"Накупим подарков, напечем тортиков и завалимся в детдом"

Нельзя учить заедать горе и обменивать его на айфон

31.05.2017 в 20:38, просмотров: 7717

Сегодня День защиты детей. Каждый год в этот день в детские дома и приюты устремляются толпы волонтеров с подарками, шариками, тортиками и конфетами. Этим добрым людям кажется, что они делают хорошее дело: приносят сиротам праздник, скрашивают их серые будни. Однако ни воспитатели, ни психологи, ни сами сироты, как выясняется, так не считают.

Активист сообщества приемных родителей Татьяна Байдак рассказывает, что ее неродной сын Сергей в свои 13 лет вспоминает эти праздники без удовольствия. Представьте: приезжает толпа незнакомых дядек и тетек, привозят горы еды, далеко не всегда полезной, как правило, много-много сладкого — у сирот же такая тяжелая жизнь, надо подсластить. Детей буквально заставляют все это есть и веселиться — читать дядям и тетям стихи, плясать, играть с шариками. Не хочешь? Нет настроения? Просто интроверт по складу характера? Тогда после праздника, когда волонтеры уедут, будешь стоять в углу.

Дети, конечно, не хотят быть наказанными и ведут себя так, как требуют воспитатели и волонтеры: улыбаются, кушают тортики, читают на табуретке стихи. Дети учатся вести себя так, как положено сиротам: хочешь что-то получить от добрых дяденек и тетенек — делай все, что им нравится. Смотри в глаза, заискивай. Учись угождать людям. Учись продавать свое сиротство.

При этом потом решать твои проблемы с кариесом и расстройством пищевого поведения будут не волонтеры и, скорее всего, не воспитатели. Если повезет, эти проблемы достанутся приемным родителям. Если нет — справляйся сам. А что делать с привычкой к «сиротскому образу мыслей», вообще непонятно — перестав быть сиротой и став формально взрослым человеком в 18 лет, ты останешься с этой привычкой один на один. Это еще вдобавок ко всем остальным проблемам, общей неустроенности и стигме «детдомовец».

Мысль, которую продвигают приемные родители, психологи и некоторые воспитатели детдомов, проста: волонтерство прекрасно, но оно не должно быть стихийным и точечным. Перед детьми не должна мелькать толпа незнакомых лиц. Ведь ни один адекватный родитель не допустит, чтобы посторонние взрослые совали его ребенку конфеты и игрушки, почему же мы позволяем так поступать с сиротами? «Давайте накупим подарков и напечем тортиков и завалимся два раза в год в детдом» — это плохая программа. Дети, потерявшие родителей, живут в горе. Нельзя учить их заедать горе или обменивать его на айфон. Но можно научить жить потом, после детдома, в большой и сложной жизни, там, где понадобятся простые навыки, где надо уметь готовить еду, стирать белье, пользоваться банковскими картами и платить по квитанции за квартиру.

Конечно, это не означает, что все приезжающие в детдома взрослые — это зло. Наоборот, чем больше волонтеров приезжает — тем лучше. И необязательно анализировать мотивацию, которая их привела помогать сиротам: искреннее ли это чувство или желание покрасоваться, побыть благодетелем. В сухом остатке важны все-таки результаты: нередко именно волонтеры поднимали шум, когда права детей грубо нарушались. А точечное и стихийное волонтерство нередко перерастало в разумное и размеренное. И именно волонтеры часто решали стать приемными родителями. Кстати, не так давно никто и не думал, что людям, которые хотят взять ребенка на воспитание из детдома, нужно чему-то учиться. Считалось, что главное — его полюбить. Однако со временем у нас не только открылись школы приемных родителей, но и обучение там стало обязательным условием для усыновления и опекунства. Хорошо бы со временем так же стало и с волонтерами. Их надо обучать такому тонкому и сложному делу — общению с детьми, в душе которых столько ран, что прикасаться к ней надо крайне осторожно, трепетно и, главное, умеючи.

Так давайте же откажемся от толп прекрасных фей и добрых волшебников, прилетающих в детдома на голубых вертолетах и привозящих в подарок пятьсот эскимо. Эта песенка — для домашних детей. А сиротам нужны не волшебники, а друзья. Пусть их будет немного, пусть у них нет вертолетов — но зато они, одарив детей сегодня, не исчезнут навсегда из их жизни завтра.