Тайна гибели Илоны Каргополовой: дело возбудили спустя 21 год

Они скрывали убийство

16.04.2018 в 17:06, просмотров: 29785

Труп девятнадцатилетней Илоны Каргополовой нашли 25 февраля 1996 года на острове на реке Иртыш, примерно в 50 километрах от Омска. Девушка пропала 11 января 1996 года. Ушла из дома и не вернулась.

Мать Илоны, Лидия Илларионовна, не верит официальному диагнозу, что дочь погибла по причине общего переохлаждения организма. Она готова жизнь положить на то, чтобы доказать: это было убийство.

Уголовное дело возбудили только в конце 2017 года, 21 год спустя…

Тайна гибели Илоны Каргополовой: дело возбудили спустя 21 год
Илона Каргополова за 10 дней до похищения.

Илона Каргополова работала медицинской сестрой отделения нейрохирургии детской клинической больницы. В тот злополучный день у нее был выходной, и, по словам мамы, девушка вообще не собиралась выходить из дома. Стояли аномальные даже для сибирского Омска морозы.

- Примерно в 10 утра я ушла на работу, дочь еще спала. Устала после суточного дежурства в больнице, — вспоминает Лидия Илларионовна. — Около четырех дня я вернулась домой — дочери нет. Записки тоже нет.

Сначала я подумала, что она у брата или у подружек, но в шесть вечера начала волноваться. Звоню сыну: «Не приходила». Набираю подружке: «Ничего не знаю. Она мне даже не звонила!» Появилось предчувствие: что-то случилось.

Когда Илона не пришла и ночью, у меня не осталось никаких сомнений, что произошла беда. Никогда не было, чтобы она не ночевала дома.

Потом она обнаружит, что дочь взяла с собой плеер, а теплую индийскую шерстяную кофту, которую Илона из-за хронического пиелонефрита всегда надевала в холодную погоду, оставила дома. Лидия Илларионовна сразу поняла, что ее дочь уехала на машине. Из всех ее немногочисленных знакомых автомобили имелись только у двоих — Александра Комарова и Вадима Веселовского.

Здесь надо сказать, что Илона была скромной и серьезной девушкой. Почти на одни «пятерки» окончила медучилище, начала работать в больнице. Она еще ни с кем по-настоящему не встречалась.

У них с мамой всегда были доверительные отношения. Еще в 1995-м, за год до трагедии, Илона поделилась, что они с подружкой познакомились с Александром Николаевичем Комаровым. Он подъехал на джипе, представился бизнесменом, рассказывал, что бывает за границей. Конечно, на молодых девчонок все это произвело сильное впечатление.

— Ему было около 40 лет. Он сказал дочке, что женат, растит двоих детей. Младший ребенок, мол, недавно перенес операцию, нужна помощь медсестры. Оставил свой телефон. Мне и в голову не приходило проверять его подноготную! — сетует Лидия Илларионовна. — Только потом я узнала, что он был криминальным авторитетом.

И не только. По сообщениям омских СМИ, Александр Николаевич Комаров, кличка Сирота, с 30 апреля 1998 года даже состоял на учете РУБОП как вероятный член ОПГ. Имел оружие — пистолет, зарегистрированный в Советском РУВД города Омска. В 1972 году был осужден за жестокое изнасилование и получил 8 лет лишения свободы.

Второй знакомый с машиной, Вадим Иванович Веселовский, — не столь красочный персонаж. Однажды он подкатил к Илоне с подружками на служебной «Волге»: «Девчонки, нам по пути, давайте подвезу!»

- Дочери он сообщил, что у него недавно родился ребенок, у которого тоже якобы есть проблемы со здоровьем. Спросил, сможет ли она помочь. Позже его жена мне сообщила, что у них есть свои знакомые медики, так что в услугах Илоны они не нуждались.

В декабре Веселовский, незадолго до ее исчезновения, предлагал ей покататься по новогоднему городу, но она отказалась, — Лидия Илларионовна помнит все детали, словно это было вчера...

На следующий день встревоженная мать позвонила «бизнесмену» Комарову, но телефон не отвечал — это был какой-то несуществующий номер. Она бросилась в милицию. Написала заявление: «Прошу начать розыск дочери». Требовались паспортные данные Илоны, но паспорт девушки, который всегда лежал на видном месте, как в воду канул. Через два года он всплывет в коробке с вещами после переезда Лидии Илларионовны на новую квартиру. Подбросили?

— После подачи моего заявления в милицию прошло 5 дней — объяснение у меня не брали, — возмущается она. — Никто не приходил и не интересовался. Соседей не опрашивали. Никаких действий и ни малейшей заинтересованности! Пошла к начальнику РОВД с жалобой, что ничего не делается: ни записи Илоны не взяли, ни ее дневники. Безуспешно добивалась, чтобы об исчезновении дочери объявили на ГТРК «Иртыш». Но фото Илоны появилось только на коммерческом канале телевидения.

Мать сообщила следователю, что в исчезновении дочери подозревает двоих — Комарова и Веселовского. Их даже не допросили — только опросили. Оба заявили, что ничего не знают.

Лидии Илларионовне пришло извещение об отказе в возбуждении уголовного дела. Но она не сдавалась. В отчаянии даже обращалась к экстрасенсу. Неустанно писала жалобы на бездействие милицейского начальства.

...Двое подростков бродили по острову близ села Чернолучье в поисках хвороста для кроликов. Спустились по крутому берегу Иртыша и увидели ярко-голубой пакет. Подошли ближе: из-под снега торчал край пуховика…

25 февраля 1996 года оперативная группа выехала на остров в Омский район на осмотр места происшествия.

- Это была моя дочь, — голос Лидии Илларионовны делается глухим. — Я ее сразу опознала в морге. Следователь написал, что она пришла на остров сама.

Не могла она сама туда добраться за 50 км от города, в тридцатиградусный мороз! Ее туда мертвую принесли. Санитар морга по фамилии Михаль прямо на пороге вручил мне окровавленную одежду Илоны. Я растерялась: «Почему вы мне отдаете? Разве не будет экспертизы?» Он ответил: «Мне так сказали!»

Я хранила вещи на балконе, а потом заставила следователя их забрать. Мне их вернули в 1998 году после биологической экспертизы...

Она никогда не забудет лица дочери в гробу. Кожа девушки была багрово-красного цвета, а посреди лба белело пятно с вмятиной. Скорей всего, это повреждение Илона получила при жизни. На лице были и мелкие ссадины, а у мочки уха на правой щеке виднелась глубокая рана, сквозь которую зияла кость. Так охотники бьют в одну точку, чтобы не испортить шкуру зверя…

Здесь нашли тело Илоны. Слева направо: Анна Краева, тетя девушки, ее мать Лидия, брат Игорь с женой Ольгой и школьники, обнаружившие заметенный снегом труп.

Вердикт судмедэкспертов: смерть Илоны Каргополовой наступила от переохлаждения организма. Обнаруженные при исследовании трупа повреждения в виде поверхностных ссадин на лице могли образоваться до смерти от воздействия тупых твердых предметов, а также при падении и ударе. К наступлению смерти отношения не имеют.

А рана в области уха с неровными фестончатыми краями с феноменом «минус ткань» могла быть причинена животным, в частности грызуном.

Правда, этот зверь не оставил никаких следов: ни слюны, ни отпечатков зубов. По крайней мере, судебные медики это обстоятельство не исследовали. И вообще результаты судмедэкспертизы трупа оставляют больше вопросов, чем ответов.

Даже неспециалисту ясно, что сделана она спустя рукава, абы как. Одежда пропитана кровью, но источник кровотечения не установлен, не определена группа крови погибшей девушки. На предплечье правой руки остался непонятный след от инъекции…

Я показала акт экспертизы одному известному судмедэксперту. Вот его мнение: «Описание очень краткое, я бы сказал, минимальное. Эксперт, по сути, не описывает, а только констатирует. Отвратительное описание одежды. Скудное описание повреждений.

В тексте экспертизы совсем нет результатов дополнительных экспертиз, хотя в выводах на некоторые из них, в частности, судебно-биологическую, эксперт ссылается.

Не понятно, брался ли материал для гистологического исследования, в тексте экспертизы про это ничего нет, хотя материал должен был быть взят в обязательном порядке, так как диагноз «общее переохлаждение» процентов на 50 подтверждается минимум гистологией. Тут ничего про гистологию нет».

Тем не менее диагноз оказался очень удобным для следствия. Зачем портить статистику каким-то делом по убийству? Нераскрытым, неочевидным — типичным «висяком»? Это ведь классика 90-х, когда людей либо вывозили на расстрел, либо бросали труп за городом. А общее переохлаждение — это просто несчастный случай.

Поэтому 30.03.96 г. следователем прокуратуры Омского района Черниковой И.В. в возбуждении уголовного дела по факту смерти было отказано в связи с отсутствием события преступления.

Но факты буквально кричали об этом. Девочка из благополучной семьи в лютый мороз уходит из дома и едет с кем-то на незнакомый остров, где и замерзает насмерть. В крови не обнаружены ни алкоголь, ни наркотики. Почему у следователя не возникло никаких сомнений в том, что история носит криминальный оттенок?

Переохлаждение — процесс прижизненный, это общее действие на организм низкой температуры. Причем получить переохлаждение можно не только в тридцатиградусный мороз, но и при температуре ноль — плюс три. Действие холода может так повлиять на живой организм, что человек умрет. А вот промерзание — это действие мороза на труп. Если мертвого человека положить на мороз, он промерзнет.

Можно только гадать, когда Илона оказалась на Иртыше. Не исключено, что до последней поездки на остров ее где-то держали. К примеру, на практически новой шерстяной юбке девушки осталось, по словам матери, «гаражное» пятно, которое невозможно было отстирать. Надо ли говорить, что и эту улику никто не исследовал?

Да что там пятно, когда отсутствует даже описание ложа трупа? Если Илона замерзла там, где ее нашли, в непосредственной близости от тела или под ним снег должен был подтаять с последующим образованием льда и даже примерзанием частей тела и одежды. Отсутствие этих признаков свидетельствует о перемещении трупа после смерти.

Судмедэксперты знают: если труп промерз, он может сохраняться в таком неизменном виде сколько угодно времени. И все трупные явления, по которым определяют время наступления смерти, как бы консервируются. Человек может замерзнуть в декабре, а найдут его, к примеру, в феврале. В таких случаях время наступления смерти определяется следственным путем, естественно, только предположительно.

Если бы Лидия Илларионовна тихо переживала свое горе, это всех бы устроило. Но она из тех, кто не молчит. Известный в городе гражданский активист, член комитета по правам человека Омской области, она всегда защищала других. А теперь колокола звонили по ее любимой дочери.

Правоохранительные органы начали игру в пинг-понг. 29.12.97 г. прокурор отдела по надзору за следствием отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, а 10.02.98 г. — новый отказ. И так несколько раз!

За это время многое изменилось. Уголовный авторитет Александр Комаров, был застрелен в 1998 году. А Вадим Веселовский в 2007 году покинул пределы России и переселился в Германию.

Лидия Илларионовна более 20 лет пытается добиться правды.

Тем не менее в октябре 2015 года происходит новый виток. Руководитель отдела криминалистики СУ СК России по Омской области отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и возвращает материалы для дополнительной проверки.

Формулировка: «Данное решение принято преждевременно, необоснованно и незаконно, так как в ходе проверки не установлены все имеющие значение обстоятельства ухода Каргополовой И.В. из дома, ее местонахождения и пребывания после этого, а также причина и обстоятельства ее нахождения на острове накануне смерти». А потом… все возвращается на круги своя. Как говорится, следствие закончено — забудьте!

Вот только Лидия Илларионовна, несмотря на почтенный возраст, по-прежнему бьется за справедливость. И когда в конце декабря в Омск была направлена комиссия центрального аппарата Следственного комитета России под руководством заместителя Александра Бастрыкина Ильи Лазутова, она прорвалась на прием и была, наконец, услышана.

Спустя 21 год после таинственной смерти Илоны Каргополовой на острове, 25 декабря 2017 года, возбуждено уголовное дело.

И в середине февраля группа в составе следователя-криминалиста и участкового уполномоченного выехала на место происшествия. Лидия Илларионовна тоже поехала на остров. В зимнее время туда можно добраться с суши по замерзшей реке. Три километра пути.

— Вряд ли Илону перевезли с правого берега, потому что там постоянно люди. Но следователи упорно не выезжали на левый берег, — переживает Лидия Илларионовна, которая уже исследовала все подходы к острову. — Только 14 февраля выехали, но до места происшествия все равно не дошли, хотя оставалось 800 метров. Я видела дорогу, там есть охотничье хозяйство, а убийцы были охотниками. У них имелось официально зарегистрированное оружие.

Она опасается, что расследование опять будет формальным. По этой причине женщина пришла за помощью к Алексею Федярову, руководителю юридического департамента благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая».

- Честно говоря, сначала я воспринял всю эту историю скептически, потому что считал, что люди очень серьезно относятся к тому, чтобы поставить крест на возбуждении уголовного дела по убийству. За почти 22 года практики (Алексей — бывший сотрудник правоохранительных органов. — Авт.) я не встречал дел по убийствам, которые возбуждены через такой огромный промежуток времени. Я просто себе представил, сколько проверок прошел этот материал, сколько согласований!

Мы будем помогать Лидии Илларионовне, хотя перспективы и с точки зрения раскрытия, равно как и привлечения виновных, очень зыбкие. Сроки давности все истекли. Ни один суд не арестует сегодня убийц Илоны.

Конечно, надо было сразу, по горячим следам, возбуждать уголовное дело, потому что в нем есть все признаки, указывающие на криминальный характер. Даже если речь идет о переохлаждении организма как о причине смерти девушки, то это как минимум оставление человека в опасности. Ведь сама она на остров никак попасть не могла.

По мнению моего собеседника, это дело крайне важно расследовать до конца. Потому что надо ломать систему, при которой ради статистики следователи, оперативные уполномоченные делают все, чтобы уголовное дело по убийству не было возбуждено. Для них главное — не снизить раскрываемость и не увеличить количество убийств на территории, что является негативным показателем. Оно должно быть либо равным по сравнению с прошлым годом, либо немножко снижаться.

За 2017 год 738 совершенных убийств остались нераскрытыми. Это очень тревожная цифра.

В Следственном комитете Российской Федерации не ведется учета статистических данных о возбуждении уголовных дел по ст. 105 УК РФ, последовавших за отменой постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по этим составам преступлений.

Но «МК» были предоставлены другие, тоже красноречивые цифры. В 2016 году по сообщениям о преступлении принято 10 816 решений о возбуждении уголовного дела по статье 105 УК РФ («Убийство»), отменено 1515 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. В 2017 году принято 10 213 решений о возбуждении уголовного дела по той же статье 105 УК РФ, а отменено 999 постановлений об отказе.

Лидии Илларионовне Каргополовой в этом году исполнится 77 лет. А Илоне было бы всего лишь 40…

На могиле дочери мать поклялась, что до последнего вздоха будет добиваться, чтобы убийство было раскрыто.