Вспышка коронавируса в МЭИ: опаснее студенческих общаг только хостелы

Полная изоляция людей в комнатах невозможна по техническим причинам

Нам твердят: без нужды не выходите из дома. Мы стонем: надоело заточение на 30 квадратных метрах хрущевской «однушки». Полцарства за собаку, с которой можно гулять (и не нарваться на штраф). Дорогие товарищи по несчастью, 30 квадратных метров — это, оказывается, еще не «жесть». Подтвердят обитатели общежитий — что официальных, студенческих, что рабочих, называющихся обычно хостелами.

Полная изоляция людей в комнатах невозможна по техническим причинам
Фото: campusmpei.ru

В студенческой общаге двухместная комната — это большая роскошь (обычно для аспирантов), чаще всего в каждой комнате 3 — 4 человека. В рабочей с четырех человек на комнату всё только начинается. Что будет, если в такой скученности «заведется» инфекция — никто как-то давно не задумывался. И вот зверек под названием коронавирус пожаловал, сделав многие общаги «зачумленными».

Энергетическая улица, 6 — один из корпусов студгородка Московского энергетического института (МЭИ). Вот уже месяц в этом общежитии - «чумной барак»: с тех пор, как у одного из студентов, вернувшегося из Италии, обнаружили высокую температуру, а случилось это 19 марта, входы и выходы в здание закрыты, студентам запрещено покидать свои комнаты (не общежитие в целом и даже не этажи!). Еду и прочее необходимое им приносят добровольцы.

- Всего пишут, вроде бы, о 43 человеках с вирусом, - рассказал «МК» Артем, студент МЭИ. - Но точно никто не знает, мы сами все новости видим только в лентах и наших группах в соцсетях. Нескольких человек на «скорой» увезли в больницы, мы — остальные — сидим тут. Самое плохое, что даже не можем попасть к родителям: для этого требуется просидеть еще 2 недели даже не здесь, а на обсервации в больнице.

В конце марта по схожей схеме «попали» жители другого корпуса общежития МЭИ — ул. Синичкина, 3к1А. После того, как с 4 этажа этого корпуса госпитализировали студентов с сипмтомами ОРВИ, здание закрыли на вход и выход. Студенческий союз МЭИ немедленно объявил дополнительный набор добровольцев, которые начали навещать коллег «в неволе». Ну то есть как навещать: бесконтактно доставлять угощения. Общаться — все равно приходится по видеосвязи.

- У нас есть социопаты, которые могут круглые сутки втыкать в компьютер, - рассказала Ольга, студентка 2 курса, живущая в этом корпусе. - Но вообще-то нормальному человеку очень трудно от такого.

Довольно жесткие правила были введены не только в этих двух корпусах: еще в марте приказом ректора МЭИ во всех общежитиях института каждому входящему в корпуса замеряют температуру и в случае лихорадки закрывают вход и вызывают «скорую». Свои комнаты разрешается покидать только при крайней необходимости, ходить в гости друг к другу запрещено, введен комендантский час с 1:00 до 6:00.

Тем, кто выезжает из общежитий на время карантина, предписано сообщить, куда и на какой срок. Иными словами, протокол скопирован с общих правил города — с той разницей, что самоизолироваться предложено в комнатах, а не отдельных квартирах.

Впрочем, у этой ситуации есть (в отличие от глобального карантина) конец: режим полной изоляции с общежития на улице Синичкина уже снят после того, как новых случаев не было зарегистрировано в течение двух недель. Будем надеяться на лучшее: как сообщили в ректорате МЭИ, общежитие на Энергетической, 6 может завершить карантин уже вскоре, если не будет регистрироваться новых случаев. 19 апреля истекает срок карантина по 3, 5 и 6 этажам, по 2 и 4 — с 24 апреля. Но сразу общежитие в строй вводить не будут: студентов переселяют в другой корпус, а этот ставят на дезинфекцию.

Фото: campusmpei.ru

Между тем, полная изоляция студентов в комнатах общежитий невозможна по техническим причинам: очень многие общаги построены по коридорной системе, когда один санузел приходится на много комнат. Что касается кухонь, то они общие в абсолютном большинстве общежитий. Поэтому — хотя рабочие комнаты и комнаты отдыха закрыты — контакты студентов между собой пресечь практически невозможно. Реально только заставить ребят шарахаться друг от друга — и вот это удается: собеседники «МК» из числа студентов МЭИ признались, что больше всего боятся новых заражений, которые автоматически продляют карантин для всего корпуса.

- Эпидемиологические предписания не всегда гуманны, - рассказал «МК» офицер военно-медицинской службы, в настоящее время привлеченный к борьбе с коронавирусом в Московском регионе. - Они написаны для защиты общества в целом, а не отдельного человека. Так, при обнаружении очага заражения особо опасной инфекцией эпидемиологические стандарты требуют именно полного закрытия этого очага. Если это одно здание — то здания, если речь идет о целом населенном пункте — то населенного пункта.

Поэтому регламенты, которым следуют санитарные врачи и руководство вузов — жестокие по меркам мирного времени, но совершенно правильные. К нашему общему счастью, смертность от коронавируса и контагиозность возбудителя не настолько велика, чтобы закрытие общежитий имело какие-то трагические последствия.

Карантины в общежитиях студентов объявляются официально, приказами руководства вуза; кроме того, практически все обитатели таких общаг имеют аккаунты в социальных сетях и активно обсуждают сложившуюся обстановку, выдавая «наружу» информацию о том, в каком положении находятся.

Общежития для рабочих, они же хостелы — намного менее прозрачны для наблюдения извне. Так, на вопрос «МК» о наличии в корпусе зараженных коронавирусом людей, представитель одного из московских хостелов, расположенного на Скаковой улице, отвечать отказался. Что касается общего режима, установленного в общежитии (койкоместо в комнатах на 3 — 12 человек стоит сейчас от 200 рублей в сутки), администратор хостела рассказал о том, что во всех помещениях «соблюдаются нормы повышенной гигиены». Быть бдительными и при симптомах ОРВИ обращаться к врачам рекомендуют и постояльцам.

Никаких запретов и ограничений, однако, не введено, заметили в хостеле. И этому можно было бы даже поверить, если бы жители окрестных домов собственными глазами не наблюдали многократные приезды в общежитие карет «скорой помощи». А учитывая, что передвижения рабочих, живущих в хостеле, трудно ограничить, если не заваривать двери — под угрозой оказывается весь район. Что делать с таким форматом жизни, несущим повышенную эпидемиологическую угрозу — придется всерьез задуматься после пандемии. Пока же остается только порадоваться, что модный еще недавно формат «коливинга» - который по степени скученности почти так же опасен, как общежитие — не успел распространиться в Москве до прихода коронавируса.