Сегодня исполнилось 25 лет Российскому союзу молодежи

Как Комсомол «развелся» с компартией и чем он сейчас занимается

31.05.2015 в 12:18, просмотров: 3725

31 мая исполнилось 25 лет Российскому Союзу Молодежи. Сегодня это – самая заметная из молодежных организаций страны. Она возникла во времена коммунистической монополии, когда в стране существовали только две политические структуры - КПСС и ее молодежный отряд – ВЛКСМ. Как в то время могла появиться альтернативная молодежная организация? Об этом рассказал «МК» действующий руководитель РСМ Павел Красноруцкий.

Сегодня исполнилось 25 лет Российскому союзу молодежи
Павел Красноруцкий задул 25 свечей на праздничном торте. Фото: twitter.com/ruyspb

- Как при живом Комсомоле мог возникнуть РСМ?

- При Советской власти был ВЛКСМ, и в него входили комсомолы 14 союзных республик из пятнадцати: России не было. Считалось, что российские комсомольцы не нуждаются в своей организации, поскольку напрямую входят в союзный Комсомол. Но к маю 1990-го года стало понятно, что СССР меняется, и у России должна быть своя организация.

31 мая на съезде Ленинского Коммунистического Союза Молодежи РСФСР российская организация была создана. И там было принято принципиальное, историческое решение: российский Комсомол должен быть независимым от компартии других и политических течений. Он должен просто объединять молодежь, помогать ей, но не заниматься агитацией. Было заявлено, что наша комсомольская организация не участвует в политической борьбе. И когда распался СССР, а с ней сгинул и ВЛКСМ, то мы остались, получив новое название - Российский Союз Молодежи.

- В августе 1991 года вы сохранили верность принципу неучастия в политической борьбе, или все-таки встали на чью-то сторону: ГКЧП или защитников Белого дома?

- Ситуация была очень сложной. В те дни мы изменили нашему новому принципу и приняли участие в борьбе. Мы были на стороне Ельцина и демократических преобразований нашей страны. Но после этого состоялся следующий съезд, на котором было решено, что влияние любых партий на РСМ недопустимо.

- Огромное имущество Комсомола досталось вам?

- Нам повезло больше, чем другим молодежным организациям. В ряде регионов, благодаря руководителям организаций, удалось сохранить часть комсомольского имущества. Честь и хвала людям, которые удержали его, не приватизировали и не продали. Благодаря этому имуществу мы можем вне зависимости от того, насколько нас поддерживают органы исполнительной власти, содержать аппарат и реализовывать программы. Частично мы сдаем эту недвижимость в аренду и обеспечиваем за счет этого повседневную деятельность РСМ.

- Почему РСМ не продолжил традицию ВЛКСМ — принимать в свои ряды поголовно всех старших школьников?

- В демократической стране не может быть одной организации, которой бы отдавался приоритет. Сейчас каждой молодежной организации приходится доказывать свою состоятельность, демонстрируя свои достижения и объясняя, чем она занимается. Почти у каждой партии есть своя молодежная организация, и это нормально. А мы говорим о том, что у нас нет идеологии, мы ни с кем не боремся. Мы боремся только за то, чтобы молодые люди могли проявить себя, показать свои таланты, состояться. У нас есть около 200 программ, которыми мы пытаемся поддержать молодых людей. Ежегодно через них проходит больше 4 миллионов ребят.

Например, «Российская студенческая весна». Крупнейшее из межвузовских состязаний по студенческому творчеству среди непрофессионалов. Там шесть блоков: музыкальное, танцевальное, театральное искусство, оригинальный жанр, региональные программы и журналистика. Из года в год творческая молодежь ждет финала как праздника.

С другой стороны, вместе с Рособрнадзором РСМ реализует масштабную программу по общественному наблюдению за ЕГЭ. В этом году мы подготовили 2 тысячи наблюдателей, которые скрупулезно фиксируют все существующие нарушения в десятках регионов и качественно помогают улучшить организацию и проведение экзамена.

У нас также есть специальные программы по ученическому и студенческому самоуправлению, развитию межнациональной дружбы, профориентации и многое другое.

Некоторые из ребят, которые участвовали в наших программах, потом решают вступить в РСМ. Сегодня членский билет и значок РСМ имеют около 130 тысяч человек.

- Чем РСМ отличается от федерального агентства Росмолодежь?

- Росмолодежь – прежде всего государственный орган. А мы — негосударственная организация. Мы можем позволить себе искать нестандартные подходы, больше креатива, эксперимента, риска.

Мы раскрепощены, мы вправе ошибаться, нарабатывая опыт.

- Молодежь охотно участвует в ваших программах?

- Конечно, ведь ей хочется общаться, в хорошем смысле слова «тусить», получать различные навыки, узнавать нашу страну - ведь мы проводим слеты в разных регионах.

- За чей счет это происходит?

- В приезде активной молодежи, как правило, очень заинтересована принимающая сторона – администрация региона, который ее принимает, федеральные министерства образования и культуры, сами вузы, которые отправляют своих студентов на такие слеты.

- РСМ дает тот самый социальный лифт, о котором так много говорят?

- Конечно. Например, наши активисты успешно работают в студенческом самоуправлении, а потом, закончив вуз, они перетекают в местные органы самоуправления, на предприятия… Существует очень большой дефицит эффективных управленцев и так называемых «начальников отделов» — то есть людей, умеющих работать с коллективом, способных организовать работу. В свое время кадровый резерв для управления страной создавал Комсомол. Сейчас это делаем мы, давая молодым навыки управления. Из практики видно, что человек, который работал в РСМ, на голову лучше руководит коллективом, чем просто выпускник вуза, даже если он отличник. Среди бывших активистов РСМ, кстати, есть действующие министры, топ-менеджеры, звезды шоу-бизнеса и многие другие яркие профессионалы.