Как защищают наших сограждан за рубежом

Игорь Паневкин: «Мы помогаем сохранять межнациональный мир и стабильность»

02.02.2017 в 19:03, просмотров: 2604

Напряженная международная обстановка последних лет неизбежно отражается не только на политических отношениях между государствами. Одна из наиболее уязвимых в данной ситуации категорий — люди, покинувшие родную страну и обосновавшиеся в чужом государстве. Зачастую они оказываются жертвами дискриминации в стране проживания, их права иногда нарушаются, поскольку у них нет возможности в полной мере ознакомиться с местным законодательством. Помощь таким людям, если они являются россиянами, оказывают не только наши дипломаты, но и Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, которому в январе исполнилось пять лет. О том, чего фонду удалось добиться за прошедшие годы, и о многом другом с «МК» побеседовал исполнительный директор Фонда Игорь ПАНЕВКИН.

Как защищают наших сограждан за рубежом
Заместитель исполнительного директора Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, Михаил Владимир вручает диплом главреду изданий «МК-Германия» Наталье Суродиной — за активную работу по защите прав российских соотечественников в ФРГ. Фото: ИЗ АРХИВА ФОНДА_pravfond.ru

— Как вы знаете, совсем недавно вышла обновленная концепция внешней политики РФ. Там есть очень хороший раздел по гуманитарному сотрудничеству, которое, с нашей точки зрения, признается во всем мире. Многочисленные контакты: парламентские, спортивные, культурные — связаны именно с гуманитарным сотрудничеством. Свою нишу в нем занимают и вопросы, находящиеся в ведении нашего фонда, т.е. работа по правовой поддержке соотечественников в случаях нарушения их прав и законных интересов.

— Чего конкретно удалось добиться за прошедший год?

— Для фонда, да и не только для него, минувший год был весьма контрастным. Динамика развития международной обстановки неизбежно отражалась как на движении соотечественников в целом, так и на приоритетах работы фонда. Отчетливо проявилась тенденция к росту случаев несоблюдения прав и свобод человека во многих регионах мира. Более расплывчатыми стали критерии правового реагирования на подобного рода нарушения. Новые аспекты появились в практике правоохранительных органов, спецслужб, судебных и административных органов в вопросах пресечения и наказания актов терроризма, незаконной миграции, контроля за СМИ и правозащитными организациями — в том числе наших соотечественников. И этот перечень можно было бы расширить. Соответственно, в такой ситуации востребованной продолжала оставаться и работа нашего фонда.

В течение последних пяти лет мы оказываем поддержку инициативам наших соотечественников по созданию центров правовой помощи (ЦПП). Можно отметить, что при нашем финансовом содействии начали работу 26 таких учреждений в 20 странах. Конечно, основной упор мы делали на страны СНГ, Грузию и страны Прибалтики, потому что после развала СССР именно там оказались наши соотечественники без достаточных знаний новых норм законодательства, требований, а кое-где и без гражданства. В повестке дня на пространстве бывшего СССР одними из основных задач оказались отстаивание этнокультурных прав соотечественников, оказание им помощи через русскоязычные СМИ в повышении правовой грамотности, ознакомление с новеллами национального законодательства государства проживания и пр.

— Как появляются ЦПП и где их больше всего?

— Мы сами не можем инициировать создание ЦПП, это происходит по просьбе или рекомендации координационного совета соотечественников в определенной стране. На данный момент у нас больше всего центров в Казахстане (четыре информационно-правовых пункта), в Грузии (два ЦПП), в Киргизии (два ЦПП), в Молдове (один ЦПП там вышел на самофинансирование, второму, работающему в связке с посольством, мы помогаем).

Ранее, в 2015 году, мы открыли ЦПП в Таджикистане, в Армении, и при нашей поддержке появился ЦПП в Киеве. Мы также профинансировали открытие центра в Китае. Однако не каждый из имеющихся центров, с моей точки зрения, работает эффективно: мы внимательно отслеживаем их деятельность, изучаем отчеты. Поэтому я не уверен, что некоторые ЦПП будут продолжать получать финансирование. Я очень доволен тем, как работают центры в Эстонии, в Латвии, в Киргизии, в Казахстане. Сейчас мы прорабатываем вопросы по созданию ЦПП в Африке и на Ближнем Востоке.

Вместе с тем важно другое. Фонд стал в определенной мере катализатором правовой помощи. Ведь до нашего создания правовой помощью соотечественникам в государствах их проживания мало кто занимался. Сегодня же даже те центры, которые мы уже не финансируем, или те, что при нашей поддержке вышли на уровень самофинансирования, продолжают оказывать посильную помощь не только соотечественникам, но и иным категориям людей.

— Есть ли какие-то ограничения для обращения за помощью к вам?

— Мы рассматриваем абсолютно все обращения, но зачастую они не относятся к нашей компетенции, а являются сферой ответственности, например консульских учреждений. Много вопросов возникает относительно гражданства, переселения — к сожалению, наша организация создана не с этими целями. Хотелось бы также обратить внимание на следующее: мы выделяем две категории соотечественников. Во-первых, это те, у кого есть российское гражданство. По идее, они могут состоять на консульском учете, а консульские работники должны защищать их права — и это делается. Но бывает, что люди не довольны результатом оказанной помощи, — в таком случае они обращаются и к нам. Мы проверяем, что было сделано ранее, куда подавались обращения и т.д. Иногда мы в состоянии им помочь, иногда нет.

Во-вторых, есть люди, не являющиеся гражданами РФ (никогда таковыми не были или же утратили гражданство), но продолжающие считать себя соотечественниками. Они не состоят на консульском учете и обращаются к нам по самым разным вопросам. Их предложения нами также рассматриваются в соответствии со сложившимся в фонде порядком.

— С какими основными проблемами сталкивается фонд в своей деятельности за рубежом?

— Нередко сталкиваемся с темой того, что наш фонд — структура, проводящая мягкую силу Кремля, и мы чуть ли не основные застрельщики подрыва конституций зарубежных стран, дезинтеграционных процессов и т.д. Тем не менее мы постоянно подчеркиваем, что работаем в соответствии с правовыми нормами РФ, страны пребывания соотечественников и международными нормами. Кроме того, мы в своей деятельности исходим из того, что соотечественники в случае обеспечения их прав и законных интересов в итоге станут гражданами, лояльными к стране проживания, поэтому такого рода претензии в наш адрес безосновательны.

Политическая ситуация, вызванная событиями на Украине, неизбежно отражается на отношении к нашим соотечественникам в тех странах, которые поддерживают позицию нынешних киевских властей. Что касается самой Украины, ее президент Петр Порошенко ранее, в 2015 году, уже включил наш фонд в санкционный список и продлил его действие в 2016 году.

Не так давно, 16 декабря, литовские власти запретили въезд в эту страну двум сотрудникам фонда под предлогом того, что они якобы представляют угрозу конституционному строю этого государства. Аналогичным образом поступили и власти Латвии в 2014–2015 гг. в отношении двух сотрудников фонда. Абсолютно не понятна логика подобных действий, поскольку каких-либо оснований для предъявленных обвинений, как обычно, не приводится, а запрет общения представителям национальных меньшинств, к числу которых можно отнести русскоязычное население, противоречит международно признанным стандартам.

— Мы знаем, что вас, Игорь Константинович, Президент России в октябре 2016 года наградил орденом Дружбы. Примите наши поздравления!

— Благодарю! Это действительно для меня главное событие 2016 года. Однако эта высокая награда скорее принадлежит всем сотрудникам фонда. Без их самоотверженной и эффективной работы вряд ли фонд мог получить столь высокую оценку нашей деятельности руководством России.