На процессе над чиновниками СКР выступил Шакро Молодой

Но от дачи показаний при этом отказался

27.11.2019 в 17:51, просмотров: 19120

Вор в законе Шакро Молодой, передавший высокопоставленным сотрудникам Следственного комитета крупную взятку за освобождение своего друга Андрея Кочуйкова (Итальянца), вновь предстал перед судом. На сей раз как свидетель. За свои грехи он уже отбывает наказание (9 лет и 8 месяцев) в колонии в поселке Двубратский Усть-Лабинского района Краснодарского края.

На процессе над чиновниками СКР выступил Шакро Молодой

Выступление Захария Калашова внесло некоторую сумятицу в процесс над коррупционной троицей из СКР Дрыманов—Крамаренко—Максименко. Временно поменять зал суда пришлось из-за конференц-связи, которая установлена не везде. Когда участники процесса зашли в зал, там их уже встречал Шакро Молодой — на экране телевизора виднелась плотная фигура в теплой арестантской куртке. Обвиняемые, которых также заблаговременно завели в зал, демонстрировали полное равнодушие к «человеку в телевизоре».

Не успел судья поздороваться со свидетелем, как тот выдал целую тираду:

— Я уже ранее говорил, ваша честь: никого не знаю, ни с кем не пресекался, прошу зачитать, что ранее говорил... Позвольте мне воспользоваться 51-й статьей.

Прокурорам ничего не оставалось делать, как зачитать показания Шакро, данные им 3 августа 2016 года. Итак, еще три года назад он заявил, что к преступной иерархии не имеет никакого отношения и «не занимает там никакого места».

«Вы являетесь вором в законе»? — зачитал прокурор вопрос следователя.

«На данный вопрос отвечать отказываюсь», — ответил ему Шакро.

«Есть ли у вас прозвище в криминальном мире?»

«У меня нет прозвища в преступном мире».

Калашов тогда же заявил, что ничего не знает о крупной взятке сотрудникам Следственного комитета.

Чуть позже, повторно давая показания, Шакро рассказал следователям о своем знакомстве с бизнесменом Олегом Шейхаметовым, который передал «безопаснику» СКР Максименко 500 тысяч долларов. Максименко, напомним, должен был закрыть глаза на непроцессуальные решения по делу о перестрелке на Рочдельской. Итак, Шакро пояснил, что Шейхаметов является близким другом Кочуйкова. С успешным бизнесменом Шакро познакомился весной 2016 года. Тогда жена Кочуйкова Оксана приехала вместе с Олегом к Шакро, представив незнакомца «другом семьи». Так как Кочуйков тогда уже находился в СИЗО, Шейхаметов всячески поддерживал жену своего товарища. Когда Шакро предложил финансовую помощь, Шейхаметов от нее отказался.

Рассказал авторитет и о своей поездке в СУ СК по ЦАО, где ряд свидетелей видел его в компании главы управления Крамаренко. По словам Шакро, в управление он прибыл только с одной целью — морально поддержать друга и уговорить того «рассказать правду, чтобы было больше шансов вернуться к нормальной жизни, к семье». По некоторым данным, Шакро не соврал — он действительно хотел уговорить своего подручного признать вину, чтобы дело спустили вниз и по-тихому «замяли». Однако Кочуйков отказался от этой идеи, потому что в этом случае пришлось бы благодарить слишком большое количество людей.

После оглашения показаний Шакро махнул залу рукой и негромко произнес:

— Удачи!

Телевизор выключили, и прокуроры приступили к изучению личных дел обвиняемых.

Пожалуй, наибольший интерес вызвало личное дело Алексея Крамаренко. Как выяснилось, в 2004 году, находясь на должности старшего следователя юго-западной транспортной прокуратуры, Крамаренко прекращал производство по ряду уголовных дел, связанных с должностными преступлениями работников Подольской таможни. Так, из 11 уголовных дел Крамаренко закрыл 8, посчитав, что они «не имеют судебной перспективы». Кроме того, Крамаренко скрыл от отдела кадров прокуратуры, что у него в собственности имеется земельный участок. Любопытно, что за грубейшие нарушения Крамаренко был привлечен к дисциплинарной ответственности. Более того, это не помешало следователю после увольнения в 2005 году продолжить карьеру и занять высокопоставленную должность в Следственном комитете.

После оглашения личного дела Крамаренко в зал вызвали свидетеля — друга Дмитрия Смычковского. Напомним, что «решальщик» Смычковский, согласно материалам дела, сначала активно интересовался ходом расследования уголовного дела о перестрелке на Рочдельской, был вхож в кабинеты многих высокопоставленных сотрудников СК. После первых задержаний Смычковский сбежал в Великобританию. Следователям свидетель Сергей Аверкин рассказал, что отъезд в Великобританию его друга стал для него полной неожиданностью, та как дети Смычковского в это время гостили у своего дедушки в Краснодарском крае. В суде же свидетель резко изменил показания и стал настаивать на том, что Смычковский уехал в Лондон исключительно ради детей, которые сейчас учатся в Оксфорде. Более того, во время одной из встреч, рассказал свидетель, Смычковский поклялся своими детьми, что не передавал взятку, а только интересовался ходом расследования.

— Зачем клятвы такие давать? — поинтересовался у свидетеля судья.

— Он на эмоциях был, — ответил свидетель.

— Если невиновен, почему в Россию не возвращается? — продолжил председательствующий.

— Там он на свободе... Боится ареста...

— Невиновен, но всех боится... — подытожил судья.