За что борются фальшивые «зеленые»

Экономическая выгода, геополитика и самопиар — главные цели «экологических экстремистов»

21.05.2018 в 17:59, просмотров: 1887

Благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад. В данном случае под благом кроется охрана окружающей среды, адом же можно назвать те корыстные намерения, которыми руководствуются ангажированные «защитники природы» при подготовке политического шантажа.

За что борются фальшивые «зеленые»

В нашей стране только за минувшие 10 лет были заморожены порядка пятидесяти крупных промышленных проектов по причине экологических протестов. Такие акции удобны для системной оппозиции: устранять конкурентов, раскачивать общественно-политическую ситуацию в регионах страны, а также пиариться, прикрываясь борьбой за сохранность природы – и выгодно, и безопасно. Но российские специалисты нашили способы борьбы с «эконападением».

В мире есть не только фейковые политологи и политтехнологи, но и экологи, которые подменяют понятие природоохраны в интересах, например, геополитических целей международных корпораций или же для мобилизации среднего обывателя на массовые митинги. Эту тему подняли профильные эксперты в ходе «круглого стола»: «Протестные экологические акции: кому выгодно?». На мероприятии был представлен доклад «Экозащита или эконападение: политические экологи в России и мире», подготовленный политологами Сергеем Михеевым, Максимом Жаровым и Игорем Рябовым. В дискуссии также приняла участие заместитель председателя комитета Совета Федерации по аграрно-производственной политике и природопользованию Ирина Гехт.

Эксперты заострили внимание на том, что необходимо поставить четкие грани между реальной борьбой за окружающую среду и скрытым противодействием развитию инфраструктуры и производства, действующей власти, а также самопиаром. По словам авторов доклада, влиятельные силы на Западе используют активность различных — как глобальных, так и низовых, местных — общественных организаций, оказывающих давление на промышленность и государственные институты развития через инструменты экологического протеста, фактически в качестве элемента экономической конкуренции. Эксперты утверждают, что существенная доля экологических протестов, прошедших в России с начала 1990-х годов, была ориентирована против стратегических отраслей промышленности: горнодобывающей, нефтегазовой, металлургической. Их этого следует, что «зеленые» были явно кем-то «заряжены».

Таким образом, защита окружающей среды перестает быть делом первостепенной важности и для государства, и для общества, а становится лишь прикрытием для пиара. Под действие закона «Об иностранных агентах» попали 29 экологических организаций, целю которых вовсе не была борьба за экологию. Как полагают авторы доклада, члены таких организаций напрямую вмешивались в вопросы государственной политики в сфере развития промышленного производства и инфраструктуры.

Ирина Гехт считает, что у нас в стране уже можно говорить о приоритете и даже диктатуре экологической безопасности.

В докладе на конкретных примерах проанализированы методы действий так называемых «экополитиков». Одним из самых простых способов мобилизации среднего обывателя на протесты стало обращение к проблемам угрозы жизни и здоровья человека, что заботит абсолютно любого. Именно поэтому люди становятся восприимчивыми и, дабы защитить себя и здоровье своих родных и близких, легко вливаются в нужное «экологическим экстремистам» протестное русло.

В подобной ситуации главной задачей экологов, общества, предпринимателей и государства авторам доклада видится нахождение такого работающего компромисса, который обеспечивал бы оптимальное разрешение конфликтных ситуаций с выходом на новое качество проработки экономических проектов.

Авторы доклада убеждены в необходимости совершенствовать экологическое законодательство, чтобы препятствовать деструктивной практике экопротестов. Что касается возможного создания института общественных экологических инспекторов, как предлагает Общественный совет при Федеральной службе по надзору в сфере природопользования, то, по мнению экспертов, такой общественный институт, только и делает, что «дает пищу для роста числа правозащитников в экологической сфере — фактически на средства государства (через систему президентских грантов)».


|