«Ощущение натуральной помойки»: что делают российские болельщики в тюрьме Марселя

Глава всероссийского объединения болельщиков: «Есть надежда, что все трое вернутся одним рейсом»

14.10.2016 в 21:01, просмотров: 17470

Суд Прованса 14 октября смягчил наказание двум российским болельщикам на 3 и 6 месяцев. Теперь сроки осужденных Сергея Горбачева и Алексея Ерунова составляют 15 и 18 месяцев соответвенно. «В ноябре предстоит рассмотрение судом ходатайства о выдворении трех российских болельщиков, отбывающих наказание в Марселе, из Франции», - сообщил глава Всероссийского объединения болельщиков Александр Шпрыгин.

«Ощущение натуральной помойки»: что делают российские болельщики в тюрьме Марселя

Напомним, что суд Марселя приговорил трех российских болельщиков к тюремному заключению за участие в беспорядках на чемпионате Европы. Алексей Ерунов, директор по работе с болельщиками ФК "Локомотив" (Москва), был осужден на два года, Сергей Горбачев, директор фан-клуба ФК "Арсенал" (Тула), на 18 месяцев и Николай Морозов, болельщик московского клуба «Динамо» - на один год.

Подробности судебного дела и условия содержания россиян у тюрьме Марселя «МК» узнал у главы Всероссийского объединения болельщиков Александра Шпрыгина.

- Суд был такой сложный, длился часов шесть. Но, с одной стороны, 3 и 6 месяцев - это в принципе сокращение срока. Для Ерунова, грубо говоря, на четверть, при этом для Горбачева — незначительно, всего на три месяца. И учитывая что месяц назад в том же Провансе состоялась апелляция Николая Морозова, третьего болельщика, (суд оставил решение первоначальной инстанции без изменений), то в принципе особо большего и не ждали.

Насколько я понял, теперь адвокаты подают ходатайство об условно-досрочном освобождении с последующим выдворением с территории Французской республики. То есть, если их условно-досрочно выпустят, то они не могут, покинув стены тюрьмы, тут же пойти бродить по Марселю. Их, естественно, тут же выдворяют с запретом на два года въезда во Францию. Перед российским законодательством они ни в чем не виновны, выглядит эта ситуация так, как будто российский турист уехал за границу на 5-6 месяцев и потом вернулся. При въезде они просто получат обычный штамп и вернутся к своей обычной жизни. Но, возможно, сейчас об этом рано говорить, не исключаю вызовы в правоохранительные органы для бесед. Хотя на них это никак не отразится. Надо понимать, что есть еще норма законодательства — экстрадиция, когда заключенный возвращается «досиживать» на Родине. Вот об этом речи не идет. Они возвращаются законопослушными гражданами, но с невозможностью въехать в Евросоюз на какое-то время. Но я думаю, что когда ты в тюрьме сидишь, тебе точно не до Евросоюза.

- В каком состоянии находятся болельщики? У них есть жалобы?

- Мы очень переживали за Николая Морозова, потому что после того, как приговор оставили без изменения, его перевели в другой блок. Хотя ранее директор тюрьмы говорила, что они будут находиться все втроем от начала и до конца: это правильнее с точки зрения безопасности.

В итоге Николая перевели, но, как я понимаю, скорее всего и Алексея, и Сергея когда приговор вступит в силу, переведут, и они опять будут все втроем.

- Почему им опасно находиться по отдельности?

- Они не франкоговорящие ребята, а там этнических французов единицы и очень разнообразный контингент. Они рассказывали мне, что если русская тюрьма - это внутренние нормы и правила, то там, наоборот, полное отсутствие всяких правил — кто сильнее, тот и прав. И стойкое ощущение натуральной помойки. Опять же, если в российской тюрьме блюдут чистоту, то там, наоборот, все разобрано, мусор валяется.

Как я понимаю, марсельскую тюрьму нельзя причислять к страшным тюрьмам планеты Земля. Каких-либо пыток, издевательств или уничижения человеческого достоинства они не испытывают. И где-то в чем-то даже наоборот: может, это особенности европейских тюрем, но они в спортзал ходят, есть боксерские груши. С моральной точки зрения, они ребята сильные и держатся, но тюремное однообразие и иностранный язык, тяжелые резиновые дни, конечно, сказываются. Они уже очень утомились и хотят домой. При том что, я так понимаю, двое из троих являются отцами, их ждут дети и близкие, не только родители: дети скучают по папам.

- Каковы их шансы вернуться на родину раньше назначенного срока?

- 13 октября во Владимирской области официальный представитель МИДа, заявил, что МИД держит ситуацию на контроле и что у них по этому поводу с французской стороной идут некие переговоры. Но нам об этом ничего не известно, и если это действительно так, то хорошо. Николаю Морозу уже назначено рассмотрение дела о выдворении на 30 ноября, а у адвокатов ребят все уже заготовлено — в чудо верили, но на всякий случай подготовили дальнейшие ходатайства. И они в самые кратчайшие сроки их подадут. И возможно даже, что их тоже назначат на 30 ноября и всех рассмотрят одним днем. Можно надеятся, что все втроем одним рейсом прибудут на родину. Но до этого еще полтора месяца.