Секреты черных археологов Египта: что таит гробница Тутанхамона

Виктор Солкин: «Детей засыпало заживо неожиданно рухнувшей стеной земли»

28.08.2017 в 21:03, просмотров: 13164

Мало кто у нас в курсе, что всё, что хранится в земле Египта, любые ценности — автоматом принадлежат государству, черная археология строжайше запрещена, а попытка продажи артефакта вообще карается 15-ю годами тюрьмы. Но это лето показало ужасающую тенденцию: простой люд, боясь залезать на официальные раскопки, начинает рыть тоннели под собственными домами. Как результат — куча погибших то тут, то там при обрушениях пласта. Известный египтолог Виктор Солкин, в преддверии открытия главного Египетского музея древностей, рассказал, что поможет выправить ситуацию.

Секреты черных археологов Египта: что таит гробница Тутанхамона
Сфинксы фараона Ментухотепа VII (17 в. до н.э.) в хранении нового музея. фото: MSA of Egypt

— Виктор, из-за чего вообще возникают все эти черные делишки?

— Ну как из-за чего? А экономическая ситуация какая? Но — обо всем по порядку.

Традиционно археологический сезон в Египте заканчивается в мае, потому что летом — невероятная температура, порою превышающая даже 50 градусов. Но в этом году была неоднократно засвидетельствована новая волна нелегального черного археологического потока, в основном, в Верхнем Египте, то есть, в той части страны, которая наиболее изобилует храмами, гробницами, потенциально богата археозонами. Если раньше грабили всё, что могли, то сейчас, ввиду того, что нет такой преступной вседозволенности как после революции 2010 года, местные жители стали копать непосредственно из подвалов собственных домов.

— Давайте уточним для читателя: это те местные жители, постройки которых примыкают к официальным археологическим зонам?

— Да в том-то и дело, что, зачастую, не примыкают. Речь идет о домах, которые стоят поверх некрополей, поверх гробниц, — соответственно из подвала можно сделать подкоп. Приведу примеры. Совсем недавно Министерство по делам древностей било тревогу: приблизительно в 150 км к северо-востоку от Каира есть город Факус, и там жителями из подвала была выкопана шахта глубиной 7 метров, из нее шла сеть 15-ти метровых ходов. Причем, в процессе этого подкопа местные жители нашли потрясающие рельефы 13 века до новой эры, там же, видимо, была и гробница, ведь найдены достаточно крупные скульптуры — священные животные, изображения божеств. Всё это было конфисковано Министерством, но, опять же, об этих раскопках узнали только потому, что соседи, которых тревожили подкопы под собственные дома, написали донос.

— А если бы не предупредили?

— Все эти вещи ушли бы на западный рынок. Еще раз уточним: по закону Египта (принят в 1983 году) всё, что находится внутри земли, по факту национализировано, принадлежит государству. И если не просто доказан факт продажи за рубеж, а даже если есть такое намерение, — это наказывается уголовной статьей на 15 лет. Но не это самое страшное. Страшно то, что все нелегальные раскопки ведутся без необходимых укреплений грунта, часто на них посылаются дети. И совсем недавно в провинции Сохаг одна семья погибла полностью после того, как в их подкоп проникли грунтовые воды, и в момент, когда они там находились, в воду упала электропомпа. Их просто убило током. В другом случае несколько детей, сидящих в подкопе по приказу родителей, погибли — на них упала огромная стена отвалов (того грунта, который был изъят из раскопа). Засыпало заживо. И таких случаев много. Понятно, что в местную прессу выходит далеко не все, а в реальности таких случаев — несколько десятков в месяц.

Статуя жреца Амоннебнесутауи (13 в. до н.э.), найденная под домом в Асьюте.

— Ну и как бороться с этим?

— «Окультурить» ситуацию в целом: Египет сейчас максимально акцентировал все свои возможности (привлекая серьезные зарубежные гранты) на строительство хранилищ и крупных музейных комплексов, — потому что самый актуальный вопрос для египетского наследия — это его сохранность.

— Но все-таки многим кажется, что храмы, гробницы как-то отделены от поселений, а оказывается, что нет.

— Нет, долина Нила — достаточно узкая, и одна из проблем Египта в том, что только эта долина, по сути, является обитаемой, а это 15% от всей территории страны. Все остальное — нежилая пустыня. Вот и получается, что древности и города стоят друг на друге. В том же Каире, особенно в его северных пригородах, где когда-то находился знаменитый религиозный центр Гелиополь, когда начинается строительство даже торговых моллов, обязательно прежде идет обследование земли. И находят даже под улицами Каира крупные каменные скульптуры, фрагменты зданий, то есть почти под каждым ныне существующим жилым пунктом Египта располагается либо храмовый комплекс, либо некрополь. Да, нынешние города стоят на месте тех же городских центров, существовавших еще в эпоху фараонов.

— И все это, возвращаясь к причинам, происходит из-за сложной экономической реальности?

— Конечно. И туристический поток не спасает ситуации: к примеру, вместо 20-ти международных рейсов, которые прежде прилетали в Луксор, ныне осталось четыре. Это точная цифра и цифра печальная. Поэтому огромное количество семей осталось без средств к существованию, вот и доходит до того, что даже в самые страшные летние месяцы начинается невероятная волна подкопов. Открыто идти на археологические раскопки в некрополь они боятся, сейчас-то власть достаточно сильна, это не то страшное, что творилось после революции 2010 года. Вот и бросает Египет все средства на музеи, — и это уже позитивные новости: во-первых, полностью уже сдано само здание (потрясающе красивое) Музея Эхнатона и Нефертити в Эль-Миньи (здесь тоже революция сыграла плохую роль — он должен был открыться еще в 2010-м, и вот хаос отсрочил эти события на семь лет). А самый главный пример — постепенно обживается главный Великий музей в Гизе, он считается приоритетным национальным проектом.

— Он стоил фантастических денег, если понимаю?

— Он обошелся в сумму, превышающую 1 млрд долларов, причем, 760 млн. — это грант Агентства международного сотрудничества Японии, сам Египет предоставил 300 млн. Здание уже функционирует как научный центр: работают реставрационные лаборатории, мастерские, центр документации. Выставочные площади готовы приблизительно на 75-80%, идет отделка внутренних помещений. Это будет один из самых современных и неожиданных музеев мира (кстати, норвежский проект), расположенный в Гизе, недалеко от пирамид. Туда уйдет вся коллекция вещей, которые были найдены в гробнице Тутанхамона; более того, из 5000 найденных артефактов, 4000 туда уже перевезены — сначала в реставрационные мастерские. Например, ритуальные царские ложа в виде священных животных (деревянные, покрытые слоем гипса и толстым слоем золота) особо перевозились с места на место — из-за повышенной хрупкости их консервировали специальной японской бумагой.

— То есть японцы помогли не только деньгами, но и технологиями?

— Совершенно верно: вещи (эти самые ритуальные кровати для мумии, колесницы) из старого каирского музея были перевезены без трещин, что не может не удивлять. Их же никто не трогал, начиная с 1920-х годов... В новом музее в Гизе будет и маска Тутанхамона, причем, памятники из гробницы Тутанхамона впервые выставят полностью, потому что в старом музее для них просто не хватало места. В цокольные этажи будут перевезены около 40 000 вещей из провинциальных хранилищ (скульптуры, рельефы, керамика, золото), это те вещи, которых не видел никто, кроме специалистов. Египет очень хочет поразить публику, и первую очередь откроют уже в марте 2018 года. Вторую — еще через год.

— И можно ожидать, что поток черных археологов уменьшится?

— Тут такая история. Во-первых, в главном музее будут локализованы все лучшие экспонаты, которые прежде хранились далеко не в идеальных условиях в провинциях. Именно провинциальные хранилища пострадали от действий вандалов после революции — люди громили всё, что там находили (рельефы, саркофаги и так далее). А вот освобожденные хранилища лучше мотивируют местные археологические группы для того, чтобы те памятники, которые сейчас не раскапываются, потому что не хватает сил и места хранения, будут все же извлечены и помещены на освобожденное место. Человек, который смотрит на Египет глазами туриста, даже не представляет себе объем всего наследия: это сотни тысяч памятников! Благодаря климату Египта и плодовитости древнеегипетских мастеров, это всё до нас дошло. И вот эти истории с черными копателями показывают, что весьма ценные памятники музейного значения могут быть под любым домом. Последний пример: неделю тому назад в районе города Асьюта в подкопе под домом была найдена восхитительная статуя коленопреклоненного жреца бога Амона 13 века до новой эры. Если бы статуя попала на международный антикварный рынок, то ее цена была бы примерно 600-700 тысяч долларов. Так что новые музеи, серьезный государственный подход, освобождение местных хранилищ, активизация официальных археологических групп позволят спасти ситуацию.