Дело журналиста Гаджиева: террористы приговорили к смерти своего «спонсора»

Учредитель «Черновика» объяснил причины уголовного преследования своего сотрудника

10.07.2019 в 17:57, просмотров: 9591

В Дагестане продолжает развиваться так называемое «Дело Голунова - 2». По данным осведомленного источника, сотрудники ФСБ нашли нового свидетеля, который может подтвердить контакты дагестанского журналиста Абдулмумина Гаджиева с террористами. Впрочем, качество нового доказательства говорит не в пользу силовиков.

Дело журналиста Гаджиева: террористы приговорили к смерти своего «спонсора»
Фото: Арсен Шабанов

Редактора отдела «Религия» дагестанской газеты «Черновик» Абдулмумина Гаджиева задержали утром 14 июня 2019 года. Судя по материалам дела, основанием для этого стал допрос некоего Кемала Тамбиева, которого в то же утро задержали в Москве, а уже вечером он был доставлен в Махачкалу с огромным синяком под глазом. При этом Тамбиев на суде заявил, что дал показания под пытками. Кроме того, Тамбиев и Гаджиев до суда не были знакомы.

Несмотря на это, суд арестовал обоих на 2 месяца по обвинению в финансировании террористической деятельности запрещённого в России ИГИЛ. На апелляции защита просила судью отправить Гаджиева под домашний арест, но решение оставили без изменений. Следующего заседания, которое состоится 14 августа, журналист будет дожидаться в СИЗО-1 Махачкалы.

Абдулмумин Гаджиев не только редактор отдела «Религия». Он воспитывает четверых детей, заканчивает аспирантуру на кафедре математики Дагестанского государственного университета, в недалёком прошлом преподавал на кафедре эконометрики и экономического моделирования на факультете экономики этого учебного заведения. Все знакомые Гаджиева отзываются о нем как о порядочном и культурном человеке, который чужд насилию, тем более терроризму.

Однако сторона обвинения, основываясь на показаниях Тамбиева, утверждает, что в 2013 году Гаджиев вел законспирированную группу «ВКонтакте» под названием «Абдулмумин Гаджиев», через которую людей вербовали в запрещенное в России «Исламское государство». При этом силовики не предоставили никаких скриншотов из преступной группы в социальной сети или переписки, обличающей журналиста «Черновика». Если верить Гаджиеву, то сделать это было бы довольно сложно, так как в «ВКонтакте» он зарегистрировался только в 2018 году.

«В 2014 году «Исламское государство» вынесло Гаджиеву смертный приговор, так как по их мнению он является неправильным мусульманином. Зачем ему финансировать эту организацию? Судья целый час думал над тем, какую меру пресечения избрать, и в итоге решил оставить нашего товарища в СИЗО», – рассказал «МК» учредитель «Черновика» Магди Камалов.

Как бы там ни было, 10 июля стало известно, что у ФСБ появился новый свидетель — Раисат Садуллаева. Пока ее имя официально не объявлено, возможно даже, что ее решат засекретить. В случае с делами, связанными с терроризмом, это стандартная практика. По версии силовиков, в 2015 году она выезжала в Турцию, где от находящихся в розыске людей ей стало известно что Абу Умар Саситлинский (тоже обвиняется Россией в финансировании терроризма) создал фонды, через которые помогал «Исламскому государству». Те же люди указали ей на Гаджиева, как на соратника Саситлинского.

Впрочем, к словам Садуллаевой следует относиться с известной долей скепсиса. С 15 декабря 2014 года женщина находится на профучете в Хасавюртовском ГОВД по категории «Экстремист». Этот статус очень сильно затрудняет перемещение по стране или выезд за рубеж. В начале 2018 года она выступала свидетелем по делу о некоем центре вербовки террористов в Дагестане. Тогда она тоже рассказывала о своей поездке в Турцию. Выглядит странным, что Садуллаева 4 года держала при себе компромат на Гаджиева, а в 2018 году, взаимодействуя со следствием, ничего не рассказала об этом.

Что касается связи Гаджиева с Саситлинским. В 2013 году журналист брал у него интервью. Но тогда Абу Умар был не террористом, а уважаемым благотворительным деятелем, который строил медресе. В розыск его объявили в 2014 году, когда он переехал из России в Африку, чтобы рыть колодцы.

«Единственная причина, по которой против Гаджиева решили возбудить уголовное дело — это давление на «Черновик». Силовики хотят повесить на газету клеймо «спонсора терроризма», чтобы с нами больше никогда и никогда не сотрудничал. Все это началось после того, как мы назвали имя сотрудника ФСБ, который предположительно был причастен к убийству в 2016 году братьев-пастухов Гасангусейновых. Несмотря на то, что мы были первыми, кто написал о трагической ошибке, силовики озлобились на нас из-за того, что мы указали на конкретного человека. – объясняет «МК» Камалов. – Еще большим раздражителем газета стала после суда над братьями Ашиковыми, Раипом и Зиявудином. Оба занимали руководящие должности в МВД Дагестана. На суде они стали рассказывать о пытках и других методах работы, которые, по их словам, используют сотрудники ФСБ. И мы про это написали. Причем мы просили альтернативное мнение у стороны обвинения, но нам ничего не ответили»

Абдулмумина Гаджиева защищают 5 адвокатов, в том числе из «Мемориала», «Amnesty International» и «Агоры». Все они работают бесплатно. В свою очередь Камалов отправился в Москву искать помощи у Союза журналистов России, СПЧ и других, способных им помочь, структур. Глава Совета по правам человека Михаил Федотов направил обращения на имя глав Генпрокуратуры и Следственного комитета России Юрия Чайки и Александра Бастрыкина с просьбой взять дело журналиста под личный контроль.

В «Черновике» сегодня работают 6 журналистов, но это одна из последних независимых газет в Дагестане. Сначала на нее давили экономическими мерами, распугивая рекламодателей, а теперь взялись за силовой ресурс, уверен учредитель издания Магди Камалов. «На протяжении всей истории газеты, мы объясняли нашим читателям, что закон всегда торжествует, и он один для всех. Мы – дискуссионная площадка, открытая для всех общественных и политических сил. Мы даем возможность людям заявлять о своем недовольстве, в том числе, через наши публикации. Если нас не станет, жители Дагестана будут выходить на различные митинги, так как у них очень много проблем, которые никто не решает, но очень мало возможностей цивилизованно и в рамках закона заявить о своём протесте. Странно, что власти этого не понимают», – сокрушается Камалов.