Неразбериха со сменой пола встревожила сексолога Введенского

Почему все больше россиян хотят изменить гендерную принадлежность

02.01.2020 в 20:00, просмотров: 16748

Многие страны признают право человека вместо привычных половых ориентиров «мужчина» и «женщина» выбрать неопределенное «другое». В некоторых государства уже понизили возраст согласия на смену пола до подросткового. То, что российская психиатрия считает патологией, на Западе предлагают воспринимать как варианты нормы. Доктор медицинских наук, врач-сексолог Георгий Введенский считает эти тенденции очень тревожными.

Неразбериха со сменой пола встревожила сексолога Введенского

- С определением пола все запуталось окончательно. Европейский Союз признает 6 видов, на самом деле их гораздо больше, если рассматривать в психологическом ключе. Но любая классификация должна строиться по какому-то принципу. Сейчас – полная каша. Тут и гомо, и гетеро, и трансгендеры. Еще появилась группа, которая осознает себя как асексуалы, часть из них испытывают половое влечение, но декларируют добровольный отказ от секса, а часть отрицает сексуальную потребность. И во всей этой путанице разбираться бывает очень сложно.

- Кто из них чаще обращается к сексологу?

- Самое распространенный вариант – это синдром половой дисфории. Речь идет о неудовлетворенности собственной половой принадлежностью, когда человек не может полностью принять свои биологические особенности.Таких пациентов у нас наплыв.

- На что они жалуются?

- На то, что у них «неправильный» пол. Мужчины хотят стать женщинами. И наоборот. Проблема заключается в том, что часть пациентов приходит не для того, чтобы просить о врачебной помощи с целью разобраться в своих переживаниях. Их цель – получить справку для операции по смене пола. И врачи идут у них на поводу: раз пациент хочет, почему бы и нет?

- Если желание поменять пол продиктовано психической болезнью, то после операции у человека может возникнуть желание вернуться в прежний пол - значит, он придет к врачу с таким запросом?

- И такие случаи уже происходили. У меня был пациент с шизофренией, которому когда-то сменили пол. Он пришел ко мне со словами: «Доктор, а что же мне никто не сказал из врачей, когда меня обследовали, что у меня в жизни ничего не изменится? Я думал, все проблемы свои после смены пола решу». Оказывается, нет, не решил. Или совсем недавний случай: биологический мужчина 19 лет, ему сменили пол в Питере, а он потом влюбился в девушку. Говорит: «Давайте назад!»

В последнее время такие случаи участились. Проблема в том, что многие западные, да и некоторые российские психиатры в упор не видят психической патологии.

Это приводит к тому, что вопросы с такими больными решаются не в той плоскости. Если нет диагностики, то нет и надлежащего решения проблемы. Получается, мы диагностируем такие серьезные вещи, как шизофрения, биполярное психическое расстройство, а многие врачи ориентируются прежде всего на жалобы пациента.

- Что дальше происходит с людьми, которым поменяли гражданский пол?

- Результаты такие, что 20 процентов по опубликованной зарубежной статистике вообще не чувствуют никаких перемен после смены пола. Кроме того, присутствуют высокий суицидальный риск, опасность наркотической и алкогольной зависимости, психических расстройств. И все это никак не расценивается.

В 80-е годы были исследования, результаты которых показывали, что во многих случаях операция ничего не дает. А сейчас на первом плане работа с жалобами. Дай пациенту то, что он хочет, и он от тебя отстанет.

Одно дело, когда речь идет об истинных транссексуалах. Им надо помогать. Но таких людей не так уж много. Другая история, когда мы имеем дело с психически больными людьми, которые не критичны к своему состоянию. Пациент приходит к психиатру и говорит: я хочу сменить пол. Но, если мы диагностируем психическое расстройство, возникают неудобные вопросы: насколько он (она) понимает последствия, которые наступят после смены паспортного пола, гормонотерапии и хирургической коррекции пола?

- Читала, что ООН включила в перечень базовых (критически необходимых) прав человека свободный доступ к операциям по смене пола. Минимальный возраст для смены пола без согласия родителей должен составлять 15 лет, при наличии согласия родителей – 9 лет…

- Понижение порога возможного согласия на смену пола – еще одна неприятная особенность, которая приводит к тому, что несчастных подростков начинают подвергать действию гормональных препаратов или антиандрогенов (угнетающих выработку тестостерона), если речь идет о биологических мужчинах. Это эксперименты на людях, по-другому даже не скажешь.

Делается это якобы с благородной целью – облегчить подросткам пубертат. Известно, что такие больные тяжело переживают признаки взросления: оволосение, утреннюю эрекцию, рост груди. Но опасность заключается в том, что гормоны оказывают влияние не только на соматику, но и на психику. Какие личности сформируются в результате такой терапии, никто не знает!

- А что, есть уже тревожные факты?

- Да, уже есть сообщения, что такие больные часто совершают суицидальные попытки, они проявляют агрессию, отличаются неуравновешенностью. Далеко не все специалисты готовы проводить опыты на подростках.

Читал, что из клиники, специализирующейся на подобных операциях и методах терапии в Великобритании, увольняются врачи, которые не согласны с этим.

Дело доходит до абсурда: мне звонят из Швейцарии, Германии родители больных с половой дисфорией, которые видят, что у их детей психическое расстройство. Они подробно излагают симптомы, а врачи твердят одно: меняем пол! Родители не доверяют врачам.

- Получается, несовершеннолетний может прийти к врачу с такой серьезной проблемой без родителей?

- Больше того, есть прецеденты, когда в суд подавали на родителей, когда они не желали ребенку сменить пол. Но существует статистика, которая свидетельствует: большинство таких больных передумывают.

Это черта подросткового возраста, связанная с неприятием себя, своей внешности. С половым созреванием подобная особенность проходит. У подростков мозг перестраивается, многие клетки головного мозга погибают. Надо пережить этот период без гормональных воздействий. Подростковая психика неустойчивая, сегодня – одно, завтра – другое.

- Но как-то можно помочь такому подростку в трудный период?

- Естественно. Ему можно назначить лечение, в каких-то ситуациях даже психотропными препаратами, но ни в коем случае не гормональными, после приема которых неизвестно что получится. Я вижу в этом прямое нарушение врачебного принципа: не навреди.

- В Великобритании число молодых людей, которые считают, что природа ошиблась с их телом, за 10 лет увеличилось в 25 раз. Быть трансгендером модно! Замечаете рост обращений по поводу смены пола?

- Во всем мире сегодня наблюдается рост пациентов, которые обращаются с данной проблемой. Надо понимать, чем это вызвано.

Есть гипотезы, что, мол, раньше скрывали, а теперь все об этом прочитали и пошли дружными рядами менять пол. По моему впечатлению, а я с этим двенадцать лет уже работаю, во многих случаях мы имеем дело с психически больными людьми, начитавшимися СМИ и решившими, что все их проблемы в неправильном поле или инфантильными личностями. Бывают, конечно, и истинные транссексуалы, но их мало.

- В общем, опять журналисты виноваты?

- Журналисты если и виноваты, то только в том, что проблема слишком муссируется. Психически неустойчивые люди читают об этом и заражаются. И это уже похоже на эпидемию, которая охватывает континенты. Эффект усиливают соцсети и Интернет.

Это напоминает индуцированный психоз, когда здоровые люди заражались бредом больного человека и подражали ему. Транссексуалы, конечно, существуют, и таким людям, безусловно, надо менять пол. Но в общем количестве больных с половой дисфорией они в меньшинстве.

Поэтому каждый пациент нуждается в тщательном обследовании разными специалистами: психологом, психиатром, эндокринологом, сексологом. Потом собирается комиссия и решает вопрос о диагнозе. Надо понять, что проблема заключается именно в половой самоидентификации человека и что она не является последствием психического заболевания, например, шизофрении.

- Как долго наблюдается такие люди, прежде чем им выдают вожделенную справку?

- Раньше срок наблюдения составлял не менее двух лет. В DSM - 5 (американская классификация психических и поведенческих расстройств) его сократили уже до 6 месяцев, а сейчас даже этого особо не требуют. Хотя такой период необходим для исключения хронических психических расстройств.

- У меня есть знакомая молодая женщина, которая не считает себя ни мужчиной, ни женщиной, она – человек. При этом социально вполне успешный. Понятно, что она не кричит на каждом углу о своей особенности.

- Не могу комментировать конкретный случай, не видя человека, однако пол – фундаментальная характеристика, и для того, чтобы от него отречься, нужны серьезные внутренние основания.

- На Западе ее вряд ли сочли бы психически больной!

- Возможно, потому что многие современные западные психиатры считают, что все это разнообразие – норма. Сейчас там тенденция – депатологизация, то есть, исключение из списка заболеваний. Взяли и вывели из классификации эгодистоническую гомосексуальную ориентацию. Гомосексуальность официально не входит в МКБ-10 (классификацию психических и поведенческих расстройств), кроме этой формы – когда человек тяготится своим гомосексуальным влечением и хочет от него избавиться. А мне говорят: нет таких больных! Но я – клиницист, вижу все это в жизни, работаю с этими людьми.

- Какие у них проблемы?

- Эти люди борются со своим влечением, не хотят себя вести, как гомосексуалы. Им надо помогать. Западные коллеги пишут, что такая психотерапия не этична. Но есть работы, подтверждающие, что, чем позже проявляется влечение к представителям своего пола, тем больше шансов, что личность уже сложилась, и она будет сопротивляться. Кстати, некоторые женщины с такой проблемой обращаются с запросом на смену пола, поскольку не в силах примириться с гомосексуальным влечением.

Другой пример – фетишизм. Это классическая парафилия, но теперь нет такого в МКБ-11. Оказывается, сексуальное влечение к неживым предметам – тоже вариант нормы. Мазохизм – тоже классика жанра, но опять-таки – вариант нормы. А фетишистский трансвестит? Сегодня переодевание в одежду другого пола в целях улучшения сексуального возбуждения тоже норма.

- И какие аргументы на Западе позволяют считать все это нормой?

- Основания: не нарушает закон, никому не приносит ущерба. Значит, это не болезнь. Даже педофилия вызвала дискуссию в свое время. Это расстройство сохранили в классификации только по правовым соображениям. Все больше заболеваний выводится из патологий. Абсурд!

- Всемирная организация здравоохранения определила, что с 1 января 2022 года транссексуалы не будут приравниваться к психически нездоровым людям...

- Да, транссексуальность включили в расстройства сексуального здоровья. Тем самым смогли сохранить оплату: на Западе затраты на гормоны и на операции входят в медицинскую страховку.

Вера в слова приводит к курьезным случаям. В Германии задерживают насильника, а он в полиции представляется женщиной. В спорте происходит то же самое, когда биологический мужчина считает себя женщиной. Имея заведомо мускульный приоритет, участвует в женских соревнованиях, потому что «оно» определило себя как женщину.

У меня была пациентка с биполярным аффективным расстройством, у нее в маниях женская идентификация, а в депрессиях – мужская. Соответственно, резко менялось поведение: там женская одежда, кокетство, заигрывание с мужчинами. Говорила мужским голосом.

- Что нового замечаете на приеме?

- Если психически больные раньше жаловались на другие вещи: колебания настроения, апатию, тревогу, то теперь они все чаще приходят к выводу, что все их проблемы обусловлены не той половой принадлежностью. Иногда они умышленно или вследствие болезненного заблуждения искажают анамнез, поэтому судить только по их словам нельзя.

Бывают случаи, когда встречаюсь с родственниками пациентов, они описывают совершенно другую картину. Недавно была биологическая женщина, считающая себя мужчиной. Она в красках описывала, что с самого детства ощущала свою принадлежность к другому полу: носила короткую стрижку, ненавидела платья, в куклы не играла.

Затем приходит ее мать и сообщает, что дочь играла в куклы и платья тоже носила, а началось все это год назад, когда она коротко постриглась, сошлась с женщиной и стала о себе говорить в мужском роде. Конечно, во всем этом сложно разбираться. Проще пойти на поводу у пациента, если тот решил, то менять пол. На мой взгляд, это несоблюдение правил профессионального подхода к пациентам.


|