Разгораются споры по поводу только что рассекреченных документов о 28 героях-панфиловцах

Как фронтовые корреспонденты смогли «родить» подвиг?

10.07.2015 в 19:55, просмотров: 24695

Наша «классическая» российско-советская история в очередной раз проходит проверку на прочность. Точнее – на объективность. На сей раз «узелок» завязался вокруг подвига легендарных 28 панфиловцев. На сайте Государственного архива РФ выложен документ, из которого следует, что никаких этих двадцати восьми героев в реальности не существовало. А их подвиг – просто вымысел военных журналистов.

Разгораются споры по поводу только что рассекреченных документов о 28 героях-панфиловцах
фото: ru.wikipedia.org
Расчёт 45-мм противотанковой пушки 53-К на окраине деревни под Москвой, 1941 год

Неужели слово «легендарные» применительно к этим воинам, действительно следует брать в кавычки?

На сайте ГАРФ читаем: «В связи с многочисленными обращениями граждан, учреждений и организаций размещаем справку-доклад главного военного прокурора Н. Афанасьева «О 28 панфиловцах» от 10 мая 1948 года по результатам расследования Главной военной прокуратуры, хранящуюся в фонде Прокуратуры СССР (ГА РФ. Ф. Р-8131).»

«Совершенно секретно. Справка-доклад «О 28 панфиловцах». В ноябре 1947 года военной прокуратурой Харьковского гарнизона был арестован и привлечен к уголовной ответственности за измену родине Добробабин Иван Евстафьевич. Материалами следствия установлено, что, будучи на фронте, Добробабин добровольно сдался в плен немцам и весной 1942 г. поступил к ним на службу... Виновность Добробабина полностью установлена, и сам он признался в совершении преступлений. При аресте у Добробабина была найдена книга о «28 героях панфиловцах», и оказалось, что он числится одним из главных участников этого героического боя, за что ему и присвоено звание Героя Советского Союза. Допросом Добробабина установлено, что в районе Дубосеково он действительно был, был легко ранен и пленен немцами, но никаких подвигов не совершал, и все, что написано о нем в книге о героях панфиловцах, не соответствует действительности.

Далее было установлено, что кроме Добробабина остались в живых Васильев Илларион Романович, Шемякин Григорий Мелентьевич, Шадрин Иван Иванович, и Кужебергенов Даниил Александрович, которые также числятся в списке 28 панфиловцев, погибших в бою с немецкими танками.

Поэтому возникла необходимость расследования и самих обстоятельств боя 28 гвардейцев из дивизии им. Панфилова, происходившего 16 ноября 1941 года у разъезда Дубосеково.

Расследование установило: Впервые сообщение о бое гвардейцев дивизии Панфилова появилось в газете «Красная Звезда» 27 ноября 1941 года. В очерке фронтового корреспондента Коротеева описывались героические бои гвардейцев дивизии им. Панфилова с танками противника. В частности сообщалось о бое 5-й роты Н-ского полка... с 54 немецкими танками, во время которого было уничтожено 18 танков. Об участниках боя говорилось, что «погибли все до одного, но врага не пропустили». 28 ноября в «Красной Звезде» была напечатана передовая статья под названием «Завещание 28 павших героев»... Передовая была написана литературным секретарем «Красной Звезды» Кривицким... В 1942 году в газете «Красная Звезда» от 22 января Кривицкий поместил очерк под заголовком «О 28 павших героях», в котором подробно написал о подвиге 28 панфиловцев.., впервые называя их фамилии...

Все очерки и рассказы, стихи и поэмы о 28 панфиловцах, появившиеся позднее в печати, написаны или Кривицким или при его участии и в различных вариантах повторяют его очерк «О 28 павших героях»...

...Проверку в отношении этого боя производил старший инструктор 4-го отдела ГлавПУРККА старший батальонный комиссар Минин, который донес... начальнику Оргинспекторского отдела : «4-я рота 1075 стрелкового полка, в которой родились (так в тексте донесения – ред.) 28 героев-панфиловцев, занимала оборону Нелидово-Дубосеково-Петелино. 16 ноября 1941 года противник... большими силами танков и пехоты перешел в наступление. В результате боев под воздействием превосходящих сил противника 1075 стрелковый полк понес большие потери и отошел на новый оборонительный рубеж... О подвиге 28 ни в ходе боев, ни непосредственно после боя никто не знал, и среди масс они не популяризировались. Легенда о героически сражавшихся и погибших 28 героях началась... статьями Кривицкого и других».

По поводу своей корреспонденции, помещенной в газете «Красная Звезда» от 27 ноября 1941 года, Коротеев показал: «Примерно 23-24 ноября 1941 г. я... был в штабе 16 армии... Комиссар панфиловской дивизии Егоров... привел пример геройского боя одной роты с немецкими танками, на рубеж роты наступало 54 танка, и рота их задержала, часть уничтожив. Егоров...рассказал со слов комиссара полка, который также не участвовал в бою с немецкими танками... Егоров порекомендовал написать в газете о героическом бое, предварительно познакомившись с политдонесением, поступившим из полка... В политдонесеннии говорилось о бое роты с танками противника, и о том, что рота стояла «насмерть» – погибла, но не отошла, и только два человека оказались предателями, подняли руки, чтобы сдаться, но были уничтожены нашими бойцами. В донесении не говорилось о количестве бойцов роты, погибших в этом бою, и не упоминалось их фамилий... Этого мы не установили и из разговоров с командиром полка... По приезде в Москву я доложил редактору газеты Ортенбергу обстановку, рассказал о бое роты с танками противника... Ортенберг меня спросил, сколько же людей было в роте. Я ему ответил, что состав роты, видимо, был неполный, примерно человек 30-40... Я не знал, что готовилась передовая на эту тему, но Ортенберг меня еще раз вызвал и спрашивал, сколько людей было в роте. Я ему ответил, что примерно 30 человек. Таким образом и появилось количество сражавшихся 28 человек, так как из 30 двое оказались предателями...»

Допрошенный по настоящему делу Кривицкий показал, что когда редактор «Красной Звезды» Ортенберг предложил ему написать передовую, помещенную в газете от 28 ноября 1941 г., то сам Ортенберг назвал число сражавшихся с танками противника гвардейцев-панфиловцев – 28. Откуда Ортенберг взял эту цифру, Кривицкий не знает... Когда стало известно, что место, где происходил бой, освобождено от немцев, Кривицкий по поручению Ортенберга выезжал к разъезду Дубосеково. Вместе с командиром полка Капровым, комиссаром Мухамедьяровым и командиром 4-й роты Гундиловичем Кривицкий выезжал на место боя, где они обнаружили под снегом три трупа наших бойцов. Однако на вопрос о фамилиях павших героев Капров не смог ответить. «Он поручил это сделать Мухамедьярову и Гундиловичу, которые составили список, взяв сведения с какой-то ведомости или списка... Приехав в Москву, я написал в газету подвал под заголовком «О 28 павших героях». Подвал был послан на визу в ПУР. При разговоре в ПУРе с тов. Крапивиным он интересовался, откуда я взял слова политрука Клочкова: «Россия велика, а отступать некуда – позади Москва». Я ему ответил, что это выдумал я сам... Я ни с кем из раненых или оставшихся в живых гвардейцев не разговаривал. Из местного населения я говорил только с мальчиком лет 14-15, который показал могилу, где похоронен Клочков...»

Фамилии героев для помещения в список по требованию Кривицкого дал ему командир роты Гундилович. Последний убит в бою в апреле 1942 г., и проверить, на каком основании он дал список, не представилось возможным. Бывший командир 1075 стрелкового полка Капров, допрошенный об обстоятельствах боя 28 гвардейцев из дивизии Панфилова у разъезда Дубосеково.., показал: «Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 г. не было – это сплошной вымысел. В этот день у разъезда Дубосеков в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах. Никто из корреспондентов ко мне не обращался в этот период, я никому никогда не говорил о бое 28 панфиловцев. Да и не мог говорить, т. к. такого боя не было... Фамилии Кривицкому по памяти давал капитан Гундилович... Впоследствии, после длительных уточнений фамилий, только в апреле 1942 г. из штаба дивизии прислали уже готовые наградные лист и общий список 28 гвардейцев ко мне в полк для подписи. Я подписал эти листы на присвоение 28 гвардейцам звания Героя Советского Союза. Кто был инициатором составления списка и наградных листов на 28 гвардейцев – я не знаю.»

Таким образом, материалами расследования установлено, что подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещенный в печати, является вымыслом корреспондента Коротеева, редактора «Красной Звезды» Ортенберга и в особенности литературного секретаря Кривицкого. Главный военный прокурор ВС СССР Генерал-лейтенант юстиции Н. Афанасьев. 10 мая 1948 года.»

Каковы были последствия такого разоблачения военных прокуроров? В июне 1948-го скандальные результаты расследования были переданы в виде служебной записки секретарю ЦК ВКП(б) Андрею Жданову. Однако «главный идеолог СССР» в ту пору уже тяжело болел, ему было явно не до разбирательств с мнимыми и действительными героями прошедшей войны. – Вопрос в итоге «наверху» решили камерно и половинчато. Служебную записку «приняли к сведению», пресловутого «не героя, а предателя» Добробабина специальным Указом Президиума ВС лишили звания Героя Советского Союза, а вопрос вообще о всех 28 панфиловцах и их подвиге – «спустили на тормозах», не дав выводам Военной прокуратуры хода.

Эти бойцы и командиры, действительно воевавшие в панфиловской дивизии под Москвой, продолжают вот уже более 60 лет оставаться героями – причем сейчас уже героями двух стран: России и Казахстана (ведь именно в этой степной стране формировалась дивизия).

Информация о том, что с 28 панфиловцами «не все чисто», появлялась и прежде. В сборниках архивных документов еще более 10 лет назад были опубликованы, например, материалы о «герое-предателе» Добробабине (об этом скандальном случае писал и «МК»). А в июне нынешнего года директор ГАРФ Сергей Мироненко на одном из публичных мероприятий в столице напрямую сказал, что подвига этих 28-ми не было.

На прошлой неделе во время пресс-конференции, на которой присутствовал и автор этих строк, Сергея Владимировича попросили прокомментировать такую информацию. В ответ он сообщил о предстоящей публикации рассекреченного документа на сайте ГАРФ, и потом сказал коротко: «Да, оказывается, не было никаких 28 героев-панфиловцев и их подвига. Но был подвиг бойцов всей панфиловской дивизии, защищавшей в тяжелейших боях Москву в начале зимы 1941 года...».

Сейчас, по свежим следам после появления документа на общедоступном сайте, разгораются жаркие споры между сторонниками «традиционной истории» и теми, кто ратует за «восстановление исторической справедливости». Уже появилась информация о крайне негативном отношении к ГАРФовской публикации внучки генерала Панфилова и многих представителей ветеранских организаций в Казахстане. А создатели снимающегося как раз в эти дни нового художественного фильма «28 панфиловцев» заявили, что будут продолжать эту свою работу.

Конечно, столь заметный «вброс информации», который произошел, уже невозможно оставить без внимания, просто отмахнуться от него. Все факты, упомянутые в секретной записке 1948 года, нужно проверить. Для этого предстоит создать комиссию из профессионалов – историков, военных, архивистов. Причем, не только наших, но и казахских.

– Представленные только что на сайте ГАРФ материалы – с одной стороны, конечно, являются официальными документами, – рассуждает историк Матвей Свиридов. – Но с другой стороны, разве мало мы знаем примеров, когда как раз в официальных документах допускалась – и зачастую сознательно! – «деформация» реальных событий? К сожалению, официальная советская история в угоду идеологическим и политическим интересам сплошь и рядом несет искаженную информацию, потчует нас «советским глянцем». Ведь и рассказ о подвиге 28 панфиловцев, изначально звучавший столь убедительно, появился именно ради пропаганды, – об этом говорится и в тексте служебной записки военного прокурора.

Но если «анти-панфиловские» данные подтвердятся окончательно? Что же делать тогда с многочисленными памятниками, улицами и проспектами, названными в честь 28 героев-панфиловцев?

– А ничего не надо делать! – уверен московский краевед Василий Пачин. – У нас уже есть сейчас исторический персонаж, жизнь и деятельность которого, по мнению многих граждан России, совсем не столь замечательны, как раньше было принято считать, – Ленин. Ну и что? Стоят себе его памятники, и пускай стоят, если вдобавок они еще и выполнены талантливыми скульпторами! И бурная волна переименований улиц Ленина уже схлынула. Ленин был? – Вот вам о нем напоминание, а уж оценку деяний и роли этого вождя в истории страны и мира пусть каждый сам себе формулирует. Так же и с памятниками и улицами в честь героев-панфиловцев. Существовали эти люди в действительности, воевали под Москвой, защищая столицу от страшного врага? – Вот вам напоминание об этом...

– Вы хоть кого-нибудь из героев-панфиловцев, кроме, может, политрука Клочкова, по фамилии знаете? – вопросом на вопрос встретил меня другой краевед, Леонид Полянчук. – Вот и я не знаю, и практически все остальные! Так что, если даже все сведения из этой засекреченной прежде записки подтверждаются, давайте теперь просто «расширительно» толковать само это название – «имени героев-панфиловцев»: будем считать, что улица или проспект названы в честь вообще всех бойцов, командиров, политруков дивизии Панфилова. Насколько я понимаю, в целом подвиг зимой 1941-го воинов этой дивизии в боях на западе Подмосковья ни у кого сомнений не вызывает? Точно так же можно поступить и с грандиозным монументом, поставленным 40 лет назад по соседству с деревней Нелидово и бывшим разъездом Дубосеково: не ломать его, а «перепрофилировать», назвав памятником всем воинам-панфиловцам. (К слову сказать, авторы монумента, словно предчувствуя подобную метаморфозу, изобразили там не двадцать восемь фигур, а лишь шесть, – поэтому композиция и так несет в себе некий обобщенный образ всех вообще бойцов 8-й дивизии, сражавшейся на этих рубежах.) Ну и, конечно, музейные экспозиции по панфиловцам нужно не сворачивать и убирать в запасники, а лишь дополнить появившимися разоблачительными документами. И пусть каждый посетитель решает для себя сам, чему он больше верит.