отремонтировали все дороги. В воюющем городе! Правда с дорогами вышла небольшая неувязочка. В Донецке меня нашли люди из компании «Укрэксимгрупп», которые утверждают, что битум, который пошел на ремонт дорог, отобрали как раз у них. О чем они и написали заявление в генеральную прокуратуру ДНР! Еще раз – одна фирма, зарегистрированная в ДНР, вступила в хозяйственный спор с таким же коммунальным предприятием «Дорожное ремонто-строительное управление» за свои 600 тонн битума, отданных ДСРУ на ответственное хранение. Первый известный мне легальный хозяйственный спор в самопровозглашенном государстве! При том, что Хозяйственного кодекса в ДНР еще нет, а арбитражный суд республики только обещает начать работу. На сотрудника службы безопасности предприятия, что принес мне копию заявления в прокуратуру, я смотрел как на инопланетянина.

А он вдруг заявил: «А мне все нравится! Все, что происходит сейчас в Донецке. Мы не требуем ничего запредельного, пусть прокуратура просто проверит, сколько нашего битума ушло, и отреагирует. А в остальном…Я бывший опер и знаю, о чем говорю. Военных с оружием на улицах не стало – это раз! Казаков взяли под контроль – это два. А в третьих, мне доступны сводки происшествий. До войны в Донецке за ночь угоняли минимум три машины и это были «опели», «лексусы» и «тойоты». Сейчас за сутки пропадает в среднем одна машина и это какая нибудь «копейка». После беспредельных лета и осени сейчас в Донецк возвращается порядок!»

фото: Дмитрий Дурнев

Тут есть хороший кусок правды. В Донецке по местным меркам так же беспредельно дорого, но стало гораздо больше порядка. И вооруженные люди действительно исчезли с улиц. И в магазины вернулись товары. Пару месяцев назад из Мариуполя в Донецк как сувениры кока-колу везли, чтоб вспомнить вкус. Теперь она стоит в магазине свободно. Просто разлита она в Нальчике, ситро привезено из Матвеево-Кургана, а пиво сварено во Владикавказе. Двухлитровая бутылка российского жигулевского стоит 150 рублей, водка «Путинка» завода «Кристалл» продается по 170, а знакомый доктор с гордостью сообщил, что нашел свое любимое голландское пиво на рынке в районе старого Дома пионеров. Пол-литровая банка обошлась ему в 104 русских рубля.

фото: Дмитрий Дурнев

Он их накануне в больнице Калинина получил как первый полноценный майский аванс. До этого в марте получали гривну в качестве «помощи», зарплату за апрель объявили «замороженной», а в мае вот начали восстанавливать привычный ритм. Платят, кстати, почему-то рублями в основном 1997 года выпуска.

Что это, затишье перед бурей или преддверие большого мира - в Донецке не гадают. Просто живут сегодняшним днем. И надеются на лучшее…