Как выносили приговор Павлу Устинову: "Я не жажду крови"

Осужденный собирается обжаловать год условно и два года испытательного срока

30.09.2019 в 19:05, просмотров: 9103

30 сентября в Мосгорсуде пересмотрели приговор Павлу Устинову, осужденному на 3,6 года за причинение травмы сотруднику ОМОНа на несанкционированной акции. То, что полной отмены приговора ждать не стоит, стало понятно по настроению участников процесса уже на прошлом заседании. Артист получил год условно.  Как корректировали приговор — в репортаже «МК».

Как выносили приговор Павлу Устинову:

Ключевое заседание по делу Павла Устинова собрало полсотни журналистов. Наблюдать вживую за процессом по традиции позволили избранным СМИ. Остальные следили за ходом заседания по видеотрансляции.

Перед нами два экрана. На одном видны лица прокурора и потерпевшего Александра Лягина. На другом мы наблюдаем за реакцией Павла Устинова и его адвокатов. Участники процесса сидят друг против друга на расстоянии вытянутой руки.

Судья оглашает повестку заседания: планируется просмотр видеороликов, которые представила сторона обвинения и потерпевшего. Также судья планировала проанализировать независимую экспертизу от адвокатов Устинова, в которой специалисты поставили под сомнение, что силовик получил вывих плеча именно от осужденного.

Журналисты не могут просмотреть видеоролики. Довольствуются озвучкой. Впрочем, содержимое материалов всем знакомо — суду представили именно те видео, которые гуляли по Интернету.

Первый ролик. Мы слышим женские крики: «А-а-а-а-а», далее — «позор-позор-позор», снова крики и в завершение лозунги: «Россия будет свободной».

Кино закончилось.

Ролик номер два. Те же крики, те же лозунги.

Ролик номер три, представленный потерпевшим омоновцем. Озвучка прежняя.

Во время просмотра сержант Лягин равнодушно, но внимательно смотрел на экран. Журналисты смотрели на него.

Киносеанс закончен.

Прокурор (обращается к потерпевшему): Вы себя узнаете?

Лягин: Да. Я участвовал в задержании.

Прокурор: Почему приняли решение задерживать именно Устинова?

Лягин: Мы заприметили его в толпе. Целенаправленно шли на него. Устинов разговаривал по телефону. Мало ли какие действия он мог предпринять по телефону. Например, координировать толпу. Еще он выкрикивал лозунги.

Прокурор: Громко выкрикивал?

Лягин: Было слышно.

Прокурор: Вы лично слышали?

Лягин: Нет, я не слышал. Моя группа слышала.

Прокурор: Что думаете о наказании Устинову?

Лягин: Он тоже служил в Росгвардии, поэтому я бы не стал лишать его свободы, хотя он и виновен. На меня и Павла Устинова оказывается большое давление (запинается), идет моральное давление до сих пор. Это все в Интернете.

Слово за адвокатами.

Адвокат Анатолий Кучерена (потерпевшему): У сотрудников ОМОНа на видео нет опознавательных знаков, лица закрыты. Как понять, где вы на видео?

Лягин: Я первый в команде.

Адвокат просит потерпевшего показать себя. Омоновец подходит к монитору.

Лягин: Вот он я, первый. Впереди идущий.

Кучерена: По вашему мнению, Устинов мог координировать действия толпы? Каким образом вы это поняли? По тому, как он смотрел в телефон?

Лягин: Насколько я знаю, именно так...

Завершить начатую фразу потерпевшему не дали.

Судья: Вопрос снят.

Кучерена (потерпевшему): Вы участвовали в тот день в других задержаниях?

Лягин: Да.

Кучерена: Сколько задержаний произвели в тот день?

Лягин: 10–15 задержаний.

Судья (адвокату): У нас не допрос потерпевшего.

Адвокат Дмитрий Чешков (потерпевшему): Вам было слышно, какие именно лозунги выкрикивал Устинов?

Судья: Вопрос снят.

Чешков: Вы сказали, что на вас и Павла оказывается давление. Что вы имели в виду?

Лягин: На меня в соцсетях оказывается давление, в ВК, например.

Чешков: А на Павла где оказывается?

Лягин: Я видел, что про него тоже плохо пишут в соцсетях.

Павел Устинов (обращается к судье): Вы заметили, какая у нас с потерпевшим существенная разница в росте? Как я мог его ударить?

Судья: Будут прения сторон, там и выскажете свое мнение.

Прокуратура попросила приобщить к делу новый документ от 29 августа о привлечении Павла Устинова к административной ответственности. Ранее суд назначил Устинову штраф в 10 тысяч рублей за нарушение правил массовых мероприятий 3 августа.

Кучерена (недоумевает): Первый раз вижу этот документ.

Документ приобщают к материалам дела.

Перерыв. В зале становится жарко. Открывают окна.

Заседание возобновляется. Приступают к прению сторон.

Прокурор: Вина Устинова полностью доказана показаниями свидетелей. Видеозаписи тоже не опровергают его вины, просто все они сделаны с разных ракурсов. Нет оснований не доверять потерпевшему. О его вине свидетельствует и постановление суда об административном штрафе в 10 тысяч рублей — там говорится, что Устинов игнорировал требования полиции и скандировал лозунги. Данное постановление не было им обжаловано ранее. Документ отправили по почте по адресу обвиняемого. На вопрос, почему именно Устинова задержали, свидетели называли основные причины: выкрикивал оскорбительные лозунги, участвовал в потасовке. Выводы суда первой инстанции обоснованы и сделаны правильно. Но существует принцип справедливости и гуманизма. Ранее судом были допущены ошибки в том, что они не учли личные характеристики Устинова: его служба, семейное положение. Я прошу изменить приговор на 3,6 года условно с испытательным сроком на 4 года.

Чешков: Понятно, что Устинова оговорили. Поначалу ему вменяли более легкую статью, потом переквалифицировали на более тяжкую. Сделали все очень быстро, чтобы заключить моего подзащитного под стражу, сломать его волю, чтобы он признался в содеянном. Следователь в СИЗО неоднократно предлагал Устинову подумать, признать вину и обещал, что тогда его дело рассмотрят в особом порядке. В противном случае, говорили, что его все равно посадят. Тверской суд вынес несправедливый приговор, основанный на сомнительных показаниях Лягина и его сослуживцев.

Кучерена: Прокурор сказала, что факт, доказывающий преступление Устинова, подтвердили видеозаписи. Меня оторопь берет от такого заявления. Я не ожидал, что в 2019 году буду читать материалы, не основанные на доказательствах. Хочу сказать, что я с уважением отношусь к Росгвардии, честь и хвала, что они нас защищают, если кто-то поднял руку на бойца, то должен быть наказан. Но как можно осудить человека, который никому не нанес вреда? Достаточно ли было времени у следователя для понимания, что именно Устинов причинил правоохранителю вред? А если эту травму Лягин получил при других обстоятельствах? На видео слышно, как кричит женщина, люди, но не слышно других лозунгов. Дайте нам записи, где скандирует Устинов. Нет этих записей. Павел родился в бедной семье, он честный порядочный человек.

Прокурор спокойно выслушивает речи адвокатов, подперев рукой щеку. Поглядывает на часы. Что-то набирает в телефоне. Омоновец прячет эмоции, не поднимает глаз.

Адвокаты попросили судью вынести оправдательный приговор.

Устинов: Я уважаю действия сотрудников Росгвардии, сам служил в этих войсках. То, что случилось, — нелепое стечение обстоятельств. Я ничего не скандировал. Хотел позвонить другу. А на меня просто напали. Я не мог принесли вред человеку, в моей природе этого нет. Меня стали заламывать, и я сказал им: «Спокойно». Потом поднял руки. Вот и все. Я не желаю крови, не хочу, чтобы сотрудников Росгвардии наказывали за превышение полномочий. Прошу судью отменить решение Тверского суда.

Судья удалилась в совещательную комнату на 30 минут.

В перерыве журналисты делали ставки.

— Я думаю, оправдают, — предположил один.

— Какое там, условно дадут по полной программе, — не сомневалось большинство.

В ожидании приговора омоновец так и не поменял позы. Один раз взял телефон, отправил кому-то СМС. Прокурор не отрывалась от телефона, иногда что-то шептала пострадавшему. Павел Устинов молчал, смотрел в одну точку. Его адвокатам тоже было не до переговоров.

Судья оглашает приговор: год условно и два года испытательного срока.

На выходе из здания суда Павла Устинова встречают журналисты.

— Я не согласен с решение суда. Будем обжаловать приговор. Я не совершал никаких противоправных действий, — кратко прокомментировал приговор Устинов.

Перед тем как Павел покинул суд, журналисты на ходу успели задать ему еще один вопрос: «Вы бы хотели наказания для силовиков и тех, кто выносил несправедливый приговор?».

— Я не жажду ничьей крови, — на ходу обронил Устинов.

01:10