Хроника событий Актер квеста, играющий маньяка, ударил топором девушку Годовщина истории «кровавой» Бобокуловой: контроль за наймом нянь остался ужасным Няня-убийца из Узбекистана едет в Казань Прокуратура: няню-детоубийцу Бобокулову отправили на принудительное лечение Главные события уходящего года в фотографиях: тяжелый 2016-й

Няня Бобокулова: «Меня будут лечить три года, потом выпустят»

В психиатрической клинике Бутырки убийца живет с толерантной соседкой и считает, что ее отправят обратно в Узбекистан

12.07.2016 в 14:16, просмотров: 37549

Няня Гульчехра Бобокулова, чье чудовищное преступление — убийство маленькой девочки и появление на улице с детской головой в руке - потрясло всю страну, надеется после трех лет лечения в психбольнице... выйти на свободу. Причем женщина настаивает: терапия должна проходить в ее родном Узбекистане, желательно в Самарканде. Об этом Бобокулова в Бутырке рассказала членам ОНК, среди которых был наш обозреватель.

Няня Бобокулова: «Меня будут лечить три года, потом выпустят»
фото: Кирилл Искольдский

Фактически с момента своего задержания и до сих пор Бобокулова находится в самой закрытой психиатрической клинике страны в «Бутырке». И это один из редких случаев, когда члены ОНК в большей степени волновались за докторов и сокамерниц, чем за заключенную.

- Ни разу за все три месяца она ни на кого не напала, - успокаивает дежурный психиатр. - Но это благодаря интенсивной терапии. Если прямо сейчас она прекратит прием лекарства, я не дам никаких гарантий насчет ее поведения. Вероятность повторного совершения преступления примерно 50 на 50.

Бобокулова почти не гуляет — из-за препаратов все движения заторможенные. Так что, зайдя в ее камеру, можно увидеть неизменную сцену: она лежит на правом боку, подставив руку под голову и внимательно слушает сокамерницу.

Сокамерница - немолодая женщина. Много лет употребляла наркотики, была задержана за их хранение. В женском СИЗО выяснилось, что ее не просто «ломает»: у нее еще и проблемы со психикой.

- Я не боюсь Гульчу, - бодро заявляет соседка Бобокуловой. - Лекарства ей дают такие, что ночью она спит как убитая, даже не ворочается. Да и в камере нет предметов, которыми можно было бы причинить какой-то вред.

Обстановка в крохотном помещение спартанская. Нет ни телевизора, ни холодильника, ни запасов провизии, ни сумок с одеждой. На столе одна только алюминиевая миска.

Бобокулова полностью только на казенном обеспечении. Никто ни разу ей не принес передачу, не прислал посылки. Когда она об этом говорит, начинает плакать.

- Родители не знают, где я, - начинает она.

- Почему вы так думаете? Наверняка им сообщила местная полиция. Да и вас по телевизору показывали во многих странах. Они телевизор смотрят?

- Смотрят. А мои дети? Что с ними?

- Напишите им письмо. Это разрешено по закону.

- У меня ручка нету, листок нету, конверт тоже. Я писать по-русски не умею.

...Сокамерница предлагает свои услуги, говорит, что готова писать под диктовку. А мы обещаем дать письменные принадлежности.

- Адреса нету, - снова плачет Бобокулова.

- Как так? Вы не знаете, где вы жили?

- Там номера домов нету. Только улица.

- Этого будет достаточно.

- Дети у бабушки, наверное. Все трое. Старший, которому 20, может, куда-то уехал. Я скучаю. Отпустите меня к ним.

- Плачет она каждый день, - встревает сокамерница. - Мы с ней часто вместе по женски так поплачем и вроде легче. Она уже раскаивается! Раньше-то вообще ни в какую, а теперь раскаивается.

- Зря я это все сделала, - подхватывает Бобокулова. - Сожалею я! Зря-зря! Теперь вот тут без детей, никому не нужна...

- Очень странное у вас раскаяние все-таки. Вы себя по-прежнему, как и в первый наш визит, больше жалеете... Есть у вас какие-то вопросы к правозащитникам?

- Когда меня отвезут в Узбекистан?

- С чего вы взяли, что вас вообще отвезут?

- Я все знаю. Меня принудительно лечить будут три года, а потом выпустят. И я хочу, чтобы лечили в Самарканде. Еще хочу, чтобы мне газеты приносили. Я читать по-русски немного умею. Раньше газеты читала.

Бобокулова все время повторяет, что у нее большие планы на жизнь, что умирать она не хочет и не собирается. Но откуда она взяла, что ее скоро выпустят? Такое ощущение, что она именно так и думала, когда совершала свое преступление: мол, полечат, и снова на свободу. То ли кто-то ей так сказал, то ли сама вычитала... Но это, слава Богу, миф.

Врачи поясняют, что трехлетним лечением в ее случае точно дело не ограничится. Более того, люди с ее диагнозом и с учетом тяжести совершенного преступления обычно проводят в закрытых психиатрических заведениях всю жизнь. Запрос на экстрадицию Бобокуловой из Узбекистана не поступал, более того, никто из посольства навестить ее и передать предметы первой необходимости не пожелал.

0:13

Убийство ребенка няней. Хроника событий