Екатерина Скулкина: «Иногда хочется стать «нежной птичкой», о которой заботятся»

Шутить изволите?

20.08.2015 в 20:42, просмотров: 6090

У звезды Comedy Woman Екатерины СКУЛКИНОЙ амплуа сильной женщины. Про таких когда-то писал поэт: «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет». Еще в школе за ней закрепилось прозвище Снежная Королева – уже тогда она прекрасно осознавала свои достоинства. Но, как призналась в интервью Екатерина, и ей иногда хочется стать «нежной птичкой», о которой заботятся.

Екатерина Скулкина: «Иногда хочется стать «нежной птичкой», о которой заботятся»

От мамы-филолога ей достались хорошее чувство языка и понимание людей, а вот артистизм и чувство юмора – видимо, подарок от Бога. В совокупности все привело к тому, что девушка из Казани, которая изначально собиралась стать врачом-стоматологом, теперь радует зрителей своими выступлениями в юмористическом шоу. Ее шутки в одно мгновение становятся популярными и уходят в народ. А вот наша беседа получилась вдумчивой: мы поговорили о взаимоотношениях полов, критериях «нормальности» и о том, как иногда трудно сделать жизненный выбор.

Катя, на ваш взгляд, чувство юмора – врожденное качество или его можно воспитать?

Екатерина СКУЛКИНА: «Поначалу я считала, что с ним нужно родиться, но со временем все больше убеждаюсь, что этому можно научиться. К примеру, наблюдая за тем, как работают авторы Comedy Woman, я заметила, что поначалу их шутки не особо блистали юмором, но с каждым разом становились все смешнее. В любом случае, какие-то предпосылки у человека должны быть».

А вам кто сказал, что вы человек с юмором?

Екатерина: «Думаете, я с юмором? (Смеется.) Сама я начала это осознавать, когда неожиданно для себя обнаружила, что, будучи студенткой Казанского медицинского университета, играю в трех командах КВН одновременно. Хотя до сих пор считаю, что просто оказалась в нужное время в нужном месте».

Самое первое испытание человека на прочность – это школа, где насмешки одноклассников всегда воспринимаются очень болезненно. Как у вас с этим обстояли дела?

Екатерина: «У меня ничего такого не было, максимум меня дразнили Снежной Королевой, не потому что я была отмороженная (смеется), скорее – серьезная и недоступная. Мальчики хотели дружить, а я не особо к этому стремилась, мне было гораздо интереснее дома, с семьей. Не скажу, что в школе я вела себя как-то высокомерно, нет, у нас была своя компания, какие-то активности».

Но не было школьной любви?

Екатерина: «Нет, я Диму Маликова любила. Мне, конечно, нравился какой-то мальчик из нашего класса, может быть, я даже страдала, сейчас уже не помню. Вообще я считаю, что в детстве не надо отвлекаться от детства».

А почему вы изначально выбрали такую серьезную профессию, как врач-стоматолог?

Екатерина: «Я вообще хотела стать хирургом, после школы поступила в медицинское училище в Йошкар-Оле, где, кстати, у меня и случился первый серьезный роман. Помню, мама говорила: «У тебя таких Васей и Петей будет еще сто пятьсот штук!», а мне казалось, что она ничего не понимает, что без него я жить не смогу. Теперь с трудом вспоминаю его имя... Нет, помню, конечно! (Смеется.) Просто это уже кажется несущественным. После окончания училища я очень удачно попала в операционный блок республиканской больницы, чему была неимоверно рада, это считалось элитой среднего медицинского персонала. Работать мне действительно нравилось, поэтому я еще больше укоренилась в своем решении стать врачом и поступила в Казанский медицинский университет».

Кстати, у медиков очень специфическое чувство юмора.

Екатерина: «Специфическое, циничное, саркастическое – наверное, потому что мы знаем человека изнутри. (Смеется.) Да, на практических занятиях мы ходили в морг, но в обморок вроде никто не падал. Просто ты относишься к этому как к объекту исследования, учебному материалу, без которого невозможна практическая медицина».

И параллельно вы играли в КВН?

Екатерина: «Когда я только поступила в университет, там проходил осенний фестиваль первокурсников. Кто-то сказал нашим ребятам – к вам поступила такая интересная девочка из Йошкар-Олы, обязательно пригласите ее к себе в команду. В жюри сидел капитан первого состава «Четырех татар», который сразу же позвал меня в коллектив, но я отказалась, решив, что нужно серьезно заниматься учебой. Хотя это фестивальное движение, конечно, начинало засасывать. Где-то на четвертом-пятом курсе начался КВН, а после окончания университета появился второй состав команды «Четыре татарина».

Профессия, которой вы обучались, довольно стабильная в финансовом плане, почему вы выбрали другой путь?

Екатерина: «Вы знаете, за деньгами я никогда не гналась. Не потому, что у меня дома хранится сокровище Скруджа Макдака, куда я периодически заныриваю. У меня самая обычная семья, и родители далеко не миллионеры, просто мне очень важно, чтобы работа была интересной. Поверьте, уйти из медицины было очень сложно не только из-за романтики этой профессии, но и после долгих лет, потраченных на учебу, – пять лет института, год интернатуры и два года ординатуры. Только в аспирантуру не пошла, потому что какой из меня доктор наук? Я первая из нашей группы поставила пломбу живому человеку, и он поменял ее только в прошлом году, представляете? Причем исключительно из эстетических соображений. Если честно, до сих пор испытываю невероятное чувство ностальгии, когда захожу в стоматологический кабинет со всеми его запахами пасты, жидкостей и пломб. При этом параллельно я продолжала играть в КВН, на что преподаватели смотрели сквозь пальцы. Но в перерывах между выступлениями старалась наверстать, с головой уходить в учебу. Но как только поняла, что пора уже становиться настоящим стоматологом, позвонила Наталья Андреевна с предложением поучаствовать в новом интересном проекте. И началось – с понедельника по пятницу я принимала пациентов, а вечером садилась в поезд и ехала в Москву выступать. Два года в разных клубах мы делали свое шоу, которое тогда называлось «Женский интеллектуально-юмористический Bar'дель». Со временем стало казаться, что в телевизионный продукт это никогда не превратится. А уже возраст, пора было подумать о пополнении семьи. И как только я собралась рожать, закрутилась наша телевизионная история. Я снималась в первых выпусках «Comedy Woman», будучи на девятом месяце беременности – съемки проходили в самую жару, 30 и 31 августа, а уже 10 октября я родила.

Декретного отпуска у вас тоже не получилось?

Екатерина: «Нет, почему же, я в Казани ничего не делаю, занимаюсь только семьей. А в Москву переезжаю только на период съемок и когда есть какие-то проекты. Я гастарбайтер». (Смеется.)

Почему семью в Москву не перевезете?

Екатерина: «Наверное, пока не готова. Лет в двадцать-двадцать пять я бы не раздумывая переехала, но в следующем году мне уже будет сорок, а в этом возрасте думаешь не только о себе, но и о комфорте своих близких. Да, в Москве у меня работа, но семья не сможет жить в таком ритме. Раньше я вообще ненавидела Москву, она казалась мне такой неприветливой, но это было ровно до тех пор, пока я не покорила эту вершину. Когда два года назад вышел сериал «Дружба народов», помню, я ехала на какую-то встречу и через каждый километр видела свое лицо на билбордах. Тогда я поняла, что это не такой уж плохой город. (Смеется.)

Вы в своих миниатюрах очень часто высмеиваете мужчин...

Екатерина: «Ну, настоящих-то мужчин мы не высмеиваем, а поклоняемся и восхищаемся ими. На самом деле объектами наших миниатюр чаще становятся женщины и те качества, которыми они не должны обладать, – например, глупость, хамство, высокомерие… Мы ведь сами публичные люди и очень часто общаемся с поклонниками, к примеру в аэропортах, и периодически беседа выходит за рамки приличия. Всякое бывает: не выспались и настроение плохое, да и вообще не до разговоров, а вечером нужно быть в припадке красоты, дарить радость и веселье, а люди порой этого не понимают. И все же по возможности стараемся не отказывать ни в фотографии, ни в автографе».

Давайте к мужчинам вернемся. В целом и общем – они вам нравятся?

Екатерина: «У меня абсолютно нормальное отношение к нормальным мужчинам, но пока я их не встречала! (Смеется.) Нет, встречала, конечно, но их так мало было в моей жизни! Хотя, возможно, у меня завышенные требования. Иногда встречаешь какого-нибудь мужчину по работе и думаешь – вот он, кажется, производит впечатление нормального. Потом одно за другим вылезает, и ты понимаешь, что плохо вообще у нас с мужиками. А ведь где-то нормальные дядьки сидят и задаются вопросом, куда делись все нормальные тетки?»

Читайте интервью полностью в сентябрьском номере журнала «Атмосфера»