Почему шведский мягкий подход к коронавирусу назвали провальным

Бывший государственный эпидемиолог: Швеция была не права

24.05.2020 в 14:19, просмотров: 5104

Шведская политика «мягкого реагирования» на пандемию продолжает оставаться дискуссионным вопросом. По словам бывшего государственный эпидемиолога этой страны, Швеция была «не права», отказавшись от более жестких ограничительных мер.

Почему шведский мягкий подход к коронавирусу назвали провальным

Бывшая государственный эпидемиолог Швеции Анника Линде нарушила свое молчание по поводу противоречивой стратегии страны в отношении коронавируса, рассказывает The Guardian.

Анника Линде заявила, что теперь она считает, что власти страны должны были установить более жесткие ограничения на ранних стадиях пандемии, чтобы взять контроль над коронавирусом.

Наблюдавшая за реакцией Швеции на свиной грипп и SARS в качестве государственного эпидемиолога с 2005 по 2013 год Анника Линде до сих пор поддерживала применяемый под руководством ее преемника Андерса Тегнелла подход к противодействию COVID-19.

Но теперь она стала первым высокопоставленным сотрудником общественного здравоохранения, заявившим о том, что она изменила свое мнение в результате относительно высокого числа умерших от коронавируса в Швеции по сравнению с соседними северными странами – Данией, Норвегией и Финляндией.

«Я думаю, что нам нужно было больше времени для подготовки. Если бы мы закрылись очень рано, - сказала Линде изданию Observer, – мы бы смогли за это время убедиться, что у нас есть все необходимое для защиты уязвимых пациентов».

В течение двух дней на прошлой неделе в Швеции был зафиксирован самый высокий уровень смертности на душу населения в мире по семидневному скользящему среднему показателю, и ожидается, что общее число погибших может в эти выходные превысить 4000 человек.

Показатели смертности на душу населения в Дании, Финляндии и Норвегии, которые ввели более жесткие ограничительные меры, теперь, соответственно, в четыре, семь и девять раз ниже, чем в Швеции.

В Швеции был взят курс на стратегию с наименьшим уровнем ограничений, чем в любой развитой стране. Были оставлены открытыми средние школы, бары, рестораны, торговые центры и спортивные залы, разрешены собрания до 50 человек. Упор власти решили сделать на социальную ответственность и здравый смысл шведов.

Анника Линде рассказывает, что поначалу она разделяла идеи, лежащие в основе шведского подхода. «Я думаю, что основным восприятием было то, что рано или поздно, независимо от того, что вы делаете, все равно вы заразите все население», - сказала она.

«Поэтому, когда Андерс Тегнелл говорил: «Мы сгладим кривую и защитим уязвимых», я думала, что через некоторое время мы достигнем коллективного иммунитета. Это может быть хорошей стратегией». Я не была столь критично настроена».

С тех пор многие страны продемонстрировали, что можно значительно снизить заболеваемость коронавирусной инфекцией и взять под контроль пандемию, по крайней мере временно.

В то же время вторая часть шведской стратегии - защитить пожилых людей и другие группы риска - потерпела неудачу.

«Это было похоже на сон о том, что мы можем защитить пожилых людей, имея на самом деле очень мало оснований», – заявила Линде, которой в возрасте 72 лет пришлось провести более двух месяцев в полуизоляции.

Политики, средства массовой информации и общественность в Швеции по-прежнему в значительной степени поддерживают деятельность агентства общественного здравоохранения по борьбе с пандемией, за исключением небольшой группы ученых и исследователей.

Андерс Тегнелл со своей стороны, признал, что страна находится в «ужасном положении», но отвергает идею о том, что режим изоляции мог бы помочь: «Очень часто выступают с такой критикой и говорят: «Если бы мы закрылись, мы могли бы раньше сделать гораздо больше». Но когда я задаю вопрос: «А что именно мы могли бы сделать, что бы так сильно изменилось?», то не получаю так уж много ответов».

Анника Линде считает, что Тегнелл был неправ, возлагая вину за высокий уровень заражения в шведских домах престарелых на местные власти и частные компании, которые ими управляют.

Она объяснила неудачу подхода Швеции отчасти нежеланием агентства общественного здравоохранения адаптировать заранее подготовленную стратегию, основанную на опыте пандемий гриппа, таких как испанка и свиной грипп, к коронавирусу.

«Тот факт, что его сравнивали слишком сильно с эпидемиями гриппа, вначале мог заставить нас сделать неправильные предположения», - сказала она. «Возможно, у нас могло бы быть другое развитие, если бы мы, например, были лучше осведомлены о риске распространения от бессимптомных людей».

Читайте также: "Ученые выяснили, когда во всем мире завершится пандемия коронавируса"

Пандемия коронавируса. Хроника событий


|