Виртуальный брак — лучший способ отхватить чужое наследство

Выселение со всеми удобствами

13.07.2016 в 18:28, просмотров: 13807

Никогда не забуду, как в одном суде выступали жители деревни Заедренки, которые рассказывали, как славно они гуляли на свадьбе у доброго человека по фамилии Буранов. Свидетелей оказалось хоть отбавляй. И еда-то, помнится, была вкусная-превкусная и сколько хочешь, и водку подносили чуть не ведрами, и пели, и плясали… И только Буранов слушал все это с некоторым недоверием, о чем он и не замедлил сообщить суду. Дело в том, что он никогда не был женат…

Виртуальный  брак — лучший способ отхватить чужое наследство
фото: Геннадий Черкасов

У 65-летней москвички Татьяны Борисовны Чугуновой умер муж. И в 2012 году она решила продать 3-комнатную квартиру на Алтуфьевском шоссе и переехать поближе к сыну и внукам на Старомарьинское шоссе. Муж Чугуновой до выхода на пенсию был токарем в 6-м автобусном парке, а Татьяна Борисовна 44 года проработала в Центральном детском мире на Лубянке. Начала с младшего продавца, а на пенсию ушла с должности заведующей секцией детского питания. Вся Москва и Московская область ездили в этот удивительный магазин за детскими деликатесами в баночках и коробочках…

И вот Татьяна Борисовна покупает квартиру по соседству с сыном. Считай, повезло.

Из трехкомнатной квартиры Татьяна Борисовна переехала в двухкомнатную, поэтому остались деньги на ремонт, на жизнь и на подарки внукам.

1 марта 2012 года было зарегистрировано право собственности Чугуновой на квартиру на Старомарьинском шоссе. Начался ремонт. По договоренности с покупателем старой квартиры Татьяна Борисовна проживала в ней до окончания ремонта в новой квартире.

Ремонт закончился в конце апреля. И 10 мая 2012 года Татьяна Борисовна пошла в паспортный стол, чтобы зарегистрироваться по месту жительства в квартире в Марьиной Роще. А там ей вручили уведомление об отказе в регистрации из-за судебного запрета. Оказалось, что еще 14 марта 2012 года Останкинский районный суд Москвы вынес определение о запрете регистрации в этой квартире.

фото: Из личного архива
Татьяна Борисовна Чугунова.

Постарайтесь представить себе, что почувствовала Татьяна Борисовна, узнав об этом.

Чугунова поехала в суд. Мало ли из-за чего прислали такую бумагу. Может, какая-то ошибка или недоразумение…

Нет. Никаких ошибок. Оказалось, что Департамент жилищной политики и жилищного фонда Москвы (далее — ДЖП) почему-то заявил права на квартиру Чугуновой.

Купила ее Татьяна Борисовна у некой Лейлы Александровны Басария. Эта дама стала собственником квартиры на основании заочного решения Останкинского суда от 15 сентября 2011 года. Квартира досталась ей по завещанию некого Ильи Гершумовича Бабаева, который умер 31 августа 2010 года.

Я, к сожалению, не знаю, кем был умерший Бабаев, но история этого человека кажется мне не совсем обыкновенной. Дело в том, что 7 февраля 1998 года Бабаев женился на Наталье Федоровне Палагиной. В это время ему было 67 лет, а его молодой жене — без нескольких месяцев 80 лет. Жена была с богатым приданым, у нее имелась однокомнатная квартира в доме 57, корпус 2, в проезде Шокальского. А Бабаев был владельцем двухкомнатной квартиры в доме 12 на Старомарьинском шоссе.

Через 9 лет Наталья Федоровна умерла. Бабаев унаследовал от жены квартиру в проезде Шокальского. А через 3 года умер и сам Бабаев. Ни детей, ни внуков у Бабаева и Палагиной не было. Обе квартиры стали собственностью Москвы. Но городские власти не спешили оформлять документы на это жилье. Обычная чиновничья волокита? Не делайте поспешных выводов. Возможен и второй ответ.

***

Дело в том, что примерно через год после смерти Бабаева у него неожиданно объявились наследницы: Окус Магомедовна Магомедова и уже известная нам Лейла Александровна Басария.

Что за дамы?

Со слов Лейлы Александровны, она в течение длительного времени ухаживала за Бабаевым, и он завещал ей все свое имущество. Она организовала его похороны, оплатила все коммунальные долги и фактически приняла наследство.

Кто не знает, тому надо объяснить, что бывают наследники по закону и по завещанию. По закону это родственники, близкие и дальние. А по завещанию наследником может быть любой человек, которого при жизни избрал наследодатель.

Существует процедура принятия наследства. В большинстве случаев оно осуществляется подачей заявления нотариусу. Но наследство можно принять и фактически, то есть оплатить долги умершего, забрать его вещи и взять на себя обязанность по содержанию его недвижимости.

И вот 15 июня 2011 года Басария обратился к нотариусу М.А.Долгову с заявлением о принятии наследства Бабаева. Но ее ожидал сюрприз.

Звали этот сюрприз Окус Магомедовна Магомедова, которая утверждала, что является — кем бы вы думали? — вдовой Бабаева.

По словам Магомедовой, замуж за Илью Гершумовича Бабаева она вышла 31 декабря 1997 года, то есть за месяц до свадьбы Бабаева с Палагиной.

Это что же получается? Гарем? Конечно, две жены лучше, чем одна: первая стирает, вторая гладит и т.д. Тем более что одной 80 лет, а второй 45 лет. Опять ягодка и все такое… Однако хозяин гарема почему-то предпочел 80-летнюю Наталью Федоровну Палагину, а Магомедова — это такая фея-невидимка, потому что никто из соседей Бабаева ее никогда не видел.

фото: Из личного архива
Справка о том, что супруги живут душа в душу.

Но соседи — они ведь заняты своими делами, глядишь, и пропустили самое интересное. И вот представьте себе, Окус Магомедовна предъявила нотариусу свидетельство о заключении брака, выданное 31 декабря 1997 года отделом ЗАГС г. Хасавюрта, и справку из паспортного стола ГУ «ИС Марьина Роща» о том, что она проживала с Бабаевым с января 2000 года.

Я так и вижу, как в паспортном столе выдают такие справки. Мол, живут молодые хорошо, не бранятся, завели канареек, купили фикус, по выходным Окус Магомедовна варит халтаму, печет чуреки и делает халву. А другая законная супруга, Наталья Федоровна Палагина, в будние дни стряпает борщи, лепит пельмени и квасит капусту. Семья хорошая, дружная, жены почти никогда не дерутся…

Лейла Александровна огорчилась и 30 июня 2011 года обратилась в Останкинский суд. И уже 15 сентября 2011 года состоялось то самое заочное решение, согласно которому Басария стала собственником квартир, принадлежавших умершему Бабаеву.

Суд установил: «Согласно представленной по запросу суда записи акта о заключении брака №296 от 31 декабря 1997 года, составленной отделом ЗАГС г. Хасавюрта Республики Дагестан, Бабаев Илья Гершумович, 10 июля 1930 года рождения, и Магомедова Окус Магомедовна, 10 марта 1952 года рождения, заключили брак. Бабаев Илья Гершумович на момент заключения брака был зарегистрирован по адресу: г. Москва, Старомарьинское шоссе, дом 12… имел паспорт IV-МЮ №784798 (том 1, л.д. 88, 96).

Согласно представленным по запросу суда формам №1, отделением УФМС России по г. Москве по району Ростокино Бабаеву И.Г. 14 декабря 1977 года был выдан паспорт XII-МЮ №571420, 17 сентября 2002 года Бабаеву И.Г. был выдан паспорт 45 04 №048347, и в связи с утратой 21 мая 2004 года был выдан паспорт 45 06 №866975.

Паспорт IV-МЮ №784798, который указан в записи о заключении брака №296 от 31 декабря 1997 года, составленной отделом ЗАГС г. Хасавюрта Республики Дагестан, Бабаеву Илье Гершумовичу… не выдавался.

Таким образом, суд приходит к выводу, что брак между Бабаевым И.Г. и Магомедовой О.М. заключен не был, запись акта о заключении брака №296 от 31 декабря 1997 года… является недействительной. Паспортные данные Бабаева И.Г., указанные в записи акта о заключении брака… не совпадают с паспортными данными Бабаева. По запросу суда отдел ЗАГС г. Хасавюрта Республики Дагестан заявления о регистрации данного брака не представил (том 1, л.д. 95)».

Почему-то Окус Магомедовна в суд ни разу не явилась. Ну и хорошо. Лейла Александровна беспрепятственно вступила во владение двумя квартирами умершего Бабаева, после чего, не теряя времени, продала их в феврале 2012 года.

Квартиру в проезде Шокальского купила Ольга Васильевна Ольховик, а квартиру на Старомарьинском шоссе приобрела Татьяна Борисовна Чугунова.

***

28 февраля 2012 года представитель ДЖП обращается в Останкинский суд с заявлением о пересмотре заочного решения по иску Лейлы Басария по вновь открывшимся обстоятельствам (о маневрах ДЖП с вновь открывшимися обстоятельствами см. статью «Страшный суд» в «МК» от 23 июня 2016 года и статью «Доля для «обманутого дольщика» от 5 июля 2016 года). На этот раз представитель ДЖП в качестве таких обстоятельств указал на то, что Лейла Басария не оформила в установленном законом порядке право на наследство по завещанию Бабаева. А раз так, то квартиры Бабаева — выморочное имущество, и в судебном разбирательстве обязательно должен был принимать участие представитель ДЖП.

Возникает вопрос: а как вообще в ДЖП узнали о существовании Басария и о том, что эта дама обратилась к нотариусу, а затем в суд? И в чем заключается нарушение установленного порядка принятия наследства? Ответов на эти вопросы в заявлении ДЖП нет. Выходит, что это само собой разумеется: просто узнали — и все. Что не ясно?

И вот какое удачное совпадение: представитель ДЖП обратился в суд сразу после того, как квартиры были проданы.

Обратите внимание на деликатную подробность. Ведь это случилось не в то время, когда шел суд и квартиры висели в воздухе, а именно в тот благословенный день и час, когда у них появились законные владельцы. Доверчивые граждане могут считать это совпадением, но я к ним присоединиться никак не могу. Я вообще не верю ни в какие совпадения, связанные с выморочными квартирами. И вам не советую.

30 апреля 2013 года Останкинский суд Москвы после повторного рассмотрения дела по иску Басария к Магомедовой с привлечением представителя ДЖП установил юридический факт принятия Лейлой Басария наследства на обе квартиры умершего Ильи Гершумовича. Суд также признал недействительной и аннулировал запись акта о заключении брака между Бабаевым и Магомедовой 31 декабря 1997 года.

Представителей ДЖП такое решение не устроило: мимо носа пролетели две квартиры.

Решение Останкинского суда было обжаловано, и 30 октября 2013 года вышестоящий суд отменил его, указав на то, что представленные Басария доказательства не подтверждают факт принятия наследства. Кроме того, суд решил, что «пока не установлено иное, Магомедова О.М... значится пережившей супругой наследодателя Бабаева И.Г., имеющей право на обязательную долю наследства после его смерти». То есть нижестоящий суд установил, что брак Бабаева и Магомедовой был зарегистрирован по паспорту Бабаева, который ему никогда не выдавался. А вышестоящий суд никакой проблемы в этом не усмотрел и брак признал законным.

Напоминаю, что произошло это осенью 2013 года, а Ольга Ольховик и Татьяна Чугунова купили квартиры Бабаева у Лейлы Басария в феврале 2012 года. Отсюда следует: Лейла Басария продала не принадлежавшие ей квартиры.

***

А в декабре 2013 года выяснилась еще одно интересное обстоятельство: завещание Бабаева в пользу Басария Бабушкинский суд Москвы признал недействительным. Почему? А очень просто. Дело в том, что это многострадальное завещание было подписано в конторе махачкалинского нотариуса Н.И.Алирзаевой вовсе не Ильей Гершумовичем Бабаевым, а рукоприкладчиком Набиюлой Магомедовичем Магомедовым.

Рукоприкладчик — это человек, который подписывает завещание вместо завещателя. Тут самое главное то, что в законе перечислены все случаи, при которых допускается подписание завещания другим человеком. Таких случаев всего три: физические недостатки, тяжелая болезнь или неграмотность завещателя. Решительно ничего подобного к моменту предполагаемого оформления завещания у Бабаева не наблюдалось. Более того: через 2,5 месяца «немощный» Бабаев благополучно вступил в наследство своей умершей жены Натальи Федоровны Палагиной. Он самостоятельно явился к московскому нотариусу Т.Г.Яковлевой, причем шел своими ногами, хорошо видел и слышал и все документы подписал без посторонней помощи.

Я уже упоминала о том, что не верю в совпадения. Ну так вот: рукоприкладчиком «при подписании завещания» Бабаева был Набиюла Магомедович Магомедов, а одной из жен Бабаева, как мы помним, была Окус Магомедовна Магомедова. Беру свои слова назад. Конечно, это не родственники, это просто совпадение.

А еще интересно, что москвич Бабаев подхватился и поехал оформлять завещание в Дагестан. В Москве-то нотариусов днем с огнем не сыщешь. Вот и приходится путешествовать. Бабаеву, видать, это нравилось. Ведь и «жениться» в канун 1998 года он тоже поехал в Дагестан. Ну, кто-то женится на Гавайях, кому-то нравятся Бермуды, Индия, есть чудаки, которым подавай замки Луары, а вот Бабаев любил Дагестан. Он ведь родился в Буйнакске. Так что никакой экзотики, просто потянуло на родину. Я вот еще о чем позабыла: 31 декабря — это и в самом деле волшебный день. Некоторые ждут Деда Мороза, а некоторые с нетерпением смотрят на календарь. Вот если бы я была умным мошенником и захотела задним числом вписать в книгу регистрации актов о заключении брака информацию о бракосочетании, то нужная мне запись была бы датирована именно 31 декабря. Ведь как удобно: не надо втискивать строчку между уже существующими записями. Дед Мороз обо всем позаботился — последних записей в актовых книгах старого года может быть сколько угодно…

А что же стало с квартирами Бабаева? Купили-то их добросовестные приобретатели Ольга Васильевна Ольховик и Татьяна Борисовна Чугунова. Вы думаете, что в ДЖП про них забыли? Ну что вы!

фото: Из личного архива
Ольга Васильевна Ольховик.

20 августа 2015 года решением Бабушкинского суда Москвы квартира в доме 57, корпус 2, в проезде Шокальского у Ольги Ольховик по иску ДЖП благополучно отобрали. Ольховик пыталась обжаловать это решение, но отменить его пока не удалось. Сейчас жалоба Ольховик находится в Верховном суде России.

18 февраля 2016 года решением Останкинского суда Москвы у Чугуновой квартиру тоже, разумеется, отобрали. Апелляционная жалоба Чугуновой 4 июля 2016 года была отклонена.

***

Я даже не знаю, стоило ли называть этот очерк судебным. Судебный — это когда в суде стороны состязаются на равных. А тут какая-то подлая игра, главным правилом которой является молниеносный удар в спину. Ведь когда Ольховик и Чугунова покупали свое жилье, они же видели, что есть судебное решение, которое подтверждает права Лейлы Басария на квартиры. И это решение вступило в законную силу. Неужели это не является государственной гарантией того, что документы Лейлы Басария прошли жесткую проверку? Если это не гарантия, то где же ее взять? Вот, собственно, и вся история. Разве Ольховик и Чугунова могли предположить, что на них охотится родное государство?

Теперь у них есть время об этом подумать. На свежем воздухе.

Решения о выселении Ольги Ольховик пока нет, но это дело времени. Такие решения суды выносят вслед за решением об изъятии квартиры автоматически, по первому требованию ДЖП. С Чугуновой ДЖП будет проще. У нее отняли квартиру и приняли решение о выселении в один и тот же день. А вот у Ольховик есть еще время собрать манатки, ведь когда решение о выселении примут, к ним могут прийти в любой момент. Человек пойдет за хлебом, а в это время в ее квартире высадят дверь, и больше она туда никогда не попадет.

Не покупать квартиры нельзя, а покупать их тоже нельзя.

И делайте с этим что хотите.