Не учите семьи жить – лучше помогите им материально!

25.12.2019 в 11:33, просмотров: 10610

В ноябре этого года едва ли не информационной бомбой стала публикация на сайте Совета Федерации законопроекта о профилактике семейно-бытового, или как его чаще называют, домашнего насилия. Документ, разработанный большой группой правозащитников и парламентариев, в числе которых депутаты Госдумы Оксана Пушкина и Ирина Роднина, вызвал такой мощный шквал общественной полемики, какого не наблюдалось, пожалуй, со времен предложения пенсионной реформы как средства повышения размера пенсий! Законопроект обрел как горячих сторонников в лице прежде всего различных женских общественных организаций, так и не менее горячих противников, среди которых оказались и священнослужители РПЦ, усмотревшие здесь опасность вмешательства государства в дела семьи. Как считает депутат Государственной Думы от «Справедливой России» Олег Нилов, сам факт появления такого законопроекта и неутихающая шумиха вокруг него заставляют задуматься над тем, каковы на сегодняшний день приоритеты государственной политики, и готово ли оно, государство, решать реальные и по-настоящему актуальные проблемы защиты общества от насилия.

Не учите семьи жить – лучше помогите им материально!

- Олег Анатольевич, что Вы думаете обо всей этой, почти детективной, истории с законопроектом о домашнем насилии?

- Ну во-первых, само по себе домашнее насилие относится к числу явлений где, где насилие является следствием многих глубинных причин, ответственность за которые точно не лежит на сторонах домашнего насилия.

Да и правоохранители зачастую предпочитают не вмешиваться в семейные конфликты с рукоприкладством. Как правило, если их и решают, то по остаточному принципу, дабы не захлебнуться в колоссальном объеме таких дел. Иначе на другие, более серьезные дела, по их представлениям, просто не хватит ни людей, ни средств. А между тем, неотвратимость наказаний за рукоприкладство в семье вполне можно обеспечивать и без особых затрат сил и средств. Например, привлечением драчунов и дебоширов к работам по уборке улиц или, условно говоря, на «песчаном карьере» - на 15 суток и больше, если речь идет о рецидивах. Во времена Феди и Шурика, героев известной комедии Гайдая, это были весьма эффективные воспитательно-исправительные меры, которые почему-то уже давно не берутся у нас на вооружение.

Но есть и проблема, на мой взгляд, куда более серьезная, и кроется она именно в том бурном ажиотаже, который законопроект вызвал у общественности и у политиков. Создается впечатление, что непримиримые споры вокруг этой инициативы отодвинули куда-то на задний план даже обсуждение социально-экономических итогов последних лет для миллионов сограждан. А ведь итоги эти как раз заслуживают детального обсуждения, если учесть, что они весьма безрадостные для большинства трудящихся нашей страны.

- С чем Вы связываете такой беспрецедентный резонанс, такие шекспировские страсти, которые разгорелись в связи с представленным законопроектом и самой темой домашнего насилия?

- С одной стороны может показаться, что кто-то из авторов законопроекта просто решил войти в историю российского законотворчества, предложив правовое регулирование отдельного вопроса по американским лекалам, и оставив многие другие проблемы, среди которые есть и куда более острые, по-прежнему не решенными. Тут поневоле приходят на ум выражения про благие намерения, которые зачастую ведут явно не в сторону рая и благоденствия.

И все-таки я думаю, что причины поднятого вокруг законопроекта шума гораздо глубже, и связаны они с определенными попытками отвлечь внимание общества от более серьезных, более кричащих проблем, с которыми ему приходится сталкиваться. Да, случаи бытового насилия – это отвратительное явление, которое существовало всегда и существует ныне. Но мне кажется, нет оснований утверждать, что за последние годы это явление стало приобретать у нас какие-то устрашающие формы. Просто такие случаи в силу своей скандальности очень часто оказываются в центре внимания и прессы, и соцсетей, не говоря уже о всевозможных ток-шоу, постоянно роющихся в чьем-то грязном белье и «под микроскопом» изучающих чьи-то семейные разборки. Но одно дело обсуждение примеров домашнего насилия на общественном и медийном уровне, и совсем другое – подготовка целого проекта федерального закона. Понимаете, в то время, когда  мы каждый день узнаем о случаях куда более страшного и жесткого насилия, нам вдруг предлагают сосредоточиться на борьбе с насилием в семье, которое все-таки вряд ли можно считать главной болевой точкой современного общества. Мол, решим проблему домашнего насилия, и сразу очистимся нравственно и духовно. А как же тогда быть с насилием в школах, на дорогах, в транспорте, клубах, стадионах, с уже зашкаливающей подростковой жестокостью, с уличным бандитизмом, когда людей режут как баранов из-за призывов вести себя подобающе? Как быть с насилием всех мастей, которое льется потом с экранов ТВ и кино, со страниц интернета, с насилием над обманутыми вкладчиками и обманутыми дольщиками? Одним словом, есть огромное количество примеров насилия, куда более страшного по своим последствиям, чем домашние побои и скандалы.

А что делать, когда в течение десятилетий у нас происходит фактически экономическое насилие над трудящимся народом, которому власть определила потребительскую корзину и МРОТ как крепостным, в размере всего 12 тысяч рублей? 

И ведь подобные решения в в стране, провозглашающей себя социальным государством, принимаются теми же авторами из Госдумы и сенаторами из Совета Федерации, которые вместе с ними озаботились проблемой домашнего насилия. Я бы посмотрел, какая семейная идиллия сложилась бы в домах у авторов законопроекта, если бы они стали жить на доходы в 12-15 тысяч рублей, как говорится, ни в чем себе не отказывая!

А бытовое насилие? Я имею в виду жизнь десятилетиями в коммуналках, в ветхих, аварийных домах, без газа или канализации. Разве это не заслуживает отдельного закона, который устанавливал бы меры по решению проблемы и степень ответственности тех, кто в ней виновен?

- Кстати, в нестройном хоре голосов, звучащих в адрес законопроекта, встречаются и вполне здравые высказывания о том, что домашнее насилие – это все-таки в большей степени социальная проблема.

- В том-то все и дело! Вот и нужно вначале разобраться с основными источниками, причинами этой проблемы. У нас сегодня экономическая политика подвергает насилию миллионы законопослушных россиян, которые исправно платят налоги, добросовестно трудятся в поте лица своего, но получают за свой труд сущие копейки, которых едва хватает на то, чтобы прокормить себя и своих детей. Почему вот на эту проблему не обратить сегодня первоочередное внимание? Ведь именно здесь кроется в том числе и причина многочисленных случаев домашнего насилия! Скажем, если где-то в российской глубинке, да и в областных центрах главе семейства удается зарабатывать среднем до 30-40 тысяч рублей в месяц, это все равно никак не решает проблемы семьи, особенно где мать является домохозяйкой, которая посвящает себя воспитанию детей, или просто не может найти работу.

И как жить в мире и согласии семье из трех и более человек на этот, с позволения сказать, семейный доход? Поневоле жена будет упрекать мужа за то, что денег всегда не хватает, растут дети, которых надо кормить, одевать, обувать воспитывать и образовывать. А вместе с ними растут только цены и тарифы! Депутаты и сенаторы не отвечают на вопрос, как таким семьям сводить концы с концами. Видимо, желают им просто держаться, когда нет денег.

Масла в огонь подливает еще и наше телевидение, с экранов которого люди видят совсем другую реальность: в новостях – практически ни слова об истинных социально-экономических проблемах страны, в сериалах – в основном гламурные картинки из жизни состоятельных, с жиру бесящихся героев, в ток-шоу – разборки разнообразной «элиты», «звезд» из-за многомиллионного наследства, дележа многомиллионного имущества при разводах, и т.д. А у нищего главы нищего семейства – постоянный беспросвет, недокормленные и недоодетые дети, вечно злая, «пилящая» жена, и никаких перспектив на то, чтобы выкарабкаться из этого «дна». Вот вам и готовая почва для домашнего скандала, когда муж от безысходности, что называется, «ныряет в стакан», а потом и вовсе уходит в запой, и затем, будучи уже в неадекватном состоянии, поднимается руку и на жену, и даже, не дай Бог, на детей.

- Получается, что авторы законопроекта предлагают бороться с «ветряными мельницами»?

- Они просто бьют по хвостам, борются со следствием, а не с причинами. Видимо, не хотят замечать истинных проблем, являющихся основным, социальным источником домашнего насилия. А не хотят замечать потому, что та политическая сила, которую они представляют, не привыкла, да видимо и не желает направлять действительно большие средства бюджета на решение этих проблем. Мы уже в который раз выходим с законодательными инициативами, направленными на искоренение в стране бедности и нищеты, к чему уже давно призывает президент, на то, чтобы резко сократить то колоссальное социальное неравенство, которое сформировалась в стране в последние годы, и которое, к сожалению, только усиливается. Но каждый раз мы получаем от правящей партии, которая сегодня вдруг столь серьезно озаботилась проблемой домашнего насилия, реакцию либо резко отрицательную, либо вообще никакой! Вместо конкретных шагов по реальному повышению уровня жизни людей мы видим только какие-то репрессивные и депрессивные меры, которые еще большие загоняют народ в состояние безысходности и недоверия к институтам власти. Никаких «пряников» – один сплошной «кнут»! То заставляют платить налоги самозанятых, которые ищут неофициальную работу на стороне явно не от хорошей жизни, то принимают законы, которыми пытаются «кошмарить» людей за справедливую критику власть имущих, и т.д, и т.п.

- Попытки законодательно отрегулировать проблему домашнего насилия тоже могут обернуться очередным «кнутом»?

- К сожалению, такая опасность существует, она вполне реальная. Тем более, что у нас перед глазами находится весьма неприглядный опыт деятельности органов опеки. Сколько уже нам приходилось, и до сих пор приходится расхлебывать проблем, связанных с изъятием детей из вполне благополучных и дружных, но бедных семей! Известна масса случаев, когда кому-то из чиновников опеки, - а на сегодня это, как правило, малообразованные люди, без элементарных знаний и навыков по части семейной психологии, - те или иные семьи представлялись неблагополучными просто по причине их скромных семейных бюджетов. В результате из-за всего этого чиновничьего невежества, безразличия и произвола мы получаем горе, слезы и надломленную психику как взрослых, так и, что особенно страшно, детей. Недавно дошло уже до того, что одна многодетная, дружная, но малоимущая семья, спасаясь от органов опеки, вознамерившихся «осчастливить» детей отправкой их в детский дом, была вынуждена бежать в другой регион страны, в глухой поселок. Спасибо жителям поселка, которые в отличие от органов опеки оказались милосердными, сострадательными, и кто как мог оказали поддержку семье, поневоле попавшей в изгнание. 

Так вот теперь, получается, в угоду нашей «ювеналке» поспеет еще и закон, который в силу своих неоднозначных формулировок и сомнительных механизмов позволит ей беспредельничать и под видом борьбы с домашним насилием! И это вместо того, чтобы просто спокойно разбираться с конкретными бедами и заботами той или иной многодетной семьи, и оказывать ей со стороны государства всею необходимую социальную и материальную поддержку!

- Какие еще негативные последствия сулит эта законодательная инициатива из области «благих намерений, ведущих не туда»?

- Лично у меня серьезные опасения вызывает то обстоятельство, что авторы предусматривают обязательное создание специальных условий в специальных приютах для выгнанных и побитых женщин и детей. Что же это за, мягко говоря, странный метод решения проблемы? Получается, десятки тысяч женщин и детей по всей стране вынуждены будут уходить из дома и жить в каких-то «богодельнях»?! Почему бы вместо этого не прописать жесткие условия для тех, кто позволяет себя издеваться над своими близкими? Пусть на определенные сроки, минимум суток на 15, отправляются в ЛТП или специальные исправительно-трудовые центры, где будут не только жить в самой что ни на есть спартанской обстановке, но и вкалывать на общественно-полезных работах! А идея неких приютов для жертв домашнего насилия может привести нас только к созданию мощной «кормушки» для многочисленных НКО, которые на этой почве будут наживаться кто на получении соответствующих грантов, а кто на различных посреднических услугах по разводам, дележу имущества и детей, и т.д. Убежден, что допускать предпосылок к формированию подобной ситуации ни в коем случае нельзя.

- Что же все-таки делать с этим законопроектом?

- Думаю, оптимальным вариантом было бы отложить его «на полку» и не возвращаться к нему до тех пор, пока не будут решены куда более насущные проблемы, о которых мы говорили выше. Давайте лучше вернем «с полки» многочисленные законопроекты «Справедливой России» и других оппозиционных фракций в Госдуме, которые направлены на существенное повышение зарплат и пенсий, на решение проблемы социального неравенства через введение прогрессивного налогообложения, налога на роскошь, на регулирование потребительских цен, тарифов на коммуналку и т.д. Народ давным-давно ждет от государства именно таких решений, а не расплывчатого закона, где предлагается некая единая для всех модель разрешения сложных семейных конфликтов, не требующая дополнительных расходов бюджета! Почему законопроект о профилактике домашнего насилия вызвал столь противоречивые оценки? Да потому что нельзя подходить с каким-то общим мерилом, - за исключением случаев откровенной уголовщины, для которых существует УК, - к конфликтам, которые в каждой семье имеют свои предпосылки, свои особенности, своих правых и виноватых. Если когда-то на заре христианства провозглашалось, что семья – это малая Церковь, то сегодня эти слова следует понимать и с точки зрения того, что вмешиваться в дела семьи можно только в крайних случаях. И тем более недопустимо лезть в семейные отношения с «американским уставом», т.е. с абсолютно чуждыми нам западными моделями и нормами поведения. Но, пожалуй, еще более актуально здесь звучит следующий тезис: не учите нас жить – лучше помогите материально!