Российские дети начали снимать стресс с помощью «лизунов»

Но эксперты успокаивают: это полезно для развития мышления

10.03.2019 в 18:43, просмотров: 27557

У младших школьников в последнее время очень популярны лизуны.

Странная штука, смысл которой не очень понятен взрослому человеку.

Мало того что он не очень понятен, он еще и не очень приятен, поскольку увлечение лизунами сопровождается химическими опытами на дому и попутным заляпыванием пола, стен, мебели.

Надо ли терпеть это безобразие? Что стоит за модой на лизунов? Поддерживать ее или душить? Кто он вообще, этот лизун?

Чтобы ответить на эти вопросы, «МК» тщательно и всесторонне исследовал лизунов и их роль в формировании молодого поколения.

Российские дети начали снимать стресс с помощью «лизунов»

В аптеке передо мной стояли две девочки лет десяти.

— У вас есть тарабарам натрия? — встав на цыпочки, спросила одна, когда подошла их очередь. «Татрабарам», — уточнила другая.

— Есть. Десять рублей, — ответила из окошка фармацевт.

Девочки купили два пузырька и очень довольные удалились.

— А что это за татрабарам? — задумчиво спросила я, глядя девочкам вслед. — Надеюсь, не для изготовления взрывчатки?

— Тетраборат натрия, антисептическое средство, — ответила фармацевт. — Горло им полощут и еще применяют в гинекологии. Девочкам — для лизунов. Постоянно сейчас спрашивают.

Лизуны–девочки–аптека–гинекология… Однако. От выстроившейся логической цепочки мой журналистский долг поднял уши и потребовал прояснить ситуацию, чтоб, если понадобится, защитить счастливое детство от неясной пока угрозы.

Угроза виделась в слове «лизун». Значение слов «девочки» и «гинекология» я знаю, но «лизун»? Что это за зверь?

Тем, у кого в семье есть дети младшего школьного возраста, наверно, сейчас смешно все это читать, поскольку они знакомы с лизунами уже где-то с полгода, если не больше.

Но тем, у кого в семье таких детей нет (как у меня, например), будет интересно узнать, что это за явление.

■ ■ ■

Первым местом, куда я отправилась наводить справки о лизунах, был отдел детских игрушек.

— У вас есть лизуны? — сразу взяла я быка за рога. И не промахнулась.

— Разумеется, — гордо ответила продавщица и вытащила из-под прилавка ящик, набитый разноцветными и разнокалиберными цилиндрическими коробочками. — Вам какой нужен?

Откуда мне было знать, какой нужен лизун? Я даже не знала, какими в принципе бывают лизуны.

— Вот уже готовый, — сказала продавщица и протянула голубую баночку. На крышке красовалась надпись «Слизь».

— Это лизун? — решила я все-таки уточнить.

— Лизун. Жидкий. Есть потверже. Вот эти, например. У нас они желтые и красные. Жидкий — 50 рублей, а эти по 120. А вот этого надо делать, — и показала большую колбу с мерной шкалой в миллилитрах. — Но он дорогой, 300 рублей. Будете брать?

Я взяла все. И колбу, и слизь, и баночку.

Принесла домой, разложила на кухонном столе и приступила к изучению.

Слизь на ощупь оказалась текучей желеобразной субстанцией. Довольно противной. На ладони она вела себя как сопли, протекающие между пальцев.

Правда, никаких жирных или мокрых следов от нее не оставалось — ни на руках, ни на столе.

Я метнула слизь на пол. От удара она расплющилась, но тут же начала поджиматься и собралась в аккуратную, круглую, выпуклую лужицу.

Присутствовавшая при испытаниях кошка посмотрела на лужицу с подозрением и ушла в коридор — наблюдать из-за угла.

В другой баночке оказалась желтая масса, похожая по ощущениям на очень легкий, воздушный пластилин. Ее можно было скатывать в комок, мять пальцами. От удара об стол она отпрыгивала как мячик.

Она тянулась, если ее тянуть, но под своим весом сама не растягивалась, как слизь. В тонкую пленку массу растянуть не удавалось, она рвалась.

К исследованию большой колбы с лизуном, которого «надо делать», я приступила в последнюю очередь.

В колбе была инструкция, плоская деревянная палочка от мороженого эскимо и два пузырька. На пузырьке с синей жидкостью было написано «клей канцелярский». На пузырьке с прозрачной жидкостью — «тетраборат натрия». Тот самый, что девочки покупали в аптеке.

Следуя инструкции, я нашла у себя ненужный пластиковый стаканчик, отмерила 50 мл клея и в него вылила. Потом отмерила 20 мл тетрабората и отправила туда же. Взяла ложку и стала мешать.

Очень быстро масса стала густеть. Я добавила еще тетрабората и снова взялась перемешивать. Слизь слегка загустела, но когда я ее взяла в руку, стало ясно, что тетрабората все равно мало. Слизь была слишком жидкой, стекала с ладони на стол, на пол, оставляла голубые капли на одежде.

Я понемногу добавляла тетраборат, мешала, снова добавляла. Угваздала всю кухню. Возилась целый час, пока тетраборат не закончился.

В результате всех стараний получился довольно приятный на ощупь голубой полупрозрачный комок. Его можно было сминать, растягивать, и он не прилипал к рукам.

■ ■ ■

Чрезвычайную популярность лизунов в беседе со мной подтвердила дюжина независимых экспертов в возрасте от 8 до 11 лет, проживающих в Москве, Воскресенске, поселке Белоозерском, Гжельском поселении и деревне Давыдово Орехово-Зуевского района.

Суммируя полученные от них сведения, можно осторожно предположить, что различают три вида лизунов: а) собственно лизуны (по консистенции напоминают слизь); б) жвачка для рук (наощупь похожи на очень-очень мягкий пластилин); и в) слаймы (они поплотнее, чем слизь, и их можно растягивать в пленку чуть ли не метр на метр или надувать через трубочку для коктейлей как воздушный шарик).

Смысл лизунов, по мнению моих экспертов, в том, чтоб снимать стресс.

Чаще всего лизунов не покупают, а делают самостоятельно. Для этого нужен тетраборат натрия — его все эксперты называют в первую очередь. Также нужны клей, пена для бритья, шампунь, зубная паста, краска для пасхальных яиц, блестки. Не все сразу, но что-то из этого набора — в зависимости от того, какой именно нужен лизун: красный или синий, блестящий или тусклый, жидкий или потверже.

В настоящий момент самыми «козырными» считаются слаймы — лизуны повышенной эластичности. Если они удачно замешаны, их удается растягивать до размеров простыни.

Для слаймов, как я поняла, нужен не клей, а скорее мыльный раствор для пускания пузырей или пена для бритья (сама я, правда, не пробовала такое сочетание и не могу гарантировать, что оно рабочее). Ну и тетраборат тоже нужен, конечно. Это загуститель основы: клея, пены или мыльного раствора. Без тетрабората — никуда.

Для приготовления лизуна нужного качества очень важно иметь не только необходимые вещества, но и знать пропорции, в которых их следует соединять.

Пропорции дети ищут в Интернете, делятся ими друг с другом, а также придумывают оригинальные рецепты, творчески смешивая содержимое родительских флаконов с шампунями-гелями с собственными канцелярскими принадлежностями.

Хранить лизуна нужно в плотно закрытой баночке, иначе он высохнет.

Если лизун высох, его можно реанимировать, добавив зубную пасту.

Если лизун, наоборот, размяк и стал слишком жидким, его надо посолить и закрыть на ночь в баночке.

По информации, которую я нашла в Сети, лизун — довольно «древняя» штука. Первой такую игрушку выпустила американская компания еще в 1976 году. Назвали ее slime — звучит как «слайм». В переводе на русский означает «тина».

По ощущению лизуны действительно напоминают болотную тину.

Слаймы стали называться у нас лизунами, видимо, потому, что в мультфильме «Охотники за привидениями» был персонаж Слаймер, которого в русском переводе звали Лизун. Но это версия. Достоверно никто не знает, откуда взялось такое название.

Cлайм-лизун в Википедии описывается как «вязкий желеобразный материал, обладающий свойствами неньютоновской жидкости».

Вникать в «неньютоновскую жидкость» уже давайте не будем. Статья у нас все-таки не про жидкости, а про детей.

Любая мода как эпидемия. Где-то прошла реклама, кто-то замутил дома слизь, кто-то снял процесс на телефон и выложил в ютубе. И свежее веяние попало вдруг в жилу. Широкие массы его подхватили, завертелось колесико, и дети двинулись в аптеку за тетраборатом (на самом деле это бура — натриевая соль борной кислоты, ничего страшного).

«Огромный плюс лизунов в том, что дети сами их делают, — считает специалист по работе с детьми дошкольного и младшего школьного возраста, кандидат психологических наук Елена Волкова. — Это реальная возможность посмотреть, пощупать, понаблюдать за различными веществами, их свойствами и качествами, возможность поэкспериментировать. Она развивает стремление творить. А кого-то как минимум учит устанавливать причинно-следственные связи.

Очень важно, что дети занимаются этим сами. Важно, что они сами ищут инструкцию, сами подбирают материалы, сами читают и модернизируют «рецепты».

Для развития нормального мышления здесь масса пользы. Есть планирование — постановка задачи. Поиск способов реализации. Получение результата, сравнение с планом. Пересмотр и переделка, если получилось не то, что задумано.

Таких развернутых видов деятельности у современного ребенка почти и нет, и никто специально этому не учит. Максимум покажут при обучении набор действий, и все.

А тут самостоятельно и по своей инициативе прорабатывается весь процесс от постановки задачи до ее конечной реализации. Это ценно».

■ ■ ■

Стремление многих детей самостоятельно делать лизунов объясняется не только творческим началом, но и финансовыми соображениями.

В начале статьи я рассказала, как купила в детском магазине колбу за 300 рублей с набором субстанций, необходимых для замешивания лизуна.

В набор входил пузырек клея, который стоит, если покупать его отдельно, 15–20 рублей, пузырек тетрабората натрия ценой 10 рублей, бумажная инструкция, которых полно в Интернете, и палочка от эскимо для перемешивания. То есть истинная стоимость этого чудо-набора в 10 раз меньше той, которую за него ломили в магазине — не 300 рублей, а всего 30.

Тот факт, что дети стремятся приобретать нужное им сырье не за 300 рублей, а за 30, говорит о том, что они, слава богу, умеют считать и готовы приложить дополнительные усилия, чтоб сэкономить — сходить в аптеку, например.

Это очень позитивно.

Незаметно для родителей у них развивается навык самостоятельного решения своих личных задач. Ребенок не требует, чтоб ему поднесли желаемое на блюдечке с голубой каемочкой, а добывает его своими силами.

Еще интереснее проявляют себя дети с коммерческой жилкой. Поняв, что лизуна можно сотворить фактически за копейки, они принимаются на них зарабатывать.

Расчет простой. Если самый примитивный слизь-лизун продается за 50 руб. в магазине, а его себестоимость — максимум 25 руб., почему не делать таких же лизунов дома и не продавать одноклассникам за тот же полтинник? А если добавить мамин лак для ногтей, чтоб лизун получился розовый с блестками? А если папину пену, чтоб он растягивался на полметра? Тогда ведь можно и цену поднять. Почему нет? В магазинах же поднимают.

Не все, но некоторые из наших экспертов упоминали коммерческий аспект лизунов. «Они нужны не только для снятия стресса, — сказали две девочки 11 лет. — Их еще можно продавать».

Понятно, что такого рода бизнес не встречает понимания у школьных преподавателей. Дети получают замечания. Но родителям не стоит из-за этого расстраиваться.

«Если она сообразила продавать лизунов, — сказал папа одной из девочек, — я считаю, это хороший знак. Она понимает, где можно заработать и, наверно, сможет помогать деньгами, когда мы с мамой состаримся. В любом случае нам не придется помогать ей. Уже хорошо по нынешним временам».

■ ■ ■

Напоследок давайте вспомним про снятие стресса, которым сами дети объясняют смысл лизунов.

Из их уст этот аргумент звучит, по правде сказать, не особенно убедительно.

С детьми из деревни Давыдово мы, например, вели беседу о лизунах на лыжной трассе. Довольные, веселые, розовощекие, они только что откатали тренировку и кувыркались на бревнах стартовой поляны, дожидаясь пока их повезут по домам.

Они убеждали, что лизуны им нужны, чтоб снимать стресс, а я смотрела на их счастливые рожи с явным ощущением когнитивного диссонанса. Ну какой у них может быть стресс? С чего?

Детские психологи, однако, утверждают, что дети испытывают стресс гораздо чаще, чем может казаться со стороны. Так что потребность в специальных игрушках не блажь, а реальность.

«Игрушки для снятия стресса — это не просто модно, но необходимо, — объясняет Елена Волкова. — Очень многие вполне здоровые дети имеют потребность крутить что-то в руках. Кто-то для того чтоб сосредоточиться. Кто-то для снятия агрессии. Кто как.

Любая эмоция по идее должна выразиться в движении — хотя бы в микродвижении. Дети, почти лишенные возможности активного движения и имеющие запреты на выражение негативных эмоций от родственников и от социума вообще, получают «разрыв в цепи». У них копятся невыраженные эмоции. Это стресс. Для ребенка — тем более.

Кстати, и с положительными яркими эмоциями точно так же. Если они не выражены в движении, они копятся и ведут к нарастанию внутреннего напряжения. Поэтому все виды таких игрушек полезны».

Итоги нашего фундаментального исследования, исходя из всего вышесказанного, можно подвести одной фразой.

Если у вас есть дети младшего школьного возраста, но нет лизунов, вам стоит подкупить тетрабората натрия.

Маловероятно, однако, что сегодня найдется такая семья — по крайней мере, в Москве и Подмосковье. Чтоб дети в ней были, но не было лизунов.