Комплексные экзамены для мигрантов погрузились в хаос

В некоторых регионах «экзамены для гастарбайтеров» сдают в припаркованных к обочинам «Газелях»

12.10.2016 в 19:30, просмотров: 4155

В последние годы легальных мигрантов, прямо как волков красными флажками, обложили комплексными экзаменами на право работать в России. Однако, как выяснилось на слушаниях в Общественной палате 12 октября, в этих цепях уже возникло множество коррупционных лазеек — особенно в глубинке.

Гастарбайтеры же, честно пытающиеся сдать комплексный экзамен, жалуются на организационную неразбериху и на идиотские вопросы заданий.

Комплексные экзамены для мигрантов погрузились в хаос

— Несмотря на все наши старания, — говорит председатель Комиссии по развитию общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом Владимир Шапошников, — до сих пор присутствует конфликт: более-менее отлаженные федеральные экзамены для трудовых мигрантов и яркий негатив региональных. Но ведь цель этих испытаний — адаптация приезжих к условиям нашей жизни, а не извлечение доходов, в том числе личных!..

Дело в том, что введенный с 2015 года комплексный экзамен для трудовых мигрантов, в состав которого входят испытания по русскому языку и вопросы по праву и истории России, можно сдавать как на федеральном (в Москве), так и на региональном уровнях. Но если в 2015 году первым путем двинулось почти вчетверо больше народа, чем вторым (без малого 1,8 млн человек против 498 тыс.), то за неполный 2016 год это соотношение сократилось вдвое — 591 тыс. против 227 тыс.

Почему это произошло?

Ответ оказался простым. Если в Москве за последний год не смогли сдать экзамен около 20% соискателей, то, скажем, в Иркутской области — лишь 0,6%, сообщила проректор по допобразованию РУДН Анжела Должикова. И вряд ли потому, что иркутский отряд вновь прибывших тружеников народного хозяйства оказался более продвинутым в знании русского языка, чем московский.

Еще интереснее история о проведении другим регионом «экзаменов для гастарбайтеров» в автомобиле «Газель», припаркованном у дороги. Или о том, что организации, принимающие экзамены, не смогли представить документы, на основании которых они это делают. А уж число абсолютно липовых сертификатов, которые ежемесячно выявляет МВД, просто зашкаливает.

Такая вот «адаптация» к российским условиям…

Впрочем, за все в этой жизни, как известно, надо платить. Вот и повышенная легкость прохождения экзаменов регионального уровня компенсируется колоссальными недочетами в их организации и проведении. А уж содержательная часть вообще заставляет открыть рот.

Так, в Алтайском крае включили в экзамен вопросы по российскому конституционному праву, которого, равно как и терминов, с ним связанных, мигранты знать не могут и не должны: ну можно ли всерьез спрашивать с, условно говоря, таджика знание слова «неотъемлемость»? Однако именно им он и должен был оперировать, отвечая на вопросы. Или взять Братский педагогический колледж, где в вопросы по истории включили столь же неведомые приезжим термины русской истории «смерд», «дружина» и «родовитый». Спрашивается, для чего? И как при таком уровне заданий получается столь низкий процент не сдавших экзамены?..

Неудивительно, что поток жалоб на все это безобразие, несмотря на общее сокращение числа участников экзаменов, существенно вырос, констатировала представительница Минобрнауки Саргылана Брызгалова.

Правда, чтобы улучшить ситуацию, сообщила она, ведомство готовит законопроект, упорядочивающий систему экзаменов для мигрантов. Процедуры и методика проведения экзаменов, равно как и задания, станут едиными для всей страны (сейчас их отличает кошмарный разнобой); для каждой группы сдающих (на право получения патента, на временное проживание в России и на получение вида на жительство в нашей стране) будут законодательно закреплены свои необходимые уровни знаний; для отбора устроителей экзаменов на местах появятся единые требования; контроль за процессом и его результатами возложат на Рособрнадзор.

Но вот беда. Выбор организаций, принимающих экзамены на местах, и по новому закону остается за регионами. Сегодня среди них масса коммерческих фирм, не имеющих отношения к системе образования. Их число, констатировал Шапошников, растет со страшной силой, а их-то как раз Рособрнадзор проверить и не может. «Выходит, что этот закон — лишь для галочки и на технологию процесса никак не повлияет, — подытожил он. — Об этом мы и напишем в Минобрнауки», — пообещал Шапошников.