ФСБ изъяла у нумизмата уникальную коллекцию, назвав ее просто «коробками»

«Таких экземпляров в мире всего шесть»

27.09.2018 в 16:46, просмотров: 20155

На днях столичное Управление ФСБ сделало громкое заявление: в Подмосковье чекисты поймали «черного археолога». У жителя Коломны силовики обнаружили богатейшую коллекцию: более тысячи средневековых монет, кошельки времен Ивана Грозного и Петра Первого... Однако сам герой археологического скандала заявил, что никакой он не преступник, а всего лишь коллекционер, ставший жертвой охоты на свое уникальное собрание редких монет.

ФСБ изъяла у нумизмата уникальную коллекцию, назвав ее просто «коробками»
фото: Из личного архива
Самые старые монеты датированы XV веком.

54-летний Михаил Амосов — местная коломенская знаменитость. Он коллекционер, краевед и известный в Подмосковье специалист-нумизмат. Однако чекисты заподозрили, что мужчина помимо коллекционирования промышлял еще и незаконными археологическими раскопками, а также и перепродажей найденных диковин на черном рынке.

Как поведал источник в правоохранительных органах, наблюдение за «черным копателем» велось более года. Результатом такого наблюдения стала спецоперация, которую подмосковные оперативники ФСБ и местные коломенские полицейские провели 14 сентября.

В частном доме краеведа под Коломной стражи порядка изъяли редкие артефакты разных эпох. В частности, клад серебряных дирхемов (арабская монета времен Золотой Орды), уникальные монеты Киевской Руси, кошельки с монетами Ивана Грозного и Петра Первого. Кроме того, в жилище, которое было обставлено как настоящий исторический музей, силовики нашли коллекцию старинных накладок на пояса и другие украшения. По словам правоохранителей, коллекция представляет большую (а некоторые экземпляры — и уникальную) историческую и культурную ценность. Однако точно это смогут сказать только в Институте археологии РАН, куда артефакты были переданы на экспертизу.

Сейчас же проводится доследственная проверка, уголовное дело пока не возбуждено. Как говорят силовики, речь об уголовной ответственности может идти, только если будет доказано, что краевед сам занимался нелегальными археологическими раскопками. В противном случае Амосову грозит штраф за незаконный оборот археологических предметов — от двух до пяти тысяч рублей с конфискацией артефактов. Сам же краевед утверждает, что именно его богатая коллекция и является настоящим предметом многолетнего спора между ним и местными коломенскими музейщиками. Они якобы только и мечтают, как бы забрать себе монеты, которые Михаил собирал больше десяти лет подряд.

фото: Из личного архива
Можно было не только увидеть сами средневековые деньги, но и узнать о способах их хранения. Вместо банков тогда были горшки.

«Тайна одной деньги»

По словам Михаила Амосова, все те артефакты, из-за которых сейчас возникли претензии у правоохранительных органов, на самом деле являются частной коллекцией, которую он собирал много лет подряд.

— Сколько себя помню, я всегда что-то собирал: фантики, значки, марки, — говорит коллекционер. — Монеты тоже были. Мы еще мальчишками на развалинах коломенского кремля постоянно лазили и что-то находили. Вся эта археология, за которую теперь мне грозят тюрьмой, просто валялась под ногами — бери не хочу. И никто этим не занимался, не изучал. А я почувствовал, что в этом что-то есть, мне стала интересна нумизматика. В начале нулевых я накупил разной литературы, изучил. Потом стал потихоньку собирать монеты. Именно наши, коломенские, которые здесь чеканились. Тогда я даже предположить не мог, каких результатов достигну.

Жемчужиной своего собрания нумизмат считает отчеканенную в Коломне монету начала XV века — эпохи правления князя Василия Первого (сына Дмитрия Донского).

- Впервые эта деньга упоминается в 1842 году, — рассказал Амосов. — Граф Толстой в работе, посвященной монетам Василия Дмитриевича Московского, сообщает о трех экземплярах таких монет. Там приводится полное ее описание: на лицевой стороне всадник, едущий направо, с соколом в правой руке. Изображение помещено в линейном ободке. Круговая надпись «ДЕНЬГАКОЛОМЬСК».

Считалось, что таких монет во всем мире всего три. Они хранятся в Эрмитаже. Причем долгое время ученые считали, что эти монеты фальшивые и отчеканены вовсе не в XV веке. В середине нулевых годов я вышел на одного коллекционера, который желал продать старинную монету. Но, похоже, он не вполне понимал, что продает.

Когда я увидел, что именно он хочет мне предложить, потерял дар речи. Передо мной лежала та самая монета — четвертая. Не буду называть сумму, которую заплатил. Но готов был заплатить втрое больше.

Впоследствии эта монета притянула к себе еще две таких же. Теперь в мире их шесть: три в Эрмитаже и три в собрании коломенского музея «Изначалье». Свои монеты я отдавал на изучение экспертам. Они подтвердили: деньги подлинные, действительно начала XV века. Это по сути стало научной сенсацией. Значит, деньги Московского княжества производились не только в Москве, но и в Коломне.

фото: Из личного архива
Музей расположился в маленьком старинном здании в историческом центре Коломны.

За полтора десятка лет коллекция монет выросла до тысячи с лишним экземпляров. По сути, она стала живым воплощением истории не только города, но и всей Московской Руси периода становления.

— За Коломну постоянно дрались Московское и Рязанское княжества, — говорит краевед. — Спрашивается, почему? Да потому, что этот город был экономическим и духовным центром княжества. А значит, и одним из символов власти. В то время власть — это церкви, торговля и деньги.

Из нумизматов в меценаты

Как рассказывает Михаил Амосов, полностью его коллекция была укомплектована к 2012 году. И нумизмат начал выставлять свои монеты. Поначалу были разовые выставки в культурных центрах Коломны. Потом появился куда более грандиозный план — создать собственный музей коломенских денег.

Его Амосов открыл в мае 2014 года. Постоянная экспозиция расположилась в самом центре Коломны — в здании на улице Зайцева, 14, принадлежащем муниципальному музейному центру. Это маленький двухэтажный домик в историческом центре города у Пятницких ворот коломенского кремля, постройки XVII века. В двух небольших комнатах (по 25 квадратных метров каждая) краевед разместил более четырех тысяч экспонатов. Посетители были в восторге: отзывы в музейном журнале говорят сами за себя:

19 июня 2014 года: «Как первые посетители этого музея из Германии хотели бы поблагодарить вас за прекрасный рассказ об истории коломенских денег. Пожалуйста, продолжайте и дальше. Мы под впечатлением! Ольга, Наташа и Чарльз».

05 сентября 2014 года: «Сотрудники ВХНРЦ имени академика И.Э. Грабаря. Посетили Ваш незабываемый музей. Были поражены, приятно удивлены и восхищены небольшой, но уникальной экспозицией. Профессионализм экскурсоводов и информатизм рассказа незабываемы».

17 октября 2014 года: «Спасибо за интересную экскурсию. Очень интересный рассказ о кладах монет и уникальных монетах Коломны» (Центр «Коломна-Знание»).

фото: Из личного архива
Отзыв юной посетительницы в музейном журнале.

— История создания и деятельности музея происходила на моих глазах, — говорит председатель совета Коломенского клуба краеведов Александр Денисов. — Задолго до официального открытия Михаил провел большую подготовительную работу. Издал совместно с коломенским кремлем книгу о ранних русских монетах Коломны и окрестностей, наладил связь с сотрудниками Государственного исторического музея, систематизировал нумизматическую коллекцию, составил текст экскурсий и обучил экскурсоводов. Была детально продумана конструкция музейного оборудования: витрины, освещение, стеклянные линзы, для детального разглядывания монет. Он создал уникальный музей, рассказывающий в научно-популярной форме об истории чеканки монет в Коломне периода правления Дмитрия Донского и его сына Василия Дмитриевича.

Как отметил краевед, в «Изначалье» было собрано более двух десятков экспонатов, которых нет больше ни в одном музее мира. Кроме редких монет там были и предметы, связанные с технологическим процессом чеканки денег. И всевозможные керамические сосуды, в которых жители города пять веков назад прятали свои сбережения, закапывая их в землю в горшках, чтобы защитить ценности от грабителей и пожаров.

Более того, молодой музей успел получить диплом губернаторского проекта «Наше Подмосковье» в номинации «Наследие Подмосковья».

фото: Из личного архива
Экспозиция коломенского музея «Изначалье» была интересна и взрослым...

«Мы сделаем тебя почетным гражданином, только отдай все»

Проблемы у музея начались спустя год после открытия. Официальная версия — из-за того, что коллекционер не поставил ценности на учет в качестве негосударственной части музейных фондов. Такая обязанность появилась у Амосова после того, как летом 2013 года были приняты поправки в закон «О музейном фонде и музеях в РФ». В нем было довольно расплывчато сказано, что все частные коллекции, связанные с археологией и материалом старше ста лет, считаются собственностью государства. Легализовать такую коллекцию можно было только поставив ее на учет.

— Я пытался поставить монеты на государственный учет в течение десяти лет, — говорит краевед. — Но это крайне сложная процедура. На каждый экземпляр нужно получить заключение экспертизы о том, что этот предмет представляет историческую и культурную ценность. Экспертиза стоит больших денег.

Тратиться на дорогостоящие экспертизы у коллекционера, как он объяснил, финансовой возможности не было. Ограничился передачей собрания в свой же музей по договору безвозмездного бессрочного пользования. Фактически коллекция перешла от физического лица к юридическому, но ее статус не изменился и для государства она не стала более легальной.

Вскоре после этого, как рассказал Амосов, ему поступило недвусмысленное предложение от одного из руководителей некоммерческой организации «Город-музей». Эта структура выступала арендодателем муниципального здания, в котором находился музей «Изначалье».

— Мне предложили статус почетного гражданина Коломны. Но с одним условием — я отдаю коллекцию государству. Я отказался. Боялся, что коллекция либо осядет в чьих-то карманах, либо будет лежать мертвым грузом в музейных заказниках. Я ее не для этого собирал. Мне было нужно, чтобы эти монеты видели люди. Я показывал их школьникам, в музей приезжали делегации из Франции, Испании, Китая.

По словам экспертов в сфере охраны культурного наследия, постановка артефактов и ценностей на госучет — действительно процедура долгая и дорогостоящая. Но затраты могут как обезопасить коллекционера от притязаний со стороны чиновников и полиции, так и попросту помогут отличить подлинную монету он подделки.

Механизм сложный, на каждую монету нужно отдельное заключение эксперта, которое стоит денег, — пояснил председатель московского отделения ВООПиК Владимир Хутарев-Гарнишевский. — Но если человек платит несколько сотен тысяч рублей за одну монету, неужели он не хочет хотя бы для себя знать, что заплатил за подлинник?

Даже в государственных музеях существует очень большой процент выбраковки. Эксперты иногда обнаруживают, что в музее хранится подделка. Но есть схема, позволяющая «обелить» артефакт без экспертного заключения. Хозяин просто выставляет его в музей, возит по разным выставкам. После каждой выставки он берет справку, что вещь экспонировалась. С пятью-шестью такими справками он потом спокойно продаст свою вещь и без заключения эксперта. По сути дела, это пыль в глаза, но покупателям чаще всего таких справок бывает достаточно.

фото: Из личного архива
...и детям всех возрастов

С октября 2015 года арендодатели отказались продлевать контракт с музеем Михаила Амосова. Краевед был вынужден перевезти всю коллекцию в свой частный дом в деревне Молитвино под Коломной. Там, кстати, у музея юридический адрес. Так что в правовом плане артефакты как были в музее, так в нем и остались.

Закрытие музея в историческом центре города вызвало широкий резонанс. Представители культурного сообщества города встали на защиту коллекционера.

«В 2014 году коллекция Амосова легла в основу экспозиции созданного музея «Изначалье», который представлял большой интерес для жителей и гостей города, — писал вскоре после закрытия экспозиции гендиректор музея коломенского кремля Виталий Хитров. — К сожалению, музей лишился помещения, и это стало большой утратой для культуры и истории города Коломна. Надеемся, что продолжением нашей совместной работы станет выпуск каталога экспозиции музея, посвященной возрождению великокняжеской чеканки в Коломне как самой большой и разнообразной из всех существующих на сегодняшний день».

«Музей «Изначалье» был создан из денег, но знакомил с тем, что нельзя купить и продать, — местом силы Коломны, где впервые начали чеканить русские монеты, — отметила учредитель Коломенского центра развития познавательного туризма «Город-музей» Елена Дмитриева в письме председателю местного совета депутатов Николаю Сиделеву. — Ежемесячно музей посещало свыше тысячи человек, большинство из которых школьники, получавшие знания о средневековой Коломне. На базе музейной коллекции были написаны научные труды и проводились конференции». (Копии обоих писем имеются в распоряжении редакции.)

«31 коробка с различными предметами»

Михаил Амосов много раз давал объяснения в прокуратуре. Вызовы туда, по его словам, начались в связи с заявлениями граждан, которые заподозрили коллекционера в неладном.

— Я якобы пропагандировал незаконные раскопки, — возмущается краевед. — Но я не только не занимался такой пропагандой. Я публиковался во многих научных и общественно-политических изданиях и везде прямо осуждал такой подход к поиску артефактов.

Более того, авторы жалоб в прокуратуру даже обвиняли коллекционера в том, что он наладил подпольный бизнес по купле-продаже выкопанных нелегальными археологами артефактов. И якобы даже сам указывал им, где следует копать. Однако, если это так, почему краевед, будучи в поле зрения правоохранительных органов, ни разу не попался на такой сделке с поличным?

Последний эпизод, когда Амосову пришлось давать какие-то объяснения, стал самым жутким.

14 сентября около семи часов утра к нему в дом в деревне Молитвино, 77 (он же официальный юридический адрес музея «Изначалье»), вошла группа из одиннадцати человек. Ими оказались несколько сотрудников УФСБ по Москве и Московской области, полицейские УМВД по Коломенскому городскому округу, двое понятых, а также сотрудница местного археологического муниципального центра и зачем-то IT-специалист. Самого Амосова дома не было — были только его супруга Надежда и несовершеннолетняя дочь-школьница Мария.

- Дочь рассказала, что ей один из полицейских сказал: «Теперь твой папа будет сидеть в тюрьме». Она, вместо того чтобы идти в школу, с 7.30 до 17.30 присутствовала при всей процедуре и помогала маме следить, чтобы никто ничего не подкинул или не стащил. На следующий день, когда я приехал, в доме пахло валерьянкой, а жене даже хотели вызвать «скорую» — у нее давление подскочило.

Домочадцы рассказали коллекционеру, что стражи порядка мельком показали им постановление на обследование жилого помещения, выписанного судьей Коломенского городского суда Ириной Синевой. Сообщили, что ведутся оперативно-разыскные мероприятия, и предложили добровольно выдать предметы, запрещенные или ограниченные в обороте.

— Если бы я хотел, об этой коллекции никто никогда бы не узнал. Но я никогда не пытался ничего прятать. Наоборот, я специально отдал ее музею, чтобы показывать людям и ввести монеты в научный оборот. В итоге я сам, собственными руками сделал так, что никто из моих наследников распорядиться этой коллекцией уже не смог. Продать, вывезти за границу — ничего не смогут. Я специально так сделал, чтобы она всегда оставалась на территории моего государства. И теперь это же государство говорит, что я преступник.

Все, что происходило в доме Амосова, практически сразу попало в Интернет. Оперативники снимали все на видео. На минутном ролике — огромное количество планшетов со стройными рядами монет. Те самые кошельки времен Ивана Грозного и Петра Первого. Рядом с ними пластиковые музейные таблички с описанием артефактов — остались от постоянной экспозиции музея.

Рассматривать и пересчитывать артефакты силовикам пришлось до вечера. Затем они собрали все по коробкам и унесли в неизвестном направлении.

Однако в протоколе обследования помещений (копия имеется в распоряжении редакции) список этих самых артефактов почему-то отсутствует. Вместо него чекисты напечатали нечто невообразимое. Вот буквально несколько пунктов из целого листа, который занимает перечень изъятого:

«пластиковый контейнер, содержащий 2 полиэтиленовых пакета, 3 пластиковые коробки, полимерный пакет с различными предметами»;

«пластиковый контейнер, содержащий один пакет с различными предметами, одну пачку из-под сигарет с различными предметами».

Супруга Амосова, Надежда, не стала оставаться в стороне и прямо в протоколе указала свои возражения:

«Изъятые вещи, а именно каждая из них, надлежаще не осмотрены, не сфотографированы, не описаны, их идентифицирующие признаки не посчитаны. Многие из указанных изъятых предметов имеют значительную ценность, в том числе и историческую.

Впоследствии я не исключаю, что что-то может быть определенным образом утрачено, заменено, что может привести к необратимым последствиям. В связи с этим ходатайствую о пересчете, фотографировании и описании каждого изымаемого предмета и вещи».

Конечно, в этой истории еще есть много вопросов, на которые сам коломенский краевед либо затруднился ответить, либо ответил расплывчато. Например, почему он так и не поставил свою коллекцию на учет даже после того, как к нему появились претензии у местной прокуратуры?

По сути, Амосов сказал «а», но почему-то не сказал «б». Отдал монеты своему музею, но не довел дело до конца и не сделал их частью музейных фондов, как велит закон.

Непонятны и источники происхождения артефактов. Откуда они взялись? Если куплены, то у кого? Если выкопаны, то где? Ведь, как говорят археологи, любая находка ценна, только когда достоверно известно, в каком месте она была поднята из земли. В противном случае лучше ее вовсе не выкапывать и оставить в том культурном слое, которому она принадлежит.

Если ценности были найдены при раскопках, то кто копал? И был ли у этого человека открытый лист — единственный документ, дающий законное право археолога брать в руки лопату и рыть «в глубь веков»?

А если монеты и прочие сокровища коллекционер покупал на аукционах и у частных лиц или, например, принимал в качестве подарка или обменивал — где подтверждающие это бумаги? Их наличие тоже до января этого года являлось требованием закона «О вывозе и ввозе культурных ценностей». Любая подобная сделка должна была оформляться в простой письменной форме, договором или распиской. Есть ли они у Михаила Амосова? Ответы на эти вопросы еще только предстоит найти следствию.

При этом очень хочется верить, что каждый артефакт действительно будет передан на экспертизу грамотным специалистам, а потом — спрятан под замком в комнате хранения вещдоков до тех пор, пока по делу не будет принято законное решение. В противном случае есть риск, что редких коломенских денег ни туристы, ни школьники, ни просто любознательные граждане так никогда и не увидят.