Сочинцы ополчились на вырубку уникального дендропарка

Зона с краснокнижными растениями оказалась по угрозой

В разгар пандемии, когда все были вынуждены сидеть по домам, в Сочи опять начали массово вырубать деревья, в том числе краснокнижные...

Уничтожали уникальный муниципальный парк в микрорайоне Макаренко, созданный руками самих сочинцев, чтобы на его месте возвести очередные четыре 12-этажные высотки.

На месте деревьев остались 183 пня, их выкорчевали экскаватором.

Общественник Николай Щербаков, который первым увидел, что случилось, сейчас находится за решеткой. Уголовное дело по самой вырубке деревьев буксует, но началась проверка полиции.

Как простые люди отстаивают свою малую зеленую родину и почему безмолвствуют власти, выяснял «МК».

Зона с краснокнижными растениями оказалась по угрозой
Защитники парка.

В конце июля губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев заявил, что с коммерческим строительством в курортных городах следует прекращать. Об этом он сказал на совещании в краевой прокуратуре: «Мы убиваем курорты и превращаем их в спальные районы других городов». Вот только послушали ли его на местах?

…Этот парк словно сошел с картинки из рассказа Рея Брэдбери «Эффект бабочки». Узкая бетонная тропа, окруженная со всех дорог деревьями. Если случайно слететь с нее, дотронуться кроссовком до земли, кажется, мир изменится до неузнаваемости.

И вряд ли это будет хороший мир. Скорее совсем как наш.

«Парк откровенно уничтожают. Мы бьемся за его сохранение, писали везде — в Следственный комитет, прокуратуру, губернатору, президенту. Но все бесполезно. В системе координат чиновников нас нет. Людей нет. И парка тоже нет», — с горечью произносит сочинская активистка Наталья Матова, координатор общественной организации «Парк на Макаренко».

Эффект джунглей

Словно в дикие джунгли посреди курортного Сочи проваливаешься в буйство цветов и запахов. С многоуровневыми растениями, спускающимися на самое дно глубокого оврага, с лианами, выше человеческого роста папоротником, инжиром, мушмулой, сливой, шелковицей, влажной терпкостью ароматов и звуков, первобытной красотой...

Человек такое не сможет сотворить.

Зато уничтожить — легко.

Микрорайон Макаренко в Сочи. Когда-то здесь были глубокий овраг и дикий лес. В поздние советские времена жители разбивали внизу огороды. «Каждый возделывал свой кусочек рая», — с ностальгией вспоминает Галина Поплавская, художник.

Есть мнение, что прежде этот лесной участок входил в состав охраняемого государством Сочинского национального парка, но потом его оттуда вывели, а бумаг, доказывающих, что территория заповедная, не осталось.

В лихие 90-е местечко облюбовали бомжи и наркоманы. В 2017-м глава региона Вениамин Кондратьев бросил клич: в каждом городе обязательно должен быть юбилейный парк, носящий имя 80-летия образования Краснодарского края. Тут-то и вспомнили про заросший кусочек сочинских джунглей.

За прошедшие три года для горожан всех возрастов этот парк стал отдушиной, «зелеными легкими», единственным природным общественным пространством, где они были хозяевами. На самом деле таких зон, где можно гулять даром, в вечнозеленом Сочи не так уж и много, везде требуется платить.

«А тут как в заколдованном царстве. Мощная энергетика, все сразу покрывается зарослями», — утверждает сочинка с пяти лет художница Галина Поплавская.

Николай Царев — поэт, журналист — проводит в парке поэтические вечера. Ему 70, но он бодр и весел. Встречает меня у входа и тут же начинает читать стихи: «Это не я, а Пастернак. Речь про Одессу, другой город у Черного моря, но все равно, как это живо, точно и метко сказано».

«Приедается все/ Лишь тебе не дано примелькаться/ Дни проходят, /И годы проходят /И тысячи, тысячи лет», — эхом от дерева к дереву отлетают строки.

Неожиданно бетонная тропа обрывается, мы находимся в самой нижней точке парка, а над нами нависает сошедший оползень, первобытный и страшный.

«Видите ли, здесь почва очень опасная с геологической точки зрения, кругом проблемные оползневые склоны, — объясняет Царев, протягивая мне руку, чтобы не упала. — По большому счету капитально строиться тут нельзя. Но в Сочи каждый клочок земли на вес золота. Когда наверху поставили одну из высоток, пошел дождь, глина и грунт сползли, повалились деревья, все случилось в один миг...».

Был введен режим повышенной готовности, зафиксировали трещины, провалы бетонных плит, асфальта.

Оползень затих у подножия дороги. Сам Николай Николаевич сделал в обход мостик через соседний ручей, чтобы люди могли проходить, положил перила на сломанную акацию, как на опору, а та возьми — и снова зацвети. «Если не я, то кто? Если не сейчас, то когда?» — декламирует он свое жизненное кредо.

Мы гуляем, пока не упираемся в глухой забор, за которым — стройка.

Николай Царев показывает масштаб разрушений.

Когда деревья были большими

Массовая вырубка деревьев произошла в карантин. Время выбрали будто специально, людям было не до того.

Первым забил тревогу активист Николай Щербаков, который утром вышел на пробежку и увидел, как на окраину парка нагнали технику.

Начали выяснять: «У рабочих не было паспортов объекта, не было забора, с трудом нам показали разрешение на строительство, но вот насколько оно законно?» — сомневается Елена Гусева, член совета «Сохраним зеленый Сочи».

Оказалось, что это разрешение было выдано в сентябре 2019-го заместителем тогдашнего мэра Сочи Алексеем Толмачевым. Пикантность ситуации заключалась в том, что чиновник подписал его в ожидании решения суда, который должен был снять его с должности. Вице-мэра привлекли к ответственности по статье 17.7. КоАП РФ «Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица».

До этого Толмачев был оштрафован за то, что не выполнил требования прокуратуры привести в порядок городскую канализацию. За повторное нарушение КоАП его отстранили. Однако в день, когда он приговорил часть парка к уничтожению, решение о его дисквалификации еще не вступило в законную силу.

Вскоре в город пришли новая власть и новый мэр. В свое кресло Толмачев так и не вернулся. Однако бумага с его автографом осталась в силе.

Поэт Николай Царев вместе с помощницей бегал по оголенному участку, от дерева к дереву, считал пеньки. Граб обыкновенный, акация, ольха, инжир...

«Вызвали полицию, потому что это явное уголовное дело — незаконная вырубка зеленых насаждений, среди которых были и краснокнижные», — продолжает Елена Гусева.

В результате осмотра общественники насчитали свежие обрубки в количестве 183 штук. Уже через день те были выкорчеваны экскаватором, а сам участок земли начисто перепахан.

Следов нет — и концы в море. «Представители департамента по охране окружающей среды, лесопаркового и сельского хозяйства были обязаны составить акт о причинении ущерба государству, так как земля является муниципальной, выступить заявителями по факту незаконной вырубки насаждений. Однако они почему-то не захотели этим заниматься, в материалах дела лежит заявление администрации о том, что оценить ущерб якобы не представляется возможным», — разводит руками Наталья Матова.

При этом, как объясняют, вырубка велась не в парке, а якобы на территории участка, взятого в аренду у муниципалитета. Но раньше эти два участка (парк и стройка) были единым целым, что видно и по плану, это теперь их разделили, вырвав самую середину зеленой зоны, разрушив единую экосистему парка, его атмосферу.

По состоянию на сегодня практически весь участок, используемый для строительства, общей площадью 16 529 кв. м, зачищен от растительности, в то время как первоначально был выдан порубочный билет №004558 от 26.03.2020 лишь на 73 дерева.

Вообще-то в Краснодарском крае спиливать зеленые насаждения категорически запрещено. Все помнят громкие скандалы, когда простых людей приговаривали за это к большим штрафам и даже уголовному наказанию.

Мужчину судили за то, что расправился со старой мушмулой и тремя лианами-глициниями на своем собственном дачном участке. Еще одного парнишку обвинили в распиле на дрова трех уже упавших деревьев.

Получается, что кому-то можно все, а кому-то — нет.

Склоны грозят обрушением

Вот уже четыре месяца простые сочинцы пытаются отстоять свой парк, доказывают, что он должен жить, что строительство целой кучи многоэтажек не просто убьет природу, оно еще и опасно для людей.

«Возможность нового обрушения склона вполне реальна. Например, наш дом изначально был сделан на разных уровнях, теперь в результате начавшихся работ под ним появляются пустоты и дыры», — переживает Елена, жительница соседнего здания, стоящего как раз над строительной площадкой. Люди более чем уверены, что комплексного геологического обследования, как это было при СССР, всего района не проводилось.

Большие сомнения, что исследований, на основании которых могло быть выдано разрешение на строительство, вообще не существуют, несмотря на то, что это зона возможных чрезвычайных ситуаций природного характера. Только деревья пока еще держат землю, не давая оползням сойти вниз. А их хотят вырубить подчистую.

За излишнюю гражданскую активность общественников уже вызвали в полицию, обвиняя в том, что они якобы «дестабилизируют ситуацию». А 35-летний Николай Щербаков, тот самый, который первым заметил вырубку, с июня находится за решеткой.

«Николай выступал не только против вырубки этих деревьев, но и застройки пляжной территории, снимал и выкладывал видео с нарушениями по экологии, — рассказывает правозащитница Альмира Жукова, руководитель приемной Комитета за гражданские права в Сочи. — В результате, как это часто бывает, его обвинили совсем в другом – в вымогательстве группой лиц, якобы они вели переговоры об оплате ремонта одного из домов в Сочи, пострадавшего в результате застройки. Уголовное дело почему-то сопровождают сотрудники ФСБ, хотя тут нет ни шпионажа, ни измены родине». Щербаков находится в изоляторе временного содержания в Сочи, хотя по закону давно уже должен быть переведен в СИЗО в Краснодар или Армавир. Объясняют, что это невозможно — карантин по коронавирусу.

Каждый обрабатывает свой сад

Чиновники успокаивают граждан, что, мол, под стройку отдана не вся зеленая зона на Макаренко. Там, где нет строительства, спокойно можно гулять. Но уже сейчас во всех проспектах парк назван придомовой территорией жилого комплекса, расположенного, об этом пишут открыто, «в окружении эксклюзивных растений из Национального парка». Вот только о том, что вместо этих эксклюзивных растений теперь пни – не сообщается.

«Границы строительства до сих пор не определены, поэтому в любой момент там может начаться строительство еще с десятка новостроек, а вместо публичного сервитута, прохода через дома, в план впихнули еще одну высотку», — возмущаются люди. Им не все равно. Но кто их услышит?

Художник-педагог Галина Поплавская обрабатывает свой садик. У южной стены парка высаживает декоративные растения, цветы. Каждый год, с ранней весны и до поздней осени. Мамочки с колясками приходят, приносят бутыли с водой, поливают.

«Место волшебное, вы не замечаете? — спрашивает она меня. — Это удивительно, но оно меняет к лучшему людей, которые бывают здесь. Люди хотят видеть красоту. Как же можно жить одним днем — здесь и сейчас?» — удивляется художница.

Но уничтожаются зеленые зоны, режут по живому, масштабно. Губернатор Краснодарского края публично заявляет, что строительства на курортах не должно быть, но его то ли не слышат, то ли не слушают.

Общественники надеются, что, может быть, им удастся еще что-то изменить. Быть может, в будущем это место станет особо охраняемой природной территорией регионального значения.

В день, когда я пришла в парк на Макаренко, администрация города как раз проводила там опрос: каким его будущее видят жители? Хотят ли они, чтобы здесь стало больше спортивных площадок или культурных зон, а может, красивых ландшафтов?

Ответить можно было письменно и в Интернете. Вопроса о том, желают ли сочинцы, чтобы со временем от этого природного уголка вообще ничего не осталось, в анкете не было.

Сочи—Москва.

КОММЕНТАРИЙ ГОРОДСКОЙ АДМИНИСТРАЦИИ СОЧИ:

Парк 80-летия Краснодарского края в микрорайоне Макаренко остается объектом пристального внимания не только жителей, но и властей города. Все желающие граждане были приглашены 2 июля 2020 года на предпроектный семинар, по итогам которого было создано техническое задание для формирования концепции его развития и благоустройства.

В соответствии с ч. 11 ст. 51 ГрК РФ со дня получения заявления о выдаче разрешения на строительство многоэтажных домов орган местного самоуправления проводит следующие мероприятия:

— проверку наличия документов, необходимых для принятия решения о выдаче разрешения на строительство;

— проверку соответствия проектной документации требованиям к строительству, а также допустимости размещения объекта капитального строительства в соответствии с разрешенным использованием земельного участка и ограничениями, установленными в соответствии с земельным и иным законодательством Российской Федерации.

Между тем 16 апреля 2020 года в адрес департамента поступило обращение жителя по вопросу уничтожения/повреждения зеленых насаждений в районе. Передан акт осмотра территории, составленный инициативной группой жителей. Одновременно специалистами департамента установлено частичное отсутствие зеленых насаждений, указанных в дендрологическом обследовании. Данная информация для проведения проверки направлена в полицию.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28341 от 19 августа 2020

Заголовок в газете: Дендропарк топорного периода