Экс-начальник колонии ответил на обвинения Лошагина в «секс-рэкете»

«Когда я вынес фотографу устный выговор, он обозлился»

23.01.2019 в 18:48, просмотров: 6818

Осужденный за убийство жены-фотомодели фотограф Дмитрий Лошагин заявил Уполномоченному по правам человека в Свердловской области, что платил за свою «сексуальную безопасность» в колонии. Блогер назвал и фамилию тюремщика, которому перечислял деньги - это экс-начальник (сейчас на пенсии) свердловской колонии № 54 Сергей Созинов. Тот возмутился, написал заявление во ФСИН с требованием провести проверку и готовит обращение в суд. Мы задали Созинову несколько вопросов.

Экс-начальник колонии ответил на обвинения Лошагина в «секс-рэкете»
Кадр из видео.

- Сергей Владимирович, что можете сказать про осуждённого Дмитрия Лошагина?

- Я бы назвал его одним словом - приспособленец. С самого начала он понял, что если содействовать администрации, то можно зарабатывать себе дополнительные очки, получить хорошую характеристику и выйти на свободу досрочно. Он участвовал практически во всех мероприятиях, которые проводились в колонии. Посещал клуб, занятия в школе.

- Работал?

- На общественных началах был корреспондентом. Ходил по территории колонии с фотоаппаратом. У нас есть стенгазета, вот он освещал жизнь колонии. Делал это хорошо, претензий к нему не было.

Но вообще все осужденные обязаны по два часа в неделю выполнять работы по благоустройству колонии. В том числе подметать двор, разгружать машины, мыть полы и т. д. К каким-то его привлекали.

- Лошагину угрожали изнасилованием или убийством в колонии другие осужденные из-за его тяжелой статьи?

- Это колония строгого режима. В ней находится чуть больше 800 человек, все они осуждены по тяжким статьям. Совершивших мелкие преступления тут нет. Так что говорить, что из-за его статьи Лошагину угрожали те, кто сидит по таким же статьям, странно.

- И тем не менее вполне ведь может быть, что какие-то осужденные испытывали к нему неприязнь и хотели «опустить»?

- Все-таки здесь режим. Лошагин называет фамилию другого осужденного (которого якобы изнасиловали — Авт.). Прокуратура проверит, было ли такое. Но в любом случае он ведь должен говорить за себя, а не за других, да еще раскрывая персональные данные. Не каждый захотел бы, чтобы его ФИО озвучили в таком контексте. Не исключаю, что родственники этого арестанта подадут на него в суд.

- Лошагин платил за свою безопасность?

- Конечно, нет! Где платежки, номера счетов, хоть какие-то доказательства? Ничего этого нет. Он оклеветал меня, и именно за это я собираюсь его привлечь к суду. Сейчас готовлю соответствующие материалы.

- А почему он, как вы выражается, оклеветал именно вас?

- У него было много поощрений, он рассчитывал выйти или по УДО, или сменить режим на колонию-поселения. Но его расчеты неверные, ему нужно как минимум два года еще отбыть. Так вот, в какой-то момент я вынес ему устный выговор.

- За что?

- За то, что он со мной не поздоровался. Согласен, это не слишком серьезное нарушение, но и выговор - устный. А Лошагин обозлился, сказал, что-то вроде: «Вы меня еще вспомните».

- Так это из-за выговора он не вышел из колонии строгого режима?

- Нет, повторюсь, он неправильно посчитал, и его бы суд все равно не освободил. Вот он и решил напомнить о себе, сделав громкое скандальное заявление - человек он публичный, но о нем уже все стали забывать. В общем Лошагин, по-моему, относится к категории, про которую говорят — если наступить на хвост, то укусит и ту руку, которая его кормила.

Я подам в суд не только на него, но и на СМИ, которые распространили клевету. Кстати, одно из изданий показало видео с избиениями и пытками, на котором не наша колония, а совершенно другая.

Подробнее о деле фотографа читайте в материале «Было очевидно, что Лошагин виновен»