Коронавирус атаковал Дагестан: "Реально, как на войне"

Политолог объяснил, почему Дагестан сильнее других регионов Северного Кавказа пострадал от COVID-19

Дагестан лидирует среди регионов СКФО по числу зараженных коронавирусом. За сутки число заболевших увеличилось на 113 человек и составило 567. Количество выздоровевших – 43 и умерших – 11 не изменилось. И хотя среди субъектов РФ по количеству заболевших республика находится на 8-м месте, а по числу смертей – на 7-м, все равно это пугающие цифры для небольшой республики с населением около 3 миллионов человек.

Политолог объяснил, почему Дагестан сильнее других регионов Северного Кавказа пострадал от COVID-19

"Пациентов становится в ГКБ Махачкалы все больше. Врачи уступили свое общежитие ради увеличения коек. Реально, как на войне", - пишет на своей странице в Telegram пресс-секретарь городской клинической больницы Махачкалы Исрафил Исрафилов. Под госпиталь для больных коронавирусом в Махачкале собираются отдать музей Российского военно-исторического общества «Россия — моя история», который расположен на территории городского парка имени Ленинского комсомола.

В чем же причина бедственного положения, в котором оказался Дагестан? Политолог Максим Шевченко недавно сам переболел пневмонией, вызванной коронавирусом. Причем заразился он, по его словам, от дагестанца. Правда, жителя Москвы. Мы попросили его объяснить, почему Дагестан сильнее других регионов Северного Кавказа пострадал от COVID-19.   

- Я сейчас нахожусь на карантине в Москве. – сказал Максим. – Но информация, которая доходит до меня, говорит о серьезной угрозе, которая там существует. Она происходит от нескольких вещей. Во-первых, от таких милых и обаятельных, как кавказские традиции. Когда люди на Кавказе или вообще в исламском мире здороваются, они, как правило, обнимаются. Это регион, где люди живут большими семьями, у них много родственников, они любят друг с другом встречаться. Это очень контактные люди. Но то, что в обычной ситуации только доставляет радость, в этой несет серьезную угрозу. Но не это главное.

Главное, это, конечно, разорение здравоохранения. Я, конечно, давно не был в дагестанских больницах. Может быть, там что-то изменилось. Но ситуация очень тревожная и серьезная. Плюс население разбросано по труднодоступным горным районам. Там тяжелейшая проблема с медикаментами, лекарствами, подлинные они или контрафактные – непонятно. Республика густонаселенная, почти три миллиона человек. Люди живут очень компактно. Я звонил своим друзьям в Дагестане, разговаривал даже с представителями руководства республики. Дал какие-то советы. Сказал, что надо взять под контроль все компьютерные томографы и обеспечить людям доступ к компьютерной томографии и общему анализу крови.

Та социальная пропасть, в которую республика была выброшена за последние годы, скажется. Думаю, там будет очень тяжелая ситуация.    

- Почему она была выброшена в пропасть?

- Потому что республикой правили жулики и воры. Все правительство Дагестана во главе с премьер-министром сидит в тюрьме. В горных районах происходило уничтожение больниц, травмпунктов. Там уже даже фельдшерских пунктов нет. Вы не представляете, насколько деградировала с советского времени система здравоохранения. Мы в Москве удивляемся, а там просто ад. В советское время в каждом крупном селе была поликлиника, был фельдшерский пункт. Было очень много больниц в горных районах. Ну оптимизировали все. Десятилетия криминально-бандитской власти в Дагестане, которая грабила республику как хотела, привели к полной социальной деградации.