Уволенная петербургская санитарка раскрыла правду о работе с коронавирусом

«Я думала, медицина – это что-то благородное, здесь не обманывают»

22.06.2020 в 12:31, просмотров: 133279

21 июня страна с размахом отметила День медика. С экранов лились слова благодарности в адрес медработников, президент снова распорядился выплатить всем достойные надбавки. Страна аплодировала героям.

Уволенная петербургская санитарка раскрыла правду о работе с коронавирусом
Александра Марченко.

Санитарка из Петербурга Александра Марченко не чувствовала себя причастной к торжеству. Она работала во временном госпитале в "Ленэкспо". Никаких надбавок не получила. Была отправлена на выход как "несогласная" с условиями труда.

Убирать горшки пациентов, натирать больничные полы, драить унитазы – история не про медицину. Санитары - низшее звено в системе здравоохранения: зарплаты мизерные, уважения никакого, они не достойны наград и денежных премий. И не важно, что человек отработал в «красной зоне».

Во время пандемии российские больницы столкнулось с острой нехваткой кадров. Почти каждому стационару требовались врачи, медсестры, санитары. 

В Санкт-Петербурге во временный госпиталь «Ленэкспо» для ковидных больных в срочном порядке набирали медперсонал.

Александра Марченко ранее не имела отношения к медицине. Начался коронавирус, женщина лишилась основной работы, решила помочь стране.

- Увидела объявление, что в «Ленэкспо» требуются санитарки. Решила послужить на благо обществу. Прошла собеседование, меня приняли. Оформилась работать санитаркой по срочному трудовому договору. На консультации уточнила, нужны ли специальные корочки. Мне ответили: «Не обязательно», - начала разговор собеседница.

Александре сулили минимальный оклад плюс доплаты – президентские и губернаторские надбавки. По итогу сумма должна выходить от 35 до 50 тысяч рублей. Не густо, но кризис пережить можно.

19 мая Александра заступила на смену. 

- Что входило в ваши обязанности?

- Мы меняли памперсы пациентам, убирали огромное помещение «Ленэкспо», раздавали еду больным.

- Перед тем, как приступить к обязанностям, инструктаж с вами проводили?

- Нет, только объяснили, как надевать костюмы. Те, кто раньше меня устроился, рассказывали, что главврач и эпидемиолог обещал провести обучение на месте. Но ничего так и не провели.

- Когда вы вышли на работу, что увидели?

- К тому времени, в помещении «Ленэкспо» уже начались потопы. Здание переоборудовали на скорую руку, поэтому недочетов не удалось избежать. Например, не было трапа для слива в душевой, в туалете с фановой трубы все текло.  

- Писали, что в «Ленэкспо» обрушился потолок?

- Потолок обрушился в ординаторской. Видимо, пенопластовые пластины рассохлись и упали. Ничего страшного не произошло. Никто не пострадал.  

С потопом ситуация оказалась более серьезная. Сначала «бежала» душевая, потому что не было слива. Представьте, пациенты моются, вода накапливается на полу, течет в туалет, в коридор.

Потом «побежали» фановые трубы в сортире. В последнее время моя работа заключалась в том, что всю смену мы с коллегой проводили в туалете, вычерпывали воду. За день выносили двенадцать 10-литровых ведер. Воды набиралось по щиколотку. Мы выходили оттуда с мокрыми насквозь ногами.

В тот же период времени наказали нашу медсестру за то, что она не соблюдала правила безопасности, не до конца застегнула халатик. Женщину оштрафовали на приличную сумму. А то, что санитары ходили с мокрыми ногами и могли подцепить вирус, грибок, никого не волновало.

Причем я надевала носки на бахилы, сверху кроссовки, на них полиэтиленовые бахилы – но вся защита не спасала ситуацию. В какой-то момент вода добралась до электрических кабелей, которые шли по всему помещению. Пациенты беспокоились, выкладывали фотографии этого ужаса в соцсетях. Реакции – ноль.

- Вы жаловались руководству?

- Я написала в наш рабочий чат обращение с просьбой обесточить ту сторону помещения, где стояла вода. Объяснила, что санитарки боятся убирать воду. Мне отказали. Правда, женщин сняли с этой работы, отправили в опасное место парней-санитаров.  Видимо, у них есть запасная жизнь в тумбочке. 

- Специальную обувь вам не выдавали?

- Я обратилась с просьбой, чтобы санитарам, которые работают на туалетах, выдать резиновые сапоги, чтобы как-то обезопасить ноги от инфекции. В «Ленэкспо» к тому времени находилось порядка 500 пациентов. Все они мылись, ходили в сортир. Некоторые из них передвигались на ходунках или костылях. Сапоги нам не выдали. Еще я просила предоставить специальные насосы, которые бы откачивали воду. Мне отказали. 

- Чем вы убирали воду?

- Обычными тряпками, разрезанными одеялами. В госпитали имелись современные швабры с мопами, но их не хватало. Мы жаловались. Нам ответили: «Ишь ты, привыкли мопами мыть. Есть деревянная швабра и ветошь, вот и мойте». В последний раз я мыла полы обрезком одеяла и деревянной шваброй. 

Надо понимать, что площадь помещения «Ленэкспо» - гигантская, это два футбольных поля. У нас еще были моющие машины, но ими под кровати не залезешь, в кабинках, где лежат пациенты не уберешь. 

- Пациенты жаловались?

- Жаловались, выкладывали видео в интернет. Но такие снимки быстро блокировали. Ребятам-санитарам, кто снимал видео, угрожали полиграфом, мол, сотрудники госпиталя не имеют права сливать информацию.

- На вас пациенты не срывались?

- Они нам сочувствовали, никто не срывался. Видели, как тяжело нам черпать воду на протяжении шести часов в защитных костюмах. К тому же маски плохо пропускают воздух, мы ходили отечные, нас мучили постоянные головные боли от работы в полусогнутом состоянии. Пациенты прямо так и говорили: «Девочки, нам вас жалко». Предлагали нам обратиться за помощью в техслужбу. Обращались. Реакции ноль. Выше голов не прыгнешь.

«Думала, медицина – это что-то благородное»

17 июня Александра получила часть оклада за май – 13 тысяч 117 рублей.  

- Я позвонила в бухгалтерию. Поинтересовалась: «Где мои доплаты?». Мне ответили: «Вы еще не санитар, только обучаетесь, вам надбавки не полагаются». Пришлось напомнить, что при устройстве на работу, меня предупредили, что санитарные корочки не нужны, - продолжает Александра. – Причем, я подозревала, что такой поворот событий возможен, поэтому 3 июня самостоятельно закончила курсы санитара дистанционно. Заплатила 5500 рублей. Получила официальное свидетельство. Но, когда показала документ, услышала: «Вы в любом случае уже не успели на майские выплаты».

- Вы одна, кому не доплатили?

- Нас таких в смене 10 человек. И это не просто люди с улицы, как я. Некоторые сотрудники были переведены из других больниц. Среди них - буфетчицы, повара, кастелянши, уборщики производственных помещений, которых бросили работать в «Ленэкспо» с ковидными больными под угрозой увольнения. Они все заключили договор как санитары. Но свидетельства о том, что могут работать санитарами, у них не оказалось. Мы все работали в госпитале командой, потому что людей не хватало. Помимо того, что драили полы, еще дружно развозили телеги с едой пациентам, физически одна буфетчица не справлялась.

- Они тоже получили по 13 тысяч?

- У меня такая сумма вышла за неполный месяц. У остальных, наверное, чуть больше, но президентских надбавок, вроде ни у кого не было. Я обращалась за официальным ответом на Горячую линию. Мне пришёл ответ от главврача, что выплаты не положены, потому что санитарную корочку я получила в июне. Хотя работала с 19 мая. 

- Вы единственная из санитарок «Ленэкспо», кто стал говорить о проблеме открыто?

- Мне терять нечего. Я ведь не собиралась оставаться на этой работе. Те, кто трудится давно в медицине, боятся жаловаться. Закончится коронавирус, люди вернутся в свои больницы, не известно, как их там встретят после такой шумихи.  

Большинство из моих коллег - люди пенсионного и предпенсионного возраста. Когда я предложила им объединиться и выступить против несправедливости с выплатами, только трое человек согласились меня поддержать. Остальные сказали: «Саш, извини, но мы не готовы. У нас ипотеки, дети, мы боимся лишиться работы».

За два дня до празднования Дня медика Александру уволили.

- Меня вызвала старшая сестра временного госпиталя, объявила, что эпидемиологическая обстановка улучшается, поэтому в моих услугах госпиталь больше не нуждается. Хотя городские власти заявляют, что больницы в Питере переполнены. Положенных денег мне не выплатили. Уволили меня и еще двух несогласных ребят, которые не испугались публично рассказать о проблемах. Остальные «срочники» работают.

- Ремонт в «Ленэкспо» сделали?

- Когда я уходила, ремонтные работы велись в той половине, где изначально была течь. Насколько я знаю, теперь во второй половине госпиталя тоже потекла вода. Не знаю, что там происходит сейчас. Не хочу больше интересоваться проблемами стационара.

Я ведь раньше работала в коммерческих организациях, это мой первый опыт работы в бюджетной сфере. Думала, что госучреждение – гарант стабильности, а оказалось, что не так. Медицина мне тоже представлялась чем-то благородным, не сомневалась - здесь не обманывают. И тем более не могла представить, что медработникам могут не доплатить положенных денег, а людей станут увольнять за правду. 

Тем временем Санкт-Петербургские госпитали по-прежнему нуждаются в кадрах. Вакансий на должность санитаров хоть отбавляй. В строчке о ставках указано: «Достойный уровень оплаты труда от 40 тысяч рублей».

Пандемия коронавируса. Хроника событий


|